Мониторинг уголовного производства Турмана Ильи Сергеевича (заседание 23 июня 2020 года)

23 июня 2020 года в Монастырищенском районном суде Черкасской области состоялось подготовительное судебное заседание по делу № 701/171/20 по обвинению Турмана Ильи Сергеевича в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 206-2, ч. 3 ст. 358 и ч. 2 ст. 366 УК Украины. Илья Сергеевич подозревается в проведении незаконного общего собрания ООО «Виктория», где он, единолично принял решение об отчуждении 100% доли ООО «Виктория» в пользу другого лица.

Подготовительное заседание началось с рассмотрения ходатайства представителя СМИ о проведении видеозаписи подготовительного заседания, а также онлайн-трансляции будущих заседаний. Мотивировано ходатайство общественным интересом к данному делу. Сторона защиты возражала, в частности защитница заявила, что, во-первых судебное заседание транслируется на сайте «Судебной власти», а во-вторых нарушает право обвиняемого на презумпцию невиновности, поскольку СМИ могут сформировать у общества мнение, что ее подзащитный совершил инкриминируемые ему преступления, несмотря на то, что его вина еще не доказана. Однако суд удовлетворил ходатайство, указав, что нет оснований для проведения закрытого судебного заседания.

Адвокат обвиняемого ходатайствовала, чтобы ее подзащитный на время подготовительного заседания находился не в стеклянном боксе, а рядом с ней. Ссылалась на то, что пребывание обвиняемого в стеклянном боксе не соответствует практике ЕСПЧ. Адвокат потерпевшего возразил против данного ходатайства. Указывал на возможную угрозу здоровью участников процесса. Судья удовлетворила ходатайство адвоката обвиняемого, мотивируя свое решение тем, что пребывание обвиняемого в стеклянном боксе является нарушением права на защиту и будет унижающим достоинство обращением.

Практикой ЕСПЧ установлено, что, хотя размещение обвиняемых за стеклянными перегородками или в стеклянных кабинах само по себе не предполагает элемент унижения, достаточный для достижения минимального уровня тяжести, этот уровень может быть достигнут, если обстоятельства заключения (в «клетку»), взятые в целом, вызовет у них страдания или трудности, превышающие неизбежный уровень страданий, свойственных содержанию под стражей («Ярослав Белоусов против России», § 125).

Суд считает, что стеклянные перегородки не имеют резкого вида металлических клеток, в которых простое воздействие на публику может подорвать имидж обвиняемых и вызвать у них чувство унижения, беспомощности, страха, страданий и неполноценности. ЕСПЧ также отмечает, что стеклянные конструкции используются в залах судебных заседаний в других государствах-членах, хотя их конструкции варьируются от стеклянных кабин до стеклянных перегородок, и в большинстве государств их использование предназначено для слушаний с «высоким уровнем безопасности» («Ярослав Белоусов против России», § 124).

Стоит обратить внимание на позитивную тенденцию удовлетворения судьями ходатайств о пребывании обвиняемого во время судебного заседания рядом с адвокатом, а не в стеклянном боксе. Таким образом судьи успешно реализуют обозначенный выше аспект применения ст. 3 Европейской конвенции и признают, что пребывание обвиняемого в стеклянном боксе является нарушением права на защиту и унижающим достоинство обращением.

Также адвокат Каплунова обратилась к суду с ходатайством о закрытии уголовного производства в связи с окончанием сроков досудебного расследования. Аргументировала это тем, что сторона обвинения открыла материалы досудебного расследования потерпевшим, но так как потерпевшие не являются стороной уголовного производства, то срок их ознакомления с материалами досудебного расследования включается в вышеуказанный срок. Прокурор отметил, что действующее уголовное процессуальное законодательство гарантирует равные права стороне защиты и потерпевшим на ознакомление с материалами досудебного расследования. В удовлетворении ходатайства адвоката было отказано.

В ходе подготовительного судебного заседания прокурор заявил ходатайство о продлении меры пресечения обвиняемому в виде содержания под стражей. В свою очередь, сторона защиты ходатайствовала об изменении меры пресечения. Обосновывая наличие рисков, прокурор отметил следующие обстоятельства:

1) Турман ранее скрывался от органа досудебного расследования;

2) обвиняемый неоднократно игнорировал вызовы следователя без уважительных причин.

Адвокат обвиняемого заявила, что ходатайство прокурора носит формальный характер. В поддержку своего ходатайства адвокат указала, что размер залога в 2 млн гривен является для обвиняемого запредельным, из-за чего он вынужден находиться под стражей. Настаивала на возможности назначения менее тяжкой меры пресечения, не связанной с ограничением свободы. Суд удовлетворил ходатайство прокурора.

Следует обратит внимание на вопрос размера заявленного залога. Согласно прецедентному праву Европейского суда по правам человека (далее – Суд), гарантия, предусмотренная статьей 5§3 Конвенции призвана обеспечить явку обвиняемого на судебное заседание (Мангурас против Испании, § 78). Поэтому размер залога должен быть установлен с учетом личности подсудимого, принадлежащей ему собственности, его отношения с поручителями, то есть, учитывая уверенность в том, что перспектива потери залога или мер принятых против его поручителей в случае его неявки в суд будет достаточной для того, чтобы сдержать его от побега (Неймайстер против Австрии, § 14).

Поскольку вопрос, который рассматривается, является основным правом на свободу, гарантированным статьей 5, органы власти должны прилагать максимум усилий для установки надлежащего размера залога при решении вопроса о необходимости продолжения содержания под стражей. Кроме того, размер залога, должен быть надлежащим образом обоснован в решении об определении залога и должен учитывать имущественное положение обвиняемого (Maнгурас против Испании, § 79 – 80). Неспособность национальных судов оценить способность заявителя оплатить необходимую сумму, может привести к нарушению Конвенции.

Однако, в решении в Маньковского районного суда Черкасской области от 03 марта 2020 года об определении залога его размер не обоснован. Именно об этом заявляла адвокат, подавая апелляционную жалобу на решение суда. Однако, апелляционный суд не дал мотивированного ответа на такой аргумент в решении от 15 апреля 2020 года.

Что касается продления меры пресечения обвиняемому в виде содержания под стражей, то стоит отметить, что обвинительный акт поступил в Маньковский районный суд Черкасской области 26 февраля 2020 года. 03 марта 2020 года Турману И. С. была избрана мера пресечения в виде содержания под стражей с возможностью внесения залога. Решением от 27 апреля 2020 года мера пресечения продлевалась. В деле возникла проблема с обжалованием решений суда об избрании и продлении меры пресечения, поскольку невозможно сформировать коллегию судей в апелляционном суде для рассмотрения апелляционной жалобы из-за нехватки нужного количества судей. По этой причине Черкасский апелляционный суд обратился в Кассационный уголовный суд Верховного Суда с целью принятия решения о передаче материалов уголовного производства по апелляционной жалобе адвоката на решение Маньковского районного суда Черкасской области от 03 марта 2020 года из Черкасского апелляционного суда в другой суд апелляционной инстанции. В результате материалы были переданы в Кропивницкий апелляционный суд, который не удовлетворил апелляционную жалобу адвоката.

Таким образом, МОПЧ может констатировать возникновение новой негативной тенденции в системе правосудия Украины – невозможность оперативного обжалования решения суда первой инстанции об избрании или продлении сроков содержания под стражей. И главная тому причина – огромная нехватка судей.

Кроме того, Черкасский апелляционный суд на основании ходатайства адвоката потерпевшего – ООО «Виктория» рассмотрел вопрос о подсудности. В результате, принято решение о передаче материалов дела для дальнейшего производства в Монастырищенский районный суд Черкасской области. Что привело к возобновлению стадии подготовительного судебного заседания, которое состоялось 23 июня 2020 года.

Следующее судебное заседание назначено на 02 июля 2020 года.