Судебное заседание 10.04.19 по делу Сергеева, Горбаня и других

10 апреля 2019 года в Коммунарском суде г. Запорожья состоялось заседание по делу макеевских водителей Сергеева и Горбаня, а также трех сотрудников Запорожского управления социальной защиты – Волошиной, Хохотвы и Семенюк, обвиняемых в  совершении преступлений по ч.1 ст. 255 УК Украины (создание преступной организации), ч.5 ст. 191 (присвоение, растрата имущества в особо крупных размерах или завладение им путем злоупотребления служебным положением по предварительному сговору организованной группой лиц), ч.2,4 ст. 28 (совершение преступления, организованной группой или преступной организацией по предварительному сговору),  ч.1 ст. 366 (служебный подлог), ч.1 ст. 258-3 (другое содействие созданию или деятельности террористической группы или террористической организации), ч. 2,3 ст. 258-5 (финансирование терроризма повторно или из корыстных побуждений, или по предварительному сговору группой лиц, либо в особо крупном размере)..

По словам защиты эти статьи, которые предполагают до 15 лет лишения свободы, подсудимым вменяют за то, что водители организовали перевозку пенсионеров из ОРДЛО для оформления пенсий, а сотрудники соцслужбы эти пенсии оформили. По мнению адвокатов подобные дела открываются с целью сокращения социальных выплат гражданам Украины, живущим на неподконтрольных территориях. Потерпевшим по делу является Пенсионный фонд, представители которого не явились в заседание 10.04.19.

Обвиняемыми по делу могли проходить и сотрудники Ощадбанка, через который поводились пенсионные выплаты, но не хватило доказательств их причастности и  они проходят как свидетели.

Уголовное производство длится 2,5 года. В течение всего этого времени Сергей Сергеев и Андрей Горбань безальтернативно содержатся под стражей, остальные обвиняемые от 8 до 10 месяцев находились под домашним арестом, а позже – без меры пресечения. Адвокат Сергеева Антонина Шостак сообщает, что обращала внимание суда на неединообразие применения норм права к обвиняемым по одним и тем же статьям, а также на то, что у ее подзащитного с тяжелым состоянием здоровья есть запорожская регистрация. С 2016 года она регулярно подавала ходатайства об изменении меры пресечения, однако суд отказывал в стандартных формулировках.

У Сергея Сергеева инвалидность в связи с тяжелой формой радикулита. За годы в СИЗО он потерял почти все зубы, частично утратил слух из-за отита. За это время его не вывозили на обследование и лечение. За время заключения, год назад, умерла мать Сергеева, но он не может вступить в наследство, т.к. для этого необходимо оплатить услуги нотариуса, а его счета заблокированы, пенсию он также не получает, хотя зарегистрирован в Запорожье как ВПЛ. Также от адвокатов Сергеева и Горбаня стало известно, что они отказались от предлагаемого им обмена.

Сергеев и Горбань арестованы 8.12.2016 года, в июне 2017 дело передано в Жовтневый суд г. Запорожья. При формировании коллегии адвокатам было отказано в запасном судье и, когда у одного из членов коллегии закончился срок полномочий, дело было передано в Коммунаровский суд г. Запорожья, а в январе 2018 года рассмотрение начато с самого начала.

В деле неоднократно менялись прокуроры, обвинительный акт из 190 стр. зачитывали в зале заседаний полгода. Всего же материалы дела составляют 16 томов.

Следует отметить, что на момент начала мониторинга суд проявляет усердие в рассмотрении дела. Так, на апрель назначено 10 заседаний, а заседание 10 апреля длилось около трех часов. На заседании присутствовал член мониторинговой группы МОПЧ и журналист. Видеофиксация заседания на портативное устройство уже привычно вызвала протест со стороны запорожского суда, потребовала аргументации защиты и в итоге была разрешена судом отдельным решением.

Обвиняемые не находятся рядом с адвокатами. Длительное время их, в соответствии с распространенной в украинских судах практике, держали в клетке во время судебных заседаний. Адвокатами неоднократно подавались ходатайства о том, чтобы их подзащитные сидели во время заседания рядом с ними, т.к. содержание в клетке решением ЕСПЧ унижает достоинство и приравнено к пыткам (дело “Свинаренко и Сляднев против России”). Ходатайства были отклонены, но обвиняемых перевели из клетки в стеклянный бокс (т.н. «аквариум»), в котором недостаточно воздуха и из которого практически ничего не слышно, что не позволяет советоваться с адвокатами и в целом нарушает право на защиту.

Во время заседания 10.04.19 выступили свидетели – сотрудники Ощадбанка. Из обвиняемых они узнают Горбаня, как клиента банка – кто-то помнит, что он оформлял страховку на машину в их банке, кто-то что открывал карту. При чем некоторые акцентируют внимание, что запомнили его в связи с тем, что им после открытия дела показывали его фото на допросе в СБУ. Один из свидетелей знает Сергеева, как водителя, который перевозил пенсионеров и даже обращался к нему за помощью в перевозке своей крестной – пенсионерки с Донбасса. На вопрос прокурора сами ли пенсионеры оформляли счета или это делал Сергеев, свидетель отвечает что пенсионную карту она оформляла самостоятельно и ее деньгами никто не завладел. “У нас общий зал. Все понимали, что это люди с Донбасса”, – поясняет свидетель. Остальных обвиняемых свидетели не видели.

Также адвокаты обвиняемых получили отрицательный ответ на вопрос к свидетелям проводились ли внутренние служебные расследования по финансированию терроризма, обращались ли к ним по поводу незаконного снятия денег и о том знают ли они что либо о финансировании терроризма. Как поняли наблюдатели МОПЧ по итогам первого наблюдаемого заседания, на сегодняшний день за всеми сотрудниками Ощадбанка, равно как и сотрудниками Управления социальной защиты, сохранены рабочие места.

Прокурор заявил ходатайство о том, чтобы прослушать вместе с одним из свидетелей протокол НСД  о телефонном разговоре с Горбанем касательно обслуживания банковской карты, который ранее уже слушался в заседании. Адвокаты заявили протест, т.к. проведение операций с банковской картой законом не запрещено и это никак не доказывает финансирование терроризма, поскольку нет факта передачи денег террористам. Ходатайство прокурора было удовлетворено, но слушание перенесли на 15 апреля.

Адвокатом Антониной Шостак было подано ходатайство о признании очевидно недопустимыми доказательств, полученных следствием с нарушением права обвиняемых на защиту, а также в связи с многочисленными нарушениями УПК Украины. По ее словам, стороне защиты не были открыты вещественные доказательства, что подтверждается последней датой, которой опечатаны вещдоки, дополнения к протоколам обыска оформлены с нарушением процессуальных норм, а также неизвестно происхождение данных вещдоков, т.к. автомобиль, из которого они изъяты, не фигурирует в обвинительном акте.

Коллегия судей удовлетворила ходатайство адвоката и признала системный блок от компьютера и несколько мобильных телефонов очевидно недопустимыми доказательствами. Адвокат Шостак, сообщает, что из множества ее ходатайств за 2,5 года это единственное, которое было удовлетворено, и связала это с появлением в зале заседания представителей прессы и наблюдателей от международных организаций.

Несмотря на то, что мобильные телефоны были признаны очевидно недопустимыми доказательствами, суд начал рассматривать производные от этих доказательств, а именно дополнения к протоколам осмотра этих телефонов в виде CD-дисков, на которых находилась скачанные сотрудниками СБУ с этих телефонов данные.

Адвокат заявила ходатайство о том, что записи телефонных разговоров,  в том числе содержащиеся на дисках, – это частное общение, вмешательство в которое недопустимо без постановления следственного суда. Прокурор подтвердила, что  такого постановления нет. Тем не менее, диски начали публично изучать в судебном заседании. Там оказались рингтоны, альбом Океана Эльзы и запись частной беседы. Адвокаты потребовали прекратить рассмотрение данных доказательств, в соответствии с принципом “плодов от отравленного дерева”, но суд требование проигнорировал и попросил эксперта открыть оставшиеся файлы. Там оказались контакты из телефонной книги и личные фото с изображением коробки передач автомобиля, рельсы и людей.

На вопрос компьютерного эксперта к прокурору: «Что мы ищем?» ответа не было. При этом эксперт на вопрос адвоката о датах создания фотографий из телефонов, признанных недопустимыми доказательствами, пояснил, что это даты, когда подсудимые уже находились   в СИЗО.

Также в суде было рассмотрено ходатайство прокурора (отложить вызов) и адвокатов (установить срок для вызова в соответствии с принципом состязательности сторон) об установлении  местонахождения и принудительном приводе тех свидетелей, которые не являются в судебное заседание по причине болезни и инвалидности (лежачие). Суд удовлетворил оба ходатайства и назначил дату привода свидетелей и контролирующего прокурора по данному вопросу – Бычкова.

Как стало известно, от адвокатов обвиняемых, в заседании 15.04.19 рассматривалось ходатайство защиты о признании доказательств, исследованных в предыдущем заседании (а именно протоколов и дополнений к ним) недопустимыми доказательствами, а также в связи с вмешательством в личную жизнь без соответствующего разрешения суда. Однако, не смотря на то, что прокурор сослался на мнение суда в данном решении, суд отказал в удовлетворении этого ходатайства, что по мнению адвокатов является очередным симптомом выборочного правосудия в удовлетворении ходатайств.

Эксперты Международного общества прав человека продолжат мониторинг данного судебного процесса.

Экспертный совет