Мониторинг дела А. Мельника, А. Крыжановского, И. Куника (заседание 15.09.20)

15 сентября в Гадяцком районном суде Полтавской области состоялось судебное заседание по делу руководителя телекомпании «Визит» Александра Мельника, являющегося одним из трех обвиняемых (вместе с А.Крыжановским, И.Куником) по делу об убийстве мэра г. Кременчуг А.Бабаева и судьи Кременчугского суда А.Лободенко.

До начала заседания адвокат Р. Лазоренко акцентировал внимание наблюдателя на том, что часть доказательств, которые сторона защиты считает важными – 40 определений суда о проведении обыска (относительно оружия, из которого, по версии прокуратуры, производились выстрелы) не предоставляется им для ознакомления и изучения. Адвокаты неоднократно заявляли ходатайства с целью обязать прокуратуру предоставить документы для ознакомления, но суд не удовлетворил ни одно из них. Также адвокаты просили суд обязать прокуратуру предоставить им для ознакомления и другие доказательства – документы по передвижению погибшего судьи А. Лободенка. Тем не менее, суд также отказал в удовлетворении данных ходатайств. По мнению МОПЧ это может свидетельствовать о нарушении права на защиту и одного из основополагающих принципов судопроизводства – равенства сторон.

Как предусматривают решения ЕСПЧ, трудности стороны защиты, связанные с не раскрытием всех материалов должны быть сбалансированы наличием юридических процедур и находиться под судебным контролем («Фитт против Соединенного Королевства», п. 20), с возможностью (как юридической, так и фактической) суда проанализировать важность и полезность этих материалов для целей защиты. Кроме того, права, полагающиеся всем, кому предъявлено обвинение в совершении уголовного преступления, должны включать возможность ознакомиться, с целью подготовки своей защиты, с результатами расследования, проведенного в течение всего разбирательства («Тарасов против Украины», п. 88).

Один из обвиняемых – А. Крыжановский не смог прибыть в Гадяч на судебное заседание из-за плохого самочувствия и сложных условий конвоирования. Суд, посовещавшись, принял решение о возможности его участия в режиме видеоконференции. Данная ситуация не может не вызывать обеспокоенность. МОПЧ фиксировал негативную тенденцию в состоянии здоровья А. Крыжановского в течение нескольких лет: от просто плохого самочувствия, болей в спине, необходимости принимать обезболивающие перед началом каждого заседания, до нынешнего – полной невозможности личного присутствия. Мы обязаны отметить данный факт, который, несомненно, имеет признаки нарушения Европейской конвенции по правам человека.

Одной из форм нарушения ст. 3 Конвенции, которая часто устанавливается наблюдателями МОПЧ при проведении мониторинга, является отсутствие надлежащей медицинской помощи. Так, в деле «Кашуба против Украины» ЕСПЧ подчеркнул, что отсутствие медицинской помощи во время содержания под стражей может составлять обращение, которое противоречит ст. 3 Конвенции. К аналогичному выводу ЕСПЧ пришел и в делах «Чуприна против Украины», «Хумматов против Азербайджана», «Ухань против Украины», «Петухов против Украины».

Адвокат М. Василишин также зачитал ходатайство А. Крыжановского. который находится в СИЗО с сентября 2014 года. По его словам, за все время пребывания под стражей и даже после проведения медицинской экспертизы 04.2018 года, его подзащитный не получал надлежащую медицинскую помощь. С марта 2020 он передвигается с помощью палки или посторонних лиц, потерял все верхние зубы, из-за чего не может употреблять твердую пищу. Из-за отсутствия медицинского обеспечения, воспаление в верхней челюсти не проходит и А. Крыжановский не может почти месяц есть нормальную полезную пищу, что в свою очередь привело к еще большему ухудшению состояния здоровья. В ходатайстве обвиняемый просит суд обратить внимание на его проблему и обеспечить надлежащий уровень медицинского обеспечения.

По видеоконференции А.Крыжановский также добавил, что он хочет принимать участие в судебных заседаниях лично, но не может. И попросил суд обеспечить его лечение как на стационаре, согласно заключению медэкспертизы, проведенной почти 2 года назад, так и у стоматолога.

Прокурор, а также представитель потерпевших просили суд обратить внимание, что это вопрос относится не к суду непосредственно, а к СИЗО. Поэтому предложили суду направить письмо с ходатайством А. Крыжановского именно туда. И несмотря на то, что защитники настоятельно просили суд принять решение, которым обязать медицинское учреждение при СИЗО, которое является отдельным от СИЗО юридическим лицом, оказать необходимую юридическую помощь, суд решил направить очередное письмо именно на руководство СИЗО. Как заявляют адвокаты, от суда не было еще ни одного обращение именно в медучреждение, только на СИЗО, которое не имеет никакого отношения к вопросам медицины. В данном случае можно отметить не столько невыполнение решений суда, сколько возможное самоустранение судей коллегии от решения вопроса с обеспечением надлежащего лечения.

По мнению наблюдателя МОПЧ, заявление адвоката О. Миронова о том, что подобное отношение используется прокурором для того, чтобы склонить обвиняемого к определенным действиям в пользу стороны обвинения, например, признании в совершении инкриминируемых преступлений, которые обвиняемый не совершал [по мнению адвоката], не являются беспочвенными. Необходимо напомнить, что ранее, именно после длительного периода проблем со здоровьем, на сделку с прокурором пошел один из обвиняемых – И. Пасичный. В отчетах МОПЧ было зафиксировано, что Игорь Пасичный длительный период жаловался на состояние здоровье, просил суд поспособствовать оказанию ему медицинской помощи, но так ее и не получил. По истечению некоторого времени, когда он уже не мог физически прибывать на судебные заседания и принимал участие в режиме видеоконференции, И. Пасичный пошел на сделку и признал свою вину в инкриминируемых преступлениях, после чего прокурор лично ходатайствовал об изменении ему меры пресечения на домашний арест. Международное общество прав человека не может оценивать решение суда, но так как оно было принято на основании сделки, можно предположить, что плохое самочувствие обвиняемого было одной из причин такой сделки. Согласно определению статьи 1 Конвенции ООН против пыток, «определение «пытка» означает любое действие, которым какому-нибудь лицу умышленно причиняется сильная боль или страдание/, физическое или нравственное, чтобы получить от него или от третьего лица сведения или признания…».

При исследовании вещественных доказательств, а именно пыжей и пыж-контейнеров, сторона защиты обратила внимание суда на ряд несоответствий доказательств официальным документам и законодательству, например, фамилий понятых, чистоты пыжей, изъятых якобы из тел и т.д. Что ставит под сомнение принадлежность и допустимость данных доказательств.

Так как А. Крыжановский не смог оценить и изучить вещественные доказательства в режиме видеоконференции, прокурор предложил остановить производство для предоставления лечения А. Крыжановского, или все же выяснить состояние его здоровья и почему он не был доставлен на заседание. Суд, посовещавшись, решил приобщить все доказательства, предоставив право А. Крыжановскому по ходатайству исследовать доказательства отдельно.

По причине того, что А. Крыжановскому стало плохо и потребовалось вызвать в СИЗО скорую помощь, был объявлен перерыв до 16.09.2020 года.

Эксперты Международного общества прав человека продолжат мониторинг данного судебного процесса.