Мониторинг судебного процесса над С. Зинченко, П. Амброськиным, А. Маринченко, С. Тамтурой, О. Янишевским (заседание от 22.10.2019)

22 октября в Киеве состоялось очередное судебное заседание по делу экс-сотрудников Киевского ПМОН «Беркут» относительно событий, произошедших на Майдане в январе 2014 года. Все пятеро обвиняются в препятствовании проведению общественных митингов, превышении служебных полномочий, убийствах, а также в других преступлениях. Эксперты Международного общества прав человека (МОПЧ) продолжают мониторинг данного судебного процесса.

Прошло около пяти лет судебного рассмотрения – процесс постепенно движется к своему логическому завершению. Как правило, первое на что обращает внимание Международное общество прав человека в таких длительных процессах – нарушения принципа разумности сроков судебного рассмотрения, однако необходимо учитывать сложность дела и факт того, что украинское судопроизводство ранее не сталкивалось с подобными по масштабу делами. В процессе задействован суд присяжных, пятеро обвиняемых и порядка ста шестидесяти потерпевших. Напомним, что на момент открытия уголовного производства органом местного самоуправления не был сформирован список присяжных, все эти нюансы решались после передачи обвинительного акта в суд, что безусловно заняло определённое количество времени. Кроме того, изначально в деле фигурировали двое обвиняемых и только по истечению года судебного рассмотрения выдвинули обвинение еще троим подозреваемым, соответственно рассмотрение дела началось сначала.

На сегодняшний день изучены все доказательства стороны обвинения и практически изучены доказательства защиты.

На данном судебном заседании допрашивали двоих свидетелей защиты, которые, стоит отметить, доносили суду информацию в едином ключе с незначительными несовпадениями. Главный посыл обоих свидетелей – активисты были настроены крайне негативно, закидывали сотрудников правоохранительных органов коктейлями Молотова и брусчаткой, а последние в свою очередь были вынуждены защищаться во время исполнения своих обязанностей.

Несколько раз стороны пытались разными способами трактовать слова свидетелей в свою пользу, но стоит отметить профессионализм председательствующего судьи, который моментально пресекал подобные попытки.

Важно отметить факт того, что четверо обвиняемых содержатся под стражей на протяжении всего судебного рассмотрения, а одному из обвиняемых суд несколько месяцев назад сменил меру пресечения на круглосуточный домашний арест. К слову, к бывшему коллеге обвиняемых экс-беркутовцу Андрею Хандрыкину Днепровский районный суд г. Киева применял меру пресечения в виде личного обязательства (суд вынес оправдательный приговор, см. отчет МОПЧ от 22-30.08.2019).

Международное общество прав человека постоянно акцентирует внимание на том, что любая мера пресечения, ограничивающая человека в праве на свободу, является крайней мерой, которую можно применять при наличии аргументированных причин. Но так же не стоит забывать об укоренившейся практике ЕСПЧ, которая гласит о том, что по прошествии времени первоначальные причины для заключения под стражу становятся все менее и менее существенными, и что суды должны исходить из «существенных» и «достаточных» оснований для длительного лишения свободы» («Пелевин против Российской Федерации», «Миминошвили против Российской Федерации»). Что касается ссылки судов на серьезность обвинений как на основную причину продления срока содержания под стражей, ЕСПЧ неоднократно признавал, что данный довод не является сам по себе основанием продолжительного содержания под стражей. Несмотря на то, что тяжесть обвинений является существенным элементом в оценке угрозы побега и повторного совершения преступления, дальнейшая необходимость ограничения свободы не может быть оправдана только тяжестью преступления. Также и продление срока содержания под стражей не может быть использовано в качестве наказания в виде лишения свободы. Это особенно верно в таких случаях, где правовая квалификация преступления и, как следствие, предъявляемые человеку обвинения – определялись стороной обвинения без судебной оценки вопроса, действительно ли собранные доказательства являются основанием полагать, что подозреваемый совершил вменяемое ему преступление («Евгений Кузьмин против Российской Федерации»).

Так же стоит отметить, что четверо обвиняемых во время заседания находятся в стеклянном боксе. Со слов защиты вопрос о стеклянном боксе рассматривался в начале судебного процесса и тогда суд решил, что пребывание обвиняемых в боксе обезопасит их от негативно настроенных активистов. Хотя участники процесса не возражают против пребывания обвиняемых в «аквариуме», Международное общество человека выражает обеспокоенность касательно этого вопроса. Практика ЕСПЧ показывает, что суд несмотря на более лояльное отношение к пластиковым боксам чем к клеткам, все же считает ограничительные меры в зале суда нарушением статьи 3 Европейской конвенции, запрещающей̆ пытки («Луцкевич против Российской Федерации») и отмечает, что такие меры могут повлиять на справедливость судебного слушания, гарантированного статьей 6 Европейской конвенции, в частности,  речь идет о получении практической и эффективной юридической помощи («Ярослав Белоусов против Российской Федерации»).

Следующее заседание назначено на 24 октября 2019 года. Эксперты Международного общества прав человека продолжат мониторинг данного судебного процесса.