“Wir wurden wie Tiere auf Armbänder gesetzt.” Wie wurde die “Petrenko-Gruppe” in der Berufungskammer verurteilt?

Григорий Петренко, получивший политическое убежище в Германии

Спустя полтора года после начала судебных разбирательств Апелляционная палата 12 марта вынесла решение по делу «группы Петренко». О том, как ЕСПЧ задержал заседание на 40 минут, почему подсудимые в последнем слове не раз упоминали лидера Демпартии Владимира Плахотнюка, как судьи три часа принимали решение, и зачем один из подсудимых принес в суд сумку с вещами — в репортаже NM.

С опозданием на 40 минут

Заседание по делу «группы Петренко» началось с сорокаминутным опозданием — все ждали Павла Григорчука, одного из подсудимых. Наконец, дверь открылась, и в зал буквально вломился Григорчук. В руке он сжимал какие-то бумаги. Григорчук сразу же направился к трибуне. Ему не терпелось сообщить, что жалобу «группы Петренко» будет рассматривать Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), который дал властям Молдовы 60 дней на мирное урегулирование жалобы. В противном случае ее рассмотрит ЕСПЧ.

Об этом решении Европейского суда участники «группы Петренко» узнали в ночь перед заседанием Апелляционной палаты (АП). Документы даже не успели перевести на румынский. Тем не менее судейская коллегия АП удовлетворила просьбу Григорчука приобщить решение ЕСПЧ к делу.

Прения сторон

Прокуроры

После этого суд перешел к прениям сторон. Первой высказалась прокурор Валентина Браду. Она поддержала апелляционное заявление прокуроров Нику Шендри и Иона Брынзы, которые потребовали заменить условные сроки, к которым участников «группы Петренко» приговорил суд первой инстанции, на реальные.

Адвокаты

Затем слово дали адвокатам подсудимых. Все они потребовали оправдать «группу Петренко», так как прокуроры не представили никаких доказательств их вины. Адвокат Андрея Друзя Николай Вишневский заявил, что никаких массовых беспорядков 6 сентября перед Генпрокуратурой не было: «Не было ни поджогов, ни погромов, ни призывов к насилию».

Адвокат Павла Григорчука Эдуард Руденко отметил, что не будет говорить о нарушениях, допущенных во время процесса, — их рассмотрит ЕСПЧ. И поддержал своих коллег, заявив, что все улики, приобщенные к делу, говорят о невиновности подсудимых. «Мы просили АП посмотреть видео с доказательствами невиновности, но вы это ходатайство отклонили. Если вы отклонили самое важное доказательство, то о других отклоненных ходатайствах и говорить не стоит», — отметил Руденко. Он подчеркнул, что протест перед Генпрокуратурой был мирным, и рекомендовал судьям посмотреть видео, приобщенное к делу. Руденко также заявил, что дело «группы Петренко» явно политически мотивировано.

Подсудимые

После этого суд решил перейти к последнему слову подсудимых. Но Павел Григорчук возмутился, заявив, что подсудимым должны дать возможность участвовать в прениях. Суд не возражал. Григорчук начал с того, что напомнил о протесте, который он с товарищами устроил возле дома лидера Демпартии Владимира Плахотнюка. Председатель судейской коллегии Оксана Робу прервала его, отметив, что это к делу не относится. После этого Григорчук рассказал, что 6 сентября 2015 года протест перед Генпрокуратурой был мирным, они с товарищами просто пытались таким образом сподвигнуть тогдашнего генпрокурора Корнелиу Гурина «расследовать и вернуть злополучный миллиард народу».

Григорчук также заявил о сомнительных показаниях свидетелей и потерпевших, которыми по делу проходят полицейские. «Глава муниципальной полиции Сильвиу Мушук говорил, что его чуть ли не пытались убить, при этом отказался проходить медэкспертизу, чтобы зафиксировать побои. В нашем деле около 60 потерпевших, все они полицейские, которые подчиняются режиму. Вы можете убедиться, что их показания скопированы, вплоть до ошибок», — заявил Григорчук.

Затем Григорчук напомнил, как прокуроры подкинули гранаты в автомобиль жены Григория Петренко: «К сожалению, у них это не получилось. Их снимали со стороны. Поэтому эти гранаты признали ненастоящими». Судья Робу спросила, какое отношение этот эпизод имеет к делу. На это Григорчук и Руденко ответили, что все это приобщено к делу, а Григорчук добавил, что дело «группы Петренко» — «лакмусовая бумажка степени беззакония в Молдове».

В этот момент в зал заседаний вошла съемочная группа телеканала TV 8, а также представитель посольства России. На заседании, отметим, присутствовал и представитель посольства Германии.

Григорчук продолжил, заявив, что «выступает в суде одной из самых бедных стран Европы, но судьи этой страны ездят на Mercedes Gelandewagen минимум за €80 тыс. и живут в шикарных особняках» (по словам Григорчука, на такой машине ездит судья Робу).

Оксана Робу прервала его, отметив, что он слишком отклонился от темы, и дала слово Михаилу Амербергу. «Надеяться на справедливый приговор не приходится. Полгода мы были под арестом, еще два месяца — под домашним арестом. На нас, как на зверей, надели браслеты», — начал Амерберг. Судья прервала его, когда он предрек крах правящему в Молдове режиму и судебной системе. После этого Амерберг заявил, что протест перед Генпрокуратурой был мирным, и напомнил о женщине, которая 10 лет протестовала перед Генпрокуратурой, но судья Робу его прервала, отметив, что эта история не имеет отношения к делу.

Слово передали Александру Рошко. Он напомнил, что в суде первой инстанции его с товарищами выдворяли из зала заседаний каждый раз, когда они упоминали имя лидера Демпартии Владимира Плахотнюка. Рошко также рассказал, что некоторые свидетели и потерпевшие по делу «группы Петренко» получили повышение по службе, после того как дали показания. «При этом 90% говорили, что не знают, не видели, не помнят, когда их спрашивали о конкретном подсудимом», — напомнил Рошко.
Андрей Друзь, взяв слово, добавил, что, когда один из свидетелей начал путаться в показаниях, прокурор Валентина Браду решила больше не вызывать их на допрос.

Последнее слово

Олег Бузня заявил, что судьи подчиняются режиму, и он не надеется на объективный приговор.

Владимир Журат сказал, что суд их не слушал: «То, что мы говорим, для вас пустой звук. Хочу повторить, что мы не виновны, дело сфабриковано».

О том, что дело сфабриковано, заявил и Александр Рошко: «Мы оказались в 1937 году, когда за инакомыслие люди получали по 10 лет».

А Андрей Друзь сказал, что своим протестом хотели сказать людям, что «они должны бороться за свои права, что Молдова выстоит, только если начнет сопротивляться».

Михаил Амерберг, взяв слово, вновь напомнил о женщине, которая 10 лет протестовала у стен Генпрокуратуры. «Ей никто не препятствовал. Мы хотели сделать то же самое, только нас было больше. Сначала мы просто сидели на ступеньках», — сказал он. И заявил, что «режим Плахотнюка все равно падет, и Молдова будет свободной».

Павел Григорчук продолжил тему: «Вся система работает, чтобы олигарх Плахотнюк чувствовал себя спокойно, и никто ему не мешал». И заверил, что, независимо от решения судей, будет бороться с системой: «Если вы вынесете условный приговор, я буду протестовать. Если окажусь в тюрьме, буду писать оттуда статьи».

Приговор

Судьи совещались более трех часов. Подсудимые напряженно ждали приговора. Кто-то следил, не подъехали ли к зданию АП полицейские. Кто-то звонил близким. Павел Григорчук успел сбегать домой и собрать самые необходимый вещи. «Если будет реальный срок, то потом надо будет долго просить об этом. Хотел взять еще плед, но он не поместился», — пояснил он.

Когда у находящихся в зале уже заканчивалось терпение, судьи, наконец, вернулись. Почти все присутствующие включили мобильные телефоны и приготовились снимать оглашение приговора.

Судьи оставили в силе условные сроки для всех шести членов «группы Петренко», которых обвиняют в организации массовых беспорядков: Петренко получил четыре с половиной года, Григорчук и Амерберг — по четыре года, остальные трое — по три года.
Еще двоим подсудимым по этому делу — Юрию Кудинову и Сергею Иванчуку, которых в 2016 году включили в список обвиняемых, дали, как и суд первой инстанции, реальные сроки. Их обвиняют в наемничестве по статье 141 УК. Отметим, что Иванчук находится в розыске с осени 2018 года, тем не менее его адвокат регулярно ходит на заседания.

Мотивировочную часть решения АП огласит через 30 дней. Павел Григорчук сказал NM, что они намерены обжаловать приговор в Высшей судебной палате.

***
Экс-депутата и лидера партии «Наш дом — Молдова» Григория Петренко и шестерых его соратников задержали 6 сентября 2015 года во время акции протеста у Генеральной прокуратуры. Через несколько месяцев в числе обвиняемых по этому делу появились Иванчук и Юрий. После полугода в тюрьме и двух месяцев под домашним арестом членов «группы Петренко» освободили под судебный контроль. Среди ограничений был запрет участвовать в акциях протеста.

В июне 2017 года суд сектора Рышкановка приговорил участников «Группы Петренко» к условным срокам и штрафам за организацию массовых беспорядков (ст. 285 УК). Им запретили покидать территорию Молдовы и участвовать в протестах. Но Петренко удалось выехать из Молдовы, в Германии он получил политическое убежище.

Кудинова и Иванчука приговорили к лишению свободы на 4 и 4,6 лет за наемничество.

Прокуроры, недовольные условным приговором, обжаловали его в Апелляционной палате, требуя для членов «группы Петренко» реальных тюремных сроков.

Парламентской ассамблеи Совета Европы, правительство Германии и Госдепартамент США признали членов «группы Петренко» политическими заключенными.

Автор : Надежда Копту
___________________________________________________________

Дополнительные материалы:

 

Протест в результате которого было сфбариковано дело “Группы Петренко”

Прямая трансляция новостного общественно-публицистического канала “OmegaToday”
Как полиция подбрасывает в машину жены Григория Петренко гранаты:

Факт мошенничества был запечатлен очевидцами обыска, организованного прокурорами во вторник, сразу по окончании процесса над политзаключенными «группы Петренко».

На переданных в редакцию агентства OMEGA видеокадрах, снятых после того, как машину уже дважды безуспешно обыскали, отчетливо видно, как в момент, когда Лилия Петренко с адвокатом Анной Урсаки были отвлечены расспросами одного из следователей в противоположной стороне машины, другой участник акции подошел к третьему, что-то передал и спешно отошел.

Спустя несколько секунд, после того, как прокурор, которому была передана «находка», дал сигнал по телефону, в заднюю правую дверь «ныряет» еще один прокурор, который обнаруживает «ряд странных предметов». Примечательно, что обнаружение произошло после того, как вся машина была до этого дважды обыскана.

После этого, к машине в срочном порядке были стянуты десятки автоматчиков и специалистов-саперов.

Следователи настаивают, что в машине были «найдены» запалы для светошумовых гранат, которые, по версии прокуроров, Лилия Петренко постоянно имела при себе в машине, на которой она ежедневно возит двоих детей младшего школьного возраста.