Мониторинг уголовного производства Мангера Владислава Николаевича, Левина Алексея Алексеевича (заседание 03.11.2020)

03.11.2020 года в Днепровском районном суде города Киева состоялось рассмотрение дела  № 757/31502/20 по обвинению председателя Херсонского областного совета Мангера В. и екс-помощника депутата Херсонского областного совета Левина А. в совершении преступлений, предусмотренных  ч.3 ст.27 ч.2 ст.28 ч.2 ст.121 УК Украины, а именно, в организации совершения по предварительному сговору группой лиц умышленного тяжкого телесного повреждения способом, имеющим характер особого мучения, повлекшее смерть потерпевшей – херсонской активистки Гандзюк Е..

Следует отметить, что, начиная с 2018 года, по данному делу было открыто пять уголовных производств, касающихся убийства активистки. В частности, 30 октября 2019 года Генеральная прокуратура передала в СБУ уголовное производство о служебной халатности сотрудников полиции, которые на начальном этапе расследовали это дело.

Напомним, что наблюдателем Международного общества прав человека уже осуществлялся мониторинг данного дела – 28.08.2020 и 15.10.2020 года.

Ход судебного заседания: суд продолжил исследовать материалы производства. В частности, на прошлом судебном заседании 15.10.2020 суд удовлетворил ходатайство адвоката Ильченко Д. о доступе к вещам и документам, а именно, к истории болезни и медицинской карте Гандзюк Е.. Но, как оказалось, медицинская карта истории болезни Гандзюк К.В. так и не была возвращена в больницу после проведения судебно-медицинской экспертизы, о чем администрацией больницы было отправлено соответствующее письмо. По мнению стороны защиты, сторона обвинения должна найти данные документы, так как именно сторона обвинения не вернула документацию в больницу, тем самым не выполнив решение суда.

Необходимо также отметить, что во время судебного заседания обвиняемые находились рядом со своими защитниками, а не в стеклянном боксе.

Европейский суд по правам человека установил, что, хотя размещение обвиняемых за стеклянными перегородками или в стеклянных кабинах само по себе не предполагает элемент унижения, достаточный для достижения минимального уровня тяжести, этот уровень может быть достигнут, если обстоятельства заключения (в «клетку»), взятые в целом, вызовут у них страдания или трудности, превышающие неизбежный уровень страданий, свойственных содержанию под стражей («Ярослав Белоусов против России», § 125).

Стоит обратить внимание на позитивную тенденцию нахождения обвиняемых во время судебных заседаний рядом с адвокатом, а не в стеклянном боксе. Что также подтверждается отчетом МОПЧ по делу Тумана И. от 23.07.2020 года.

Таким образом, по нашему мнению, судьи успешно реализуют обозначенный выше аспект применения ст. 3 Европейской конвенции и признают, что пребывание обвиняемого в стеклянном боксе в некоторых случаях может иметь признаки нарушения права на защиту и унижающим достоинство обращением.

Исследуя постановление первого заместителя Генерального прокурора Сторожука Д. от 02.11.2018 года о передаче данного дела в СБУ, сторона защиты выступила с возражением об уместности и аргументированности постановления, подчеркивая, что единственным основанием для передачи дела от одного органа досудебного расследования другому является неэффективность работы такого органа. Прокурором же были указаны совсем другие основания при осуществлении передачи дела, поэтому, по мнению стороны защиты, с момента передачи дела органам СБУ можно считать, что расследование осуществляет ненадлежащий орган досудебного расследования. Из этого также следует, что все доказательства, собранные по этому делу после 02 ноября 2018, являются недопустимыми.

Относительно недопустимости доказательств, ЕСПЧ обозначил, что в задачу Европейского Суда не входит определение, в принципе, того, могут ли некоторые виды доказательств, например, доказательства, полученные незаконным путем с точки зрения национального законодательства, быть приемлемыми или, действительно, был ли заявитель виновен или нет. Вопрос, на который необходимо ответить, заключается в том, было ли разбирательство в целом справедливым, включая способ получения доказательств. Это предполагает определение рассматриваемой «незаконности» и, если речь идет о нарушении другого права, предусмотренного Конвенцией, характера установленного нарушения ( «PG и JH против Соединенного Королевства», § 76; «Хеглас против Чешской Республики», §§ 89-92).

Кроме этого, сторона защиты ссылалась на п.6 раздела II Приказа Генеральной  Прокуратуры Украины от 28.03.2019 года №51 «Об утверждении Порядка организации деятельности прокуроров и следователей органов прокуратуры в уголовном производстве», где указаны критерии поручения осуществления досудебного расследования другому органу досудебного расследования, в частности, отстранение следователя от проведения досудебного расследования и назначение другого следователя (ст. 39 УПК Украины). Поручение осуществления досудебного расследования другому органу досудебного расследования в случае неэффективного досудебного расследования (ст. 36 УПК Украины) осуществляется в соответствии с требованиями законодательства с учетом следующих критериев:

  • не обеспечено выполнение задач уголовного судопроизводства;
  • нарушены общие принципы уголовного производства, что негативно повлияло или может повлиять на обоснованность, всесторонность и полноту в уголовном производстве;
  • низкое качество процессуальной деятельности следователя (следственной группы), в результате чего полученные результаты такой деятельности не соответствуют обоснованно допустимым результатам, которые должны были и объективно могли быть достигнуты за это время, учитывая сложность и специфику расследования уголовного преступления.

Представители потерпевших выступили с возражением против заявления стороны защиты. Они указали, что у суда имеются материалы дела, подтверждающие не эффективность работы полиции в то время по данному делу.

Кроме этого, исследовались другие документы: относительно выделения отдельного уголовного производства, осуществление следствия в данном производстве в целом, а также реальности / нереальности угроз, поступающих к свидетелям и потерпевшим от обвиняемых, согласно их собственным заявлениям.

Следующее судебное заседание должно состояться 20 ноября 2020 года. Наблюдатели Международного общества прав человека продолжат мониторинг уголовного процесса.