Grobe Menschenrechtsverletzungen infolge von Wahlen im neuen gemischten System.

Конституционный суд Молдовы 9 марта утвердил результаты выборов в парламент страны. Независимый эксперт в области прав человека Вячеслав Балан в статье для NM проанализировал результаты выборов, прошедших по новой смешанной системе, с точки зрения прав человека.

Прошедшие в Молдове парламентские выборы представляют интерес не только в свете полученных политических результатов, но и потому, что являются первыми выборами, которые были проведены по смешанной избирательной системе. Ведь, кроме сугубо политических споров о том, кому эта система будет выгодна, переход к смешанной избирательной системе поднял и целый ряд серьезных вопросов из области прав человека.

Репрезентативность и пропорциональность

Начнем с главного — любая истинная демократия базируется на двух ключевых принципах. Первый — власть в государстве осуществляется народом посредством своих представителей (это то, что называется «представительской демократией»). Второй — поскольку предполагается, что в демократическом государстве все равны в своих правах, то и «вес» каждого голоса в ходе выборов должен быть более или менее равным. Т.е. в демократическом государстве, основанном на правах человека, не может быть так, чтобы у какой-то группы граждан голос «весил» намного больше или меньше, чем голос других граждан.

При пропорциональной избирательной системе этот принцип легко реализуется в силу самой базовой идеи системы — количество мандатов кратно (пропорционально) количеству полученных голосов. Некоторые искажения в эту систему вносят избирательные пороги (в Молдове для политических партий он довольно высокий — 6%), но в целом, если этими избирательными порогами не злоупотреблять, отклонения от принципа пропорциональности при такой системе с порогами небольшие.

Например, в ходе выборов 24 февраля 2019 года партии получили следующие результаты по своим «пропорциональным» спискам:

Т.е. из-за применения избирательного барьера и отсеивания всех партий, которые набрали менее 6% голосов, в итоге были проигнорированы около 10% голосов всех избирателей (это голоса тех, кто голосовал за партии, не прошедшие в парламент). Такая маржа в 10%, в принципе, более или менее допустима в демократическом государстве.

Совершенно другую ситуацию мы можем наблюдать в части, касающейся голосования в одномандатных округах.

«Вес» избирательных округов

Начнем с того, сколько голосовавших было в каждом избирательном округе. Ведь если исходить из принципа равного «веса» каждого голоса избирателя, то и количество проголосовавших в каждом избирательном округе должно быть примерно равным (1 округ = 1 депутатский мандат).

Для удобства привожу внизу табличку избирательных округов с самым большим и самым маленьким количеством проголосовавших. Общее количество действительных голосов за кандидатов в одномандатных округах — 1,379,940 (данные ЦИК), соответственно в среднем в каждом одномандатном округе должно было быть около 27,058 проголосовавших:

Т.е. из таблицы мы видим, что разница между количеством проголосовавших в одномандатном округе Западная Европа (№ 53) почти в 14 раз больше, чем в округе Северная Америка, в 8,5 раз больше чем, в округе Россия и Евразия, почти в 4 раза больше, чем в округе север и юг Приднестровья и в 2,3 раза больше, чем в среднем по всем округам. Т.е. получается, что голос гражданина Молдовы, живущего в Западной Европе, оказался в 14 раз менее весомым, чем голос гражданина Молдовы из Северной Америки, в 8,5 раз меньше, чем голос гражданина Молдовы из России, в 4 раза менее весомым, чем гражданина Молдовы из Приднестровья и более чем в 2 раза менее весомым, чем в среднем любого другого гражданина.

В случае с маленьким количеством голосовавших в Северной Америке (и соответственно непропорционально большого «веса» каждого голоса там) есть рациональное объяснение. Во-первых, молдавские власти под надуманным предлогом запретили голосовать за рубежом по просроченным паспортам. А у многих молдавских граждан, живущих в Северной Америке, молдавские паспорта именно такие. Во-вторых, канадские власти высказались против открытия секций для голосования в Монреале и Торонто, а большая часть молдавских граждан в Канаде живет именно там.

Низкое количество проголосовавших в России, по-видимому, связано с нежеланием граждан Молдовы «светиться» на избирательных участках из-за своего неурегулированного статуса в России — объявленная иммиграционная амнистия для граждан Молдовы предполагала, что до выборов им нужно было вернуться в Молдову, а не «светиться» в России.
Но вот то, что ничто не помешает гражданам Молдовы прийти на участки в большом количестве в Западной Европе, было понятно заранее. Соответственно, создание всего одного избирательного округа в Западной Европе — это очевидно недемократическое и дискриминационное решение.

То же самое касается и количество избирательных участков. Если в среднем по Молдове на каждый одномандатный округ приходилось 42 избирательных участка, то на всю Западную Европу было открыто 83 избирательно участка, т.е. неравенство и дискриминация в отношении граждан Молдовы в Западной Европе были заложены изначально.
Если мы обратимся к ситуации внутри Молдовы, то ситуация окажется ненамного лучше. Разница между северомолдавскими округами №№ 2, 3, 6, 11 и приднестровскими округами, а также Тараклийским районом, ровно в два раза. Т.е. голос гражданина из северной Молдовы оказался менее весом голоса граждан Молдовы из Приднестровья ровно в два раза.

В случае с Тараклийским районом отклонение от общего правила «пропорциональности» оправдано, т.к. необходимо было обеспечить представительство хотя бы одного депутата от этого района с компактным проживанием этнических болгар. Но в случае с Приднестровьем выделение двух мест в парламенте было неоправданно — достаточно было одного зарезервированного места. Тогда бы число проголосовавших в обоих этих округах как раз бы вписалось в общемолдавский средний показатель в 27,058 проголосовавших на один избирательный округ.

Но даже если мы отбросим все эти «специальные» округа, разница между северомолдавскими округами и округами к югу от Кишинева (№№ 39-43) все равно большая — голос избирателя с севера Молдовы оказался на треть менее весом, чем голос избирателей к югу от Кишинева.

Немного политики

Кстати, благодаря неравномерному распределению голосующих по избирательным округам, получилось, что некоторым партиям понадобилось намного меньше голосов для получения своих мандатов, чем другим. Вот здесь сравнительная табличка:

Получается, что от такой организации избирательных округов особенно выиграли независимые кандидаты и Демократическая партия Молдовы, а проиграли партия Шора и Блок ACUM. Для наглядности — трем независимым кандидатам понадобилось для выигрыша меньше голосов, чем двум кандидатам партии Шора. А блок ACUM, получив в своих одномандатных округах всего на 11% меньше голосов, чем Демпартия, в итоге заработал на пять мандатов меньше, чем демократы.

Слабые мандаты

Еще более драматическая ситуация сложилась с самой базовой идеей представительства депутатского мандата, т.е. с идеей того, что депутат должен представлять проголосовавших за него людей.
Как мы помним, молдавская смешанная система в один тур предполагает выигрыш кандидата, набравшего голосов всего лишь больше любого другого кандидата. То есть для победы кандидату не обязательно набирать большинство голосов из числа всех проголосовавших.
И здесь мы обнаруживаем, что из 51 выигравшего кандидата, только десять набрали большинство, т.е. более 50% всех поданных и действительных голосов. 42 «выигравших» кандидата большинства не получили.

Восемь «выигравших» кандидатов не набрали даже трети от всех поданных голосов! А двое из них вообще набрали меньше 30% голосов — Ефросинья Грецу (Демпартия) набрала 29,95% голосов, а старожил Демпартии Думитру Дьяков получил самый маленький процент — 28,51% голосов. Другими слвоами, в парламент попадет депутат, который представляет всего 28% процентов проголосовавших избирателей своего избирательного округа и не представляет оставшиеся 72%!

Из всех голосов, поданных за кандидатов по одномандатным округам (1,379,940), за всех «выигравших» кандидатов было отдано всего 610,962 голоса — это меньше половины всех голосов. А теперь сравните:

С точки зрения демократии и прав человека ситуация, когда депутаты высшего представительского органа представляют только меньшинство — а в случае с господином Дьяковым, госпожой Грецу и другими шестью «выигравшими», представляющими менее трети всех избирателей — это очень и очень сомнительная ситуация. Демократическая легитимность таких мандатов под большим вопросом.

А если мы посмотрим на то, сколько разным кандидатам понадобилось голосов, чтобы выиграть свой мандат, то разница поистине шокирующая. Вот таблица:

Таким образом, разница между выигравшим кандидатом с самым большим показателем (49,995 голосов) и кандидатом с самым маленьким показателем (2,206) — в 23 раза! Т.е. голос избирателя из Северной Америки оказался в 23 раза сильнее и весомее голоса избирателя из Западной Европы. И внутри Молдовы разница тоже очень существенная — в 3,3 раза (кстати, между соседними регионами — Гагаузией и Чимишлийским районом). Т.е. голос избирателя из Чимишлийского района оказался в три раза тяжелее и весомее, чем голос жителя Гагаузии.
Очевидно, что пропорциональная избирательная система не предполагает таких громадных перекосов — разница между самой большой «стоимостью» одного пропорционального мандата и самой маленькой — всего 1,15 раза (мандат ACUM «стоит» 27,156 голосов, а мандат партии Шора — 23,556 голосов).

Подводя итоги этой части, надо признать, что первое использование смешанной избирательной системы в Молдове дало очень противоречивые и недемократические результаты. Заложенные в эту систему принципы, во-первых, привели к сильному неравенству между «весом» голосов избирателей из разных избирательных округов, а значит — к нарушению права на равный голос. Во-вторых, эти принципы привели к сомнительной представительности и легитимности всех «выигравших» кандидатов, которые набрали менее 50% действительных голосов (а таких абсолютное большинство — 42 кандидата из 51), не говоря уже о кандидатах с минимальной поддержкой в 28-29%.

Гендерное (не)равенство

Любое демократическое общество, основанное на правах человека, предполагает, в числе прочих вещей, равное участие женщин в процессе принятия решений и управления страной. И в этой части будет рассмотрено, к каким результатам привели прошедшие выборы, с точки зрения приближения Молдовы к международным и европейским стандартам гендерного равенства.
Много надежд молдавских правозащитников и международных организаций было связано с введением 40-процентной гендерной квоты для списков кандидатов на выборах. Однако, отказ молдавских властей дополнить требование о квоте требованием о равномерном распределении женщин и мужчин в списках кандидатов стал большим препятствием на пути к гендерному равенству в молдавской политике.

Вторым существенным препятствием на пути к гендерному равенству стал переход к смешанной избирательной системе. Обширный международный опыт неоднократно доказывал, что смешанные и полностью одномандатные системы, как правило, приводят к худшему представительству и включению женщин. Выборы 24 февраля только подтвердили это.

Вот как выглядят результаты молдавских выборов с гендерной перспективы:

Необходимо отметить, что общая ситуация с гендерным равенством в парламенте Молдовы, вопреки всему, улучшается. Увеличение количества женщин-депутаток с 20 в уходящем парламенте до 26 в новом парламенте — это прогресс. По-видимому, определенную роль в этом улучшении все-таки сыграло введение гендерной квоты. На это, в частности указывает то, что самое большое улучшение отмечается именно в пропорциональном сегменте списка мандатов. В уходящем парламенте (полностью избранном по пропорциональным спискам) женщин-депутаток было 20%, а в новом парламенте из всех депутатов, избранных по пропорциональному списку, женщин будет 30% (15 из 50).

Однако, по одномандатным округам женщин-депутаток будет только 22% (11 из 51). Таким образом, выборы в Молдове еще раз наглядно демонстрируют, что одномандатные округа дают намного худшие результаты в отношении продвижения гендерного равенства, чем пропорциональные списки. Показатели гендерного равенства существенно лучше в пропорциональной части — 15 «женских» мандатов против 11 (30% против 22%).

Кстати, если бы прошедшие выборы проводились по полностью пропорциональной системе, результаты с точки зрения гендерного равенства были бы намного лучше нынешних:

Т.е. если бы эти молдавские выборы проводились по полностью пропорциональной системе, женщин-депутаток в молдавском парламенте было бы 32, т.е. на шесть больше, чем сейчас. И эти 32% могли бы стать новым молдавским достижением и значимым рубежом в отношении гендерного равенства. То, что был получен худший показатель — эти «-6%» — всецело негативный результат голосования по одномандатным округам.

Согласно данным Всемирного банка на 2018 год, средний показатель женщин-депутаток в парламентах стран Евросоюза — 30,5%, с наивысшими показателями в Швеции (46%), Финляндии (42%), Франции (40%), Испании (39%). Таким образом, со своим результатом в 26% по итогам выборов 24 февраля Молдова оказывается значительно ниже общеевропейской средней «планки», продолжая оставаться в группе «отстающих».

Этноязыковые меньшинства

Обеспечение пропорционального представительства этноязыковых меньшинств в высшем законодательном органе и в управлении страной — это еще один показатель демократического государства, основанного на правах человека.

В связи с тем, что отследить этот показатель сложнее, чем гендерный, в силу отсутствия в публичном доступе четкой информации об этноязыковой принадлежности всех кандидатов, в данной статье мы проанализируем представительство только трех миноритарных этноязыковых групп Молдовы — гагаузов, болгар и ромов.

В уходящем созыве молдавского парламента заседало по меньшей мере трое выходцев из Гагаузии — Демьян Карасени, Корнел Дудник и Федор Гагауз (все они попали в парламент по пропорциональной системе). В будущем парламенте выходцев из Гагаузии будет также как минимум трое — Александр Суходольский и Федор Гагауз (оба выиграли выборы в гагаузских одномандатных округах), а также Иванна Кёксал, проходящая по пропорциональному списку социалистов.

В новом парламенте будет также как минимум двое этнических болгар Молдовы — Кирилл Татарлы, победивший в тараклийском одномандатном округе, и Иван Забунов, проходящий по пропорциональному списку социалистов.
Впервые в истории Молдовы в парламент попадет этнический ром — Раду Мариан — по пропорциональному списку блока ACUM.
Также в парламент Молдовы попадет и представитель еще одного этноязыкового меньшинства Молдовы — армян (Гайк Вартанян), по пропорциональному списку Партии социалистов.

Таким образом, в отношении обозначенных этноязыковых групп — гагаузов, болгар, ромов — новый парламент будет достаточно представительным. Однако роль одномандатной компоненты избирательной системы в этом результате минимальна. В случае гагаузов их количество в парламенте, по сути, не меняется. В случае Раду Мариана и Гайка Вартаняна одномандатные округа не сыграли никакой роли, т.к. они оба попадают в парламент по пропорциональному списку.

Только в случае болгар Молдовы тараклийский одномандатный округ сыграл роль своеобразной «гарантии» того, что хотя бы один представитель болгар Молдовы в парламент попадет (а в итоге попали даже двое, правда один из них, опять же, по пропорциональному списку).

Подводя итоги этой части можно заключить, что введение смешанной избирательной системы только в минимальной степени отразилось на представительстве этноязыковых групп в парламенте Молдовы, не приведя ни к существенным ухудшениям, ни к существенным улучшениям.

Итоги

Подводя общий итог, можно заключить, что смешанная избирательная система дала в Молдове крайне противоречивый результат, который вряд ли можно назвать демократическим и соответствующим стандартам в области прав человека.

Во-первых, непродуманное и, по всей видимости, политизированное распределение избирательных округов привело к огромному дисбалансу в «весе» голосов избирателей из разных частей страны и мира. И с точки зрения количества проголосовавших в разных округах, и с точки зрения количества голосов обеспечивших «выигрыш» кандидатов, голоса одних групп избирателей оказались во многие разы «весомее» голосов других групп избирателей. Таким образом, был нарушен фундаментальный принцип справедливых выборов и прав человека — равенство голосов избирателей.

Во-вторых, молдавская смешанная избирательная система позволяет «выиграть» мандат кандидатам, не пользующихся поддержкой большинства или хотя бы значимой части населения. Таких «выигравших» кандидатов «меньшинства» оказалось подавляющее большинство — 42 из 51. Более того, немалая часть «победителей» не набрали даже трети поданных голосов, т.е. не заручилась поддержкой сколь-нибудь значительной части населения. Это является нарушением самого фундаментального принципа представительской демократии — представительности депутатов. Депутаты должны представлять людей — максимальное количество людей. Не одну группку, не меньшинство, а как можно более широкие слои населения — и большинство, и меньшинство. Но как минимум большинство! Таким образом, представительность и легитимность всех «выигравших» кандидатов с результатом менее 50% голосов — а таких кандидатов, напоминаю еще раз, 42 из 51 — под большим вопросом и очень сомнительна.

В-третьих, молдавская смешанная избирательная система стала препятствием на пути продвижения гендерного равенства в парламенте страны. Одномандатные округа дали почти на треть меньше женщин-депутаток, чем пропорциональные списки. Именно одномандатные округа, а также отказ от введения требования о равномерном распределении женщин и мужчин в списках кандидатов, привели к тому, что заявленная цель в 40% женщин-депутаток не была и, скорее всего, в обозримой перспективе не будет достигнута. По показателю представительства женщин в парламенте Молдова существенного отстает от среднеевропейских показателей, и находится на уровне малоразвитых стран континента.

Таким образом, смешанная избирательная система дала в Молдове негативный результат, ставя под сомнение легитимность, представительность и демократичность всего будущего парламента страны.

 

Источник: newsmaker.md