Der Nationale Sicherheits- und Verteidigungsrat verhängte Sanktionen – und schloss tatsächlich – den letzten ukrainischen Fernsehsender, der auf der Tagesordnung der „Partei des Friedens“ ausstrahlte.

Ein weiterer in der Ukraine verbotener Fernsehsender

 

Der Nationale Sicherheits- und Verteidigungsrat verhängte Sanktionen – und schloss tatsächlich – den letzten ukrainischen Fernsehsender, der auf der Tagesordnung der „Partei des Friedens“ ausstrahlte.

Gleichzeitig können die Medien rechtlich nur durch das Gericht geschlossen werden – aus genau festgelegten Gründen. Aber durch den Nationalen Sicherheits- und Verteidigungsrat der Behörden dieses Verfahren.

„Strana“ hat herausgefunden, wie Sanktionen gegen den Fernsehsender verhängt wurden und was dies verursacht hat.

 

Санкции против „Нашего“

Слухи о том, что в отношении телеканала „Наш“ могут ввести санкции активизировались в начале этого года, после того, как Лондон огласил якобы список „оккупационного правительства“ Украины после нападения РФ. По данным британцев возглавить это „правительство“ должен основатель телеканала „Наш“, экс-нардеп Евгений Мураев.

После этого секретарь СНБО Алексей Данилов во время брифинга на предыдущем Совбезе заявил, что санкций против Мураева и телеканала „Наш“ не вводили. Но туманно добавил, что „та пятая колонна, которая есть в нашей стране, она отслеживается нашими службами“.

Однако уже через несколько дней в СМИ появилась информация, что СБУ все же готовит документы для наложения санкций на телеканал „Наш“ – из-за „случаев антиукраинской пропаганды“ – и собирается подать их в СНБО.

Телеведущий Макс Назаров также сообщил, что по данным его источников, СНБО подготовил пакет санкций для канала „Наш“. Предположительно – из-за интервью с экс-премьером Николаем Азаровым и включением в эфир представителя „ЛНР“ в переговорной группе Родиона Мирошника.

Позже эту информацию подтвердил создатель канала Евгений Мураев, который, впрочем, на данный момент из числа собственников „Нашего“ уже вышел и передал его в управление трудовому коллективу.

В день выездного СНБО в Харькове 11 февраля Мураев вышел вместе с журналистами „Нашего“ на акцию против закрытия канала.

Информация подтвердилась официально. Вышедший на брифинг секретарь СНБО Алексей Данилов заявил, что санкции на пять лет введены против компаний, владеющих каналом: „Наш 24“, „Наш 365“ и „Наша Прага“. Также речь об одной компании с Кипра. Им заблокированы активы – то есть „Наш“ по идее должен прекратить вещание. И его уже начали отключать в кабельных сетях.

Причин закрытия канала Данилов даже не потрудился назвать.

„Насколько я знаю, ваша материнская структура находится на Кипре. Вы частично киприоты. Санкции вводятся на основания представления СБУ, которое было направлено в СНБО. Наш, ваш… Тут не имеет значения“, – сбивчиво заявил секретарь в ответ на вопрос тележурналистки „Нашего“, за что закрывают канал.

После информации о санкциях основатель „Нашего“ Евгений Мураев прокомментировал их на уличной акции протеста.

„Вы знаете, у нас была информация, но мне казалось, что мы сможем отстоять право журналистов, ваши права. Я думал, что на самом деле власть сейчас пойдет по пути мирного урегулирования на Донбассе. И им будет нужна наша помощь. Потому что это единственный канал, который был против войны. Это единственный канал, который не поддерживал эту воинскую риторику, заражавшую всех на неминуемую войну со всеми соседями. Теперь я понимаю, что ошибся. И это значит, что власть выбрала другой путь.

Смотрите, они закрыли каналы Медведчука по угольному делу, по которому проходил Порошенко. Но Порошенко не закрыли. И не закрыли его каналы. Теперь они закрывают телеканал „НАШ“. Значит, мы на пороге войны, и мы этот вызов принимаем. Я, Бог видит, не хотел говорить многих вещей и многое делать, теперь я понимаю, что я должен. Владимир Александрович, это твоя последняя ошибка. И мы точно станем твоим приговором“, – сказал Мураев.

То есть продолжается беспредел – неугодные власти СМИ уничтожаются даже без объяснения, за что. Как это, кстати, было и со „Страной“.

Противостояние с Нацрадой

Телеканал „Наш“ вещает с 2018 года. За это время Нацсовет по телевидению неоднократно его штрафовал и предлагал лишить лицензии.

Все случаи, за которые наказывали канал, касались высказываний гостей в его эфире, которые критиковали постмайданный курс власти.

С прошлого года штрафы и внеплановые проверки пошли особенно плотно.

В феврале Нацсовет назначил проверку канала из-за программы с экс-премьером Николаем Азаровым, „взгляды и высказывания которого могут привести к разжиганию ненависти и насилия в Украине“.

Претензии регулятора касались того, что Азаров отрицал участие в вооруженном конфликте на Донбассе России и возлагал ответственность за вооруженную агрессию на ВСУ. В Нацсовете посчитали, что ведущие должны были отреагировать на подобные высказывания и вообще Азарова не нужно было приглашать в эфир. За это канал заплатил 105 тыс грн штрафа.

В августе в Нацсовете заявили, что хотят лишить лицензии канал „Наш“ из-за слов коммуниста Петра Симоненко о „государственной фашизации“.

Нацсовет по ТВ обратил внимание на высказывания Симоненко о том, что ПЦУ – это раскольники. Также в список недопустимых регулятор вынес слова гостя студии о „гражданском противостоянии на Донбассе“ и „политике государственной фашизации“.

Как заявили в Нацсовете, своими высказываниями Симоненко „разжигал религиозную и национальную вражду“ и ведущие программы на канале „Наш“ должны были это учесть.

Кроме того, председатель Нацсовета Ольга Герасимюк дала большое интервью, в котором заявила, что лишить лицензии на вещание телеканал „Наш“ хотят за некую „скабеевщину“. То, что таких определений в законодательстве нет, это самоочевидно.

В сентябре Нацсовет оштрафовал телеканал „Наш“, приписав гостье эфира Елене Лукаш слова вице-премьера Алексея Резникова.

Лукаш процитировала слова вице-премьера по оккупированным территориям Алексея Резникова и экс-президента Леонида Кравчука о „раковой опухоли Донбасса“. В Нацсовете сочли, что это ее слова. Плюс Елена Лукаш высказала свое личное мнение о том, что Украина не заинтересована в мире.

В итоге Нацрада заявила, что „разжигание межнациональной розни“. Канал оштрафовали на 10 тысяч гривен (5% лицензионного сбора).

„Нацсовет систематически забрасывает телеканал „Наш“ предупреждениями, поверками, штрафами и исками в суд по любому поводу. Сейчас против телеканала подано около 60 исков в суд по разным поводам. Некоторые из этих исков – о лишении телеканала лицензии. Считаю, что это систематическое давление на свободу слова со стороны власти, а нацсовет просто дешевые исполнители“, – заявил тогда телеведущий канала Макс Назаров.

То есть понятно, что шли системные придирки к телеканалу, который власть хотела заставить замолчать.

Как радикалы кошмарили телеканал

Параллельно „Наш“ постоянно атаковали ультраправые группы.

Последние акции против канала прошли после заявления МИД Британии, что владелец канала Евгений Мураев – агент Кремля, поскольку возглавит оккупационное правительство после вторжения России.

Во время акции 1 февраля ультраправые жгли файеры перед зданием канала, кричали „русский, сдавайся“ и призывали „вешать нашистов“.

На следующий день националисты вновь митинговали у телеканала „Наш“ с требованием его закрыть. Собралось более сотни человек.

Националисты скандировали кричалки с требованием закрыть канал и посадить Мураева в тюрьму. А телеканал включил в ответ на это запись речей о психических заболеваниях, правах человека и поправках к Конституции США.

После этого вдруг раздалась кричалка „кто не скачет, тот москаль“ и националисты предсказуемо начали под нее скакать.

Затем под звуки лекции о психопатах участники акции взялись атаковать ворота канала, но длилось это недолго.

Спустя пару часов акция закончилась. Напоследок ее участники зажгли файеры и забросили их на здание, из-за чего сработала пожарная сигнализация.

Год назад радикалы также штурмовали „Наш“, требуя закрыть его. Аргумент был такой: „Вы работаете на Россию“.

Возглавил движение глава С14 Евгений Карась. Но закошмарить канал не удалось – журналисты вышли навстречу националистам и начали задавать им довольно неудобные вопросы.

По итогу Карась скатился в оскорбления, угрозы и крики, а его сторонники пытались штурмовать здание телеканала, но были отбиты полицией.

После этого радикал стал кричать журналисту: „Выкидывай микрофон – и даю тыщу баксов!“ Откуда у неработающего Карася деньги, он не пояснил.

Во время той акции радикалы напали на журналистов канала.

Что означает закрытие „Нашего“?

С закрытием этого телеканала власть зачистила из телеэфира практически все оппозиционные медиа, работавшие на русскоязычную аудиторию, ориентированную на юго-восток Украины.

Началось это ровно год назад с закрытия телеканалов NewsOne, ZiK и 112, затем под раздачу попали „Первый Независимый“ и UKRLIVE.

В августе 2021 года Зеленский своим указом наложил санкции на крупнейший в Украине оппозиционный интернет-ресурс – „Страну“, через его главного редактора Игоря Гужву и юридических лиц, которые обеспечивали работу „Страны“.

На вопрос, почему теперь по беспределу решили заблокировать телеканал „Наш“, отвечает главный редактор „Страны“ Игорь Гужва.

„Накануне было много прогнозов, что Мураев договорился с Офисом президента, против канала не введут санкции и прочее.

На самом деле, к санкциям все шло уже давно. Особенно после фейкового вброса от МИД Британии об „оккупационном правительстве Мураева“.

И вопрос тут не в том, кто с кем договаривается, кто кому принадлежит и кто кого финансирует.

Вопрос в повестке, которую транслирует канал. Повестка для СМИ – это самое важное. Канал „Наш“, также как и закрытые каналы 112, NewsOne и Зик транслировали повестку условной „партии мира“, которая шла в разрез с официальной линией „партии и правительства“ по Донбассу, внешнему управлению, отношениям с Западом и Россией. Они формировали у людей совсем другую картину мира, чем та, которую воспроизводила власть и ее кураторы.

Поэтому их и закрыли. Другие каналы, которые остались, плюс минус живут в другой повестке. Повестке войны. И даже если туда кто-то попадает из спикеров с иной точкой зрения, она там не выстреливает. Потому что зритель уже приучен к другой повестке. И иное мнение воспринимает как зраду и капитуляцию.

После закрытия 112, NewsOne, Зик и Першого национального канал „Наш“ оставался единственным, который транслировал в эфире повестку „партии мира“. И поэтому „Наш“, несмотря на все слухи вокруг него о каких-то договоренностях, и закрыли.

Это в украинских соцсетях любят заниматься конспироложеством на тему „кто на кого работает“. На Западе, который сейчас пытается глобально развернуть информационное поле Украины к повестке войны, такой чепухой не страдают. Для них не важно, кто с кем о чем договаривается, кто у кого отбирает голоса и прочие хитрые политтехнологии. Для них важно только одно – повестка. А кто владелец этого канала, откуда деньги и с какой партией он связан – это вопрос второй.

Украинский телеэфир сейчас окончательно зачищен от альтернативной повестки. Но остается интернет и соцсети. В современном мире перекрыть доступ к информации нельзя. Можно только затруднить. Как это и сделали с закрытыми телеканалами и со „Страной“.

Но мы все равно работаем. И будем работать. Оставайтесь с нами!“.

„Страна“ также опросила политологов, что они думают о закрытии канала „Наш“.

Михаил Погребинский

„После того, как американцы „назначили“ Мураева губернатором от России, Зеленского попросту загнали в угол. Старшие товарищи ему прямо сказали, кто враг, а он бездействует. Получается, что он закрыл каналы совсем не тех, кто будет командовать страной после прогнозируемого Америкой вторжения. После этого ничего не оставалось, как выдумать какую-то угрозу, подключить СБУ, созвать СНБО и наказать Мураева. Конечно, как и со всеми остальными СМИ, которые власть заблокировала раньше, это беспредел. Нельзя просто так взять и ввести санкции без суда. Но власть это делает и их не интересует законность. Эти санкции вводятся в очень удобное для власти время. Сейчас людей, готовых возмущаться наступлением на свободу слова, очень мало. Людей волнуют другие проблемы. Здоровье, тарифы. Власти очень повезло, что зима выдалась теплой, ресурсов хватает, чтобы не замерзнуть, веерные отключения редкие. А это именно те темы, которые могли бы спровоцировать какие-то бунты. Бунтовать из-за каналов люди не будут. Поэтому люди повозмущаются дома, на кухне, друг с другом, в интернете, а настоящую реакцию на этот весь беспредел выразят только на выборах“.

Вадим Карасев

„Почему Зеленский хотел заблокировать канал Наш. Во-первых, ему не нужны медиа, которые критикуют власть. Ему достаточно оставить 1-2 лояльных к нему канала, Раду и Дом на всю страну, где будут постоянно показывать его личные успехи и достижения. Зачем ему те, кто против него? А как выигрывать выборы, если кто-то будет показывать что на самом деле происходит в Украине? Во-вторых, американцы же прямо сказали – Мураев – это угроза. Это же нельзя проигнорировать. Чем это закончится? Рано или поздно закончится большим прорывом нарыва“.

Андрей Золотарев

„Еще год назад, когда закрывали Newsone, 112 и Zik, было понятно, что власть будет всеми методами создавать комфортную для себя информационную среду. Совсем неугодным СМИ – закрытие, остальных ждет жесткая цензура. Придут к каждому. Пружина будет сжиматься, и разожмется только на выборах. Простые люди сейчас заняты выживанием, их волнуют тарифы, цены, невозможность получить своевременную и качественную медпомощь. А когда пустота в холодильнике, им не до телевизора“.

Source: strana.news