Мониторинг дела об убийстве Павла Шеремета (19.01.2021)

19 января в Шевченковском районным суде города Киева состоялось судебное заседание по делу Антоненко Андрея Сергеевича (военный Сил Специальных операций ВСУ), Кузьменко Юлии Леонидовны (волонтер и детский кардиохирург), Дугарь Яны Сергеевны (военный медик), которым вменяется п. 5, 12 ч. 2 ст. 115; ч. 3 ст. 28 ч. 1 ст. 263; ч. 3 ст. 28 ч. 2 ст. 194 (умышленное убийство, совершенное по предварительному сговору группой лиц; похищение, присвоение, вымогательство огнестрельного оружия, боевых припасов, взрывчатых веществ, взрывных устройств или радиоактивных материалов или завладение ими путем мошенничества; умышленное уничтожение и повреждение чужого имущества совершенное путем поджога, взрыва или иным общеопасным способом, причинившее имущественный ущерб в особо крупных размерах, или повлекшее гибель людей) Уголовноко кодекса Украины.

Напомним, что 20 июля 2016 года в Киеве результате взрыва автомобиля погиб журналист Павел Шеремет, который ехал на утренний эфир своей программы. Важно добавить, что за более чем 3,5 года, несмотря на многочисленные экспертизы, допросы свидетелей, изъятие видео с камер наблюдения объемом – по делу об убийстве Павла Шеремета не было ни одного официального подозреваемого. И только в декабря 2019 года полиция впервые назвала имена подозреваемых по делу.

Слушание 19 января должно было начаться с исследования доказательств, но сначала суд рассмотрел ходатайство адвоката обвиняемой Кузьменко Юлии – Беспалого Т.Г., в котором он сообщал о невозможности его присутствия в данном судебном заседании в связи с инфицированием Covid-19 и просил не исследовать доказательства стороны обвинения без его присутствия. Другой адвокат Кузьменко Ю.Л. – Костин Андрей, сообщил, что ему необходимо время для ознакомления с материалами дела, поэтому исследование доказательств также просил отложить. Обвиняемая Кузьменко Ю.Л. поддержала ходатайство обоих своих адвокатов.

Суд, посовещавшись на месте, принял решение признать невозможным переход к стадии исследования письменных материалов из-за неявки в судебное заседание защитника Беспалого Т. Г. и в связи с ходатайством адвоката Костина А.С.; постановил, вместо этого, рассмотреть ходатайство стороны защиты об изменении меры защиты обвиняемому Антоненко А.С.

Стоит напомнить, что 7 декабря 2020 суд продлил меры пресечения в виде содержания под стражей для Антоненко Андрея и круглосуточного домашнего ареста для Кузьменко Юлии, Дугарь Яна остается под залогом.

Адвокат Круговой Д.С. подал ходатайство об изменении меры пресечения своему подзащитному Антоненко А. с содержания под стражей на личное обязательство. Кроме этого, адвокат просил суд разрешить обвиняемому сидеть рядом со своими защитниками, аргументируя это тем, что пребывание обвиняемого в стеклянном боксе во время судебного разбирательства ограничивает его право на защиту и на качественное получение правовой помощи.

Суд принял решение отказать в удовлетворении этого ходатайства на основании отсутствия гарантий надлежащего поведения обвиняемого, говоря о том, что Антоненко А. не мог контролировать свои эмоции на предыдущих судебных слушаниях, когда ему не нравились принятые в определенных ходатайствах решения.

Европейский суд по правам человека соглашается с Правительством, что порядок и безопасность в зале судебных заседаний имеют большое значение и могут рассматриваться как необходимое условие для надлежащего отправления правосудия. Однако Суд неоднократно отмечал, статья 3 Конвенции запрещает в абсолютной форме пытки и жестокое или унижающее достоинство обращение или наказание, и поэтому не может существовать оправдания для любого такого обращения (Свинаренко и Сляднев против России, §127). Наблюдателем МОПЧ было замечено, что в стеклянном боксе, в котором находился Антоненко А. С. не было установлено микрофона, из-за чего, когда обвиняемому предоставили слово,  его было довольно плохо слышно.

Нелишне будет упомянуть о том, что при рассмотрении апелляции на меру пресечения, 7 декабря 2020 года суд также  отказался позволить Антоненко А. сидеть рядом с его адвокатами. Более того, на предыдущем судебном заседании, мониторинг которого проводился наблюдателем МОПЧ, было замечено несколько нарушений судебного производства, одним из которых также являлось нарушение права на защиту (тогда, по словам стороны защиты, адвокатам и подозреваемым не предоставили материалы дела для ознакомления).

Что же касается самого ходатайства об изменении меры пресечения адвокат назвал ряд обстоятельств, которые изменились в ходе судебного производства и требуют внимания в связи с рассмотрением данного вопроса. Это, в частности, ухудшение состояния здоровья обвиняемого во время его пребывания в СИЗО, в подтверждение чего адвокат предоставил выводы врача, проводившего осмотр Антоненко А.С.

Отдельно защитник подчеркнул, что жена обвиняемого заболела и хотя диагноз ее пока неизвестен, малолетний детям Антоненко А. пока что не с кем находится.

В поддержку своей позиции, Беспалый Т. Г. сослался на показания около 200 допрошенных свидетелей, которые, по его словам, почти не вспоминают Антоненко А. в своих показаниях, а также утверждал, что апелляционную жалобу, поданную им ранее по этому же вопросу, рассматривал незаконный состав суда.

Вместе с тем, адвокат просил суд в порядке ст.193 УПК Украины исследовать материалы стороны обвинения, впервые представленные им на заседании 12 декабря 2020, которые, по словам прокурора, содержат подтверждение вины Антоненко А., в чем сторона защиты глубоко сомневается.

Также адвокат выразил свое несогласие со словами судьи, относительно ненадлежащего поведения своего подзащитного во время судебных заседаний, и,  учитывая все указанные обстоятельства, просил ходатайство удовлетворить.

Кулик Станислав, второй адвокат Антоненко А. С., со своей стороны отметил, что его подзащитный вполне может находится дома, заниматься семейными делами, получать надлежащую медицинскую помощь, которую он не может получить в СИЗО и выполнять любые обязанности, которые на него может возложить суд, не находясь при этом под стражей. Более того, так как Антоненко А. С. публичное лицо, знакомое многим людям в нашей стране, он просто физически не сможет иметь возможность скрываться от суда.

Стоит также сказать, что сторона защиты неоднократно ссылалась на практику ЕСПЧ, а также на рекомендации Совета Европы, в которых идет речь о том, что судам на время пандемии рекомендуется при возможности выбирать альтернативные меры пресечения, не связанные с содержанием под стражей.

Обращаясь к практике ЕСПЧ, при разрешении вопроса, должно ли лицо быть освобождено или содержаться под стражей , власти обязаны рассмотреть альтернативные меры, обеспечивающие явку лица в суд (Идалов против России, § 140). Это положение не только провозглашает право на «судебное разбирательство в течение разумного срока или освобождение до суда», но и предусматривает, что «освобождение может быть обусловлено предоставлением гарантий явки в суд» (Лелиевр против Бельгии, § 97; Шабани против Швейцарии, § 62).

На что прокурор ответил, что обвиняемому уже не раз продлевали срок содержания под стражей, проверялась обоснованность подозрения и наличие рисков, предусмотренных ст.177 УПК Украины, которые, по его мнению, продолжают существовать. По словам прокурора, принимать решения об изменении меры пресечения, не исследовав все материалы дела будет преждевременным решением, ведь имеющаяся сейчас мера пресечения (содержание под стражей) обеспечит надлежащее процессуальное поведение обвиняемого на данной стадии производства.

Важно обратить внимание на то, что сторона обвинения, аналогично как и сторона защиты, просила исследовать все материалы дела, при этом, сторона защиты полагает, что исследование данных доказательств подтвердит нецелесообразность содержания под стражей обвиняемого, а может даже и его невиновность, а сторона обвинения же, напротив, обосновывает этим необходимость в применении именно этой меры пресечения.

Посовещавшись, суд принял решение отказать в удовлетворение ходатайства стороны защиты об изменении меры пресечения с содержания под стражей на личное обязательство.

В деле Лабита против Италии, § 152, Европейский суд по правам человека обозначил, что прежде всего национальные судебные органы должны обеспечить, чтобы в любом конкретном случае содержание обвиняемого под стражей не превышало разумного срока. С этой целью они должны изучить все факты «за» и «против» наличия настоящего требования общественных интересов, которое, несмотря на должное уважение к принципу презумпции невиновности, оправдывало бы отступление от правила уважения к личной свободе, и изложить их в своем решении по поводу отклонения ходатайства об освобождении.

В этой связи, эксперты Международного общества прав человека полагают, что исследование вышеобозначенных материалов, которые обе стороны считают настолько важными для производства должны быть исследованы как можно скорее для обеспечения так называемого “должного усердия” со стороны национального суда (Кляхин против России, §61).

Следующее заседание состоится 02.02.2021 года в 14:00. Международное общество прав человека продолжит мониторинг данного уголовного производства для уточнения всех деталей.