Wie kann man einem Kind helfen, den Stress des Krieges zu überleben – erzählt die Ombudsfrau für Kinder der Ukraine, Daria Gerasimchuk

Seit Beginn des Krieges in der Ukraine sind 125 Kinder gestorben und 167 Kinder verletzt worden. In der Botschaft der Menschenrechtskommissarin der Werchowna Rada, Lyudmila Denisova, wird festgestellt, dass es unmöglich ist, die genaue Zahl der getöteten und verwundeten Kinder unter den Bedingungen aktiver Feindseligkeiten und der Besetzung bestimmter Gebiete zu ermitteln. Der Ombudsmann sammelt auch Informationen über den Beschuss von Bildungseinrichtungen. Insgesamt wurden seit Kriegsbeginn fast 550 Schulen beschädigt, 72 vollständig zerstört.

Wir sprachen über die Situation mit Daria Gerasimchuk, der Kommissarin für Kinderrechte des Präsidenten der Ukraine.

 

– Вы говорили об удивительной возможности и каких-то родительских качествах украинцев, о том, как, несмотря на все происходящее, люди очень стараются помогать, они передают друг другу инструкции, как им себя вести, если они видят на улице ребенка без взрослых. Вы бы не могли рассказать о том, как сейчас устроено это информирование и как оказывается помощь детям в Украине в условиях войны?

– Вы абсолютно правильно сказали, что украинцы показывают сейчас невероятные, лучшие, самые крутые качества любой нации, которые только могут быть. И правда, многие готовы были взять ребенка в свою семью, подарить свою семью ребенку, который в этом нуждается. Мы почти в начале войны сделали чат-бот в телеграме, который называется „Ребенок не один“. В этом чат-боте есть четкие инструкции и алгоритм действий, что должен делать человек, если видит на улице ребенка, который без взрослых оказался по какой-то причине. Также есть там алгоритм, что делать, если ты потерял своего ребенка, куда обращаться и какие твои действия. А также там есть возможность подать заявку, чтобы стать временной семьей ребенка, то есть временно дать убежище ребенку. Но на сегодняшний момент за более чем две недели работы этого чат-бота мы получили более 13 тысяч заявок от украинских семей.

Также хочется сказать, что очень много наших иностранных друзей, партнеров, которые хотели бы тоже помочь нашим украинским детям, и на сегодняшний момент есть возможность, только если организованные группы детей приезжают в учреждение и заявки подают только иностранные организации. То есть мы сейчас не рассматриваем вообще возможности размещения украинских детей в семьях иностранных граждан, только учреждения. Почему? Потому что очень важно, чтобы наши дети из одной очень опасной ситуации не попали в другую очень опасную ситуацию. Поэтому на сегодняшний момент условия такие.

Конечно, мы очень надеемся на то, что сразу после нашей победы мы сможем подарить каждому ребенку семью, чтобы дети не жили в учреждениях, чтобы дети не были одни. И также хочется сказать, что на сегодняшний момент правительство Украины делает все для того, чтобы защитить украинских детей и дать возможность им быть как можно скорее рядом с родными и близкими людьми, поэтому сегодня вышла упрощенная процедура оформления родственной опеки над детьми, которые сейчас получили такую необходимость. Это временное устройство упрощенное будет работать только на время военного положения в Украине.

– Я читала одну из публикаций, в которой вы давали советы родителям про то, как быть с ребенком в военное время, в том числе когда ты видишь раненых или погибших людей на улицах. Война – это травма для любого человека, даже для взрослого. Насколько тяжело будет детям пережить то, что они видят в течение последнего месяца в Украине?

– Да, когда спрашивают о количестве пострадавших детей в Украине, я говорю, что это абсолютно каждый ребенок в Украине. Если ребенок не видел взрывов по счастливой случайности, обязательно кто-то из его родных это видел. И он это слышит, он видит переживания взрослых людей, поэтому очень важно, чтобы все взрослые, которые сейчас находятся рядом со своим ребенком, не забывали о том, что их эмоциональное состояние переходит на ребенка. Очень важно стараться коммуницировать с ребенком о том, что происходит вокруг.

Не нужно скрывать то, что сейчас война, не нужно скрывать и говорить, что тех людей, которых ты видишь, они не погибли, они просто спят, но нужно стараться все-таки оградить детей от максимального количества страшных видео, фотографий и всего, что они могут увидеть на улице, все-таки нужно постараться прикрыть глаза и чтобы в детской психике это не запечатлелось. Хотя, к сожалению, вой сирен отпечатается абсолютно в сознании каждого ребенка Украины, это точно, в любом уголке Украины.

А также буквально сегодня мы вышли с просьбой от медиков обязательно, чтобы каждый родитель сейчас сделал специальную бирку для своего ребенка, по возможности несколько, разложить их в рюкзачок ребенку, во все карманы, возможно, повесить на шею в качестве браслета, дать ребенку, где будут указаны фамилия, имя, отчество ребенка, возраст или дата рождения, контактный номер телефона родителей и других родственников в других регионах Украины, группа крови и перечень хронических заболеваний, аллергия. Потому что именно эта информация может помочь медикам как можно скорее оказать правильную медицинскую помощь, потому что мы сегодня с вами слышали цифру 167, это тяжело раненных детей, которые сейчас находятся в больницах Украины, или те, которые уже перемещены в больницы других стран. Но количество пострадавших детей, тех детей, которые получили те или иные травмы, значительно больше. И также мы не можем сказать точные цифры из-за того, что мы не можем знать о количестве пострадавших детей на временно оккупированных территориях, с которыми связи сейчас нет.

Источник: currenttime.tv