Мониторинг уголовного производства Атрощенка С. П., Золотарева А.В., Кобака И. В. (заседание 13.03.20)

13 марта 2020 года в Московском районном суде г. Харькова проводилось слушанье по делу № 643/13126/18 по обвинению Атрощенко Сергея Павловича (ч.4 ст.189, ч.2 ст.15, ч.2 ст.28, ч.2 ст.194, ч.2 ст.28, ч.2 ст.194, ч.2 ст.15, ч.3 ст.28, ч.2 ст.194, ч.3 ст.28, ч.2 ст.122, ч.1 ст.263 УК Украины), Золотарева Артема Владимировича (ч.2 ст.15, ч.3 ст.28, ч.2 ст.194, ч.3 ст.28, ч.2 ст.122, ч.1 ст.263 УК Украины, Кобака Ивана Владимировича (ч.2 ст.15, ч.3 ст.28, ч.2 ст.194, ч.3 ст.28, ч.2 ст.122 УК Украины). Данный процесс был выбран Международным обществом прав человека в связи с усложнением процесса проведения мониторинга соблюдения права на справедливый суд в период карантина.

Обвинительный акт поступил в Московский районный суд г. Харькова еще 14 сентября 2018 года.

13 марта 2020 года было запланировано исследовать материалы дела и осуществить допрос свидетелей. Однако, в ходе судебного процессы прокурор отказался от нескольких свидетелей и обещал обеспечить явку еще одного свидетеля на следующее судебное заседание. Кроме того, прокурор подал ряд документальных доказательств, которые были приобщены к материалам дела.

Кроме того, на данном заседании коллегия судей приняла решение рассмотреть вопрос продления меры пресечения обвиняемым. Инициатором рассмотрения вопрос стал сам суд по причине запланированного отпуска судей. Однако, следует заметить, что вопрос продления рассматривался всего месяц назад – 11 февраля 2020 года и сроки меры пресечения еще не подходили к концу.

Так как стороны не были готовы к рассмотрению вопроса о мере пресечения, прокурор ограничил свою позицию следующей фразой: «Риски не исчезли и продолжают существовать», без раскрытия и обоснования самих рисков.

Сторона защиты обозначила свою позицию против продления сроков содержания под стражей следующими аргументами:

– вопрос не может быть рассмотрен без подачи прокурором ходатайства и, соответственно, его вручение стороне защиты.

– суд продлевает сроки ссылаясь на одни и те же обстоятельства (было 12 продлений сроков содержания под стражей).

– вопрос меры пресечения не рассматривался относительно каждого из обвиняемых отдельно.

Международное общество прав человека отмечает, что согласно статье 331 УК у суда есть право инициировать рассмотрение целесообразности продления меры пресечения в виде содержания под стражей до истечения продленного ранее строка. Но, во-первых, срок содержания под стражей еще не истекал, а, во-вторых, суд должен принять по результатам рассмотрения мотивированное определение. Исключительная мера пресечения, такая как содержание под стражей, согласно положениям украинского законодательства (статья 183 УК) может применяться исключительно в случае, если прокурор докажет, что ни одна из более мягких мер пресечения не может быть достаточной. Полная видеотрансляция заседания, проанализированная наблюдателем МОПЧ, подтверждает тот факт, что формальные требования уголовного процесса соблюдены не были.

Европейский Суд по правам человека отмечает, что национальные суды должны в первую очередь обеспечивать, чтобы в конкретном деле предупредительное заключение обвиняемого не превышало разумный срок. Для этого они должны, принимая должным образом во внимание принципы презумпции невиновности, исследовать все обстоятельства дела, которые могут подтвердить или опровергнуть наличие общественной потребности, которая оправдывает отклонения от требования относительно уважения свободы личности и указать об этом в своих решениях о продлении срока содержания под стражей. Вопрос о том, имело ли место нарушение п. 3 ст. 5 по защите прав человека и основоположных свобод (далее – Конвенция), Суд должен решить, опираясь главным образом на основания, приведенные в этих решениях (“И.А. против Франции” п. 102).

Согласно п. 3 ст. 5 Конвенции по истечению определенного периода времени только лишь существование обоснованного подозрения не оправдывает лишения свободы, и суды должны приводить другие основания для продления содержания под стражей («Борисенко против Украины» п. 50). Более того, эти основания должны быть четко указаны национальными судами («Елоев против Украины» п. 60, «Харченко против Украины» п. 80).

ЕСПЧ часто устанавливал нарушение п. 3 ст. 5 Конвенции в случаях, когда национальные суды продолжали содержания под стражей, ссылаясь в основном на тяжесть обвинений и используя шаблонные формулировки, даже не рассматривая конкретных фактов или возможности применения альтернативных мер («Харченко против Украины» пп. 80-81; «Третьяков против Украины» п. 59).

Существование обоснованного подозрения в совершении задержанным лицом преступления является обязательным и непременным условием законности ее продолжающегося содержания под стражей, но по истечении времени такого подозрения будет недостаточно для обоснования длительного содержания под стражей. Суд никогда не пытался перевести эту концепцию в четко определенное количество дней, недель, месяцев или лет, или в разные сроки в зависимости от тяжести преступления. Как только «умного подозрения» уже недостаточно, суд должен установить, другие приведенные судами основания продолжают оправдывать лишение лица свободы («Мэгги и другие против Соединенного Королевства” п. 88-89).

Европейский суд также напоминает о неизменности оснований для подозрения. То что арестованное лицо совершило правонарушение, является условием sine qua non для того, чтобы дальнейшее содержание его под стражей считалось законным, но через некоторое время это условие уже перестает быть достаточным. Тогда Суд должен установить, другие основания, на которых основываются решения судебных органов, продолжают оправдывать лишения свободы. Если эти основания оказываются “соответствующими” и “достаточными”, тогда Суд выясняет, обнаружили ли компетентные национальные органы “особую добросовестность” в осуществлении производства («Лабита против Италии» п. 153).

В результате судебного рассмотрения, Суд постановил продлить сроки содержания под стражей еще на 60 дней.

Представители МОПЧ обеспокоены такой ситуацией. Срок содержания под стражей в данном деле был продлен автоматически, без ходатайства прокурора и рассмотрения самих рисков в ходе судебного заседания, без обсуждения сторон.

Кроме того, мы пришли к выводу, что в 2020 году часть мониторингов необходимо проводить в делах, которые «не пользуются популярностью» среди СМИ и международных организаций, не имеют политической окраски. Поскольку их нельзя оставлять без внимания.

Следующее судебное заседание по делу № 643/13126/18 назначено на 29 апреля 2020 года. Представители МОПЧ продолжат его мониторинг и уточнение деталей.