Мониторинг дела Шурмана Ивана Владимировича (заседание от 03.11.2020)

03 ноября 2020 года в Бердичевском горрайонном суде Житомирской области состоялось заседание по делу Шурмана И.. Его обвиняют в убийстве женщины и инкриминируют п.7 ч. 2 ст.115 УК Украины.

05 июля 2018 года  в Бердичеве произошло жестокое  убийство 37-летней женщины, которая вышла выгулять собаку. Вскоре после того, как женщина вышла из квартиры, ее нашли с перерезанным горлом и многочисленными ножевыми ранениями. Уже через два дня был задержан Шурман И., 15-летний подросток, который и подозревался в совершении этого преступления. В настоящее время по делу допрошено менее половины свидетелей. Во время допросов видно большое несовпадение в показаниях и времени событий. Большинство свидетельств не подтверждают причастность обвиняемого в совершении преступления и характеризует его с положительной стороны.

Защитник обвиняемого, адвокат Криворучко Л., на судебное заседание не явилась и обратилась с ходатайством об отложении судебного разбирательства в связи с ухудшением  состояния здоровья. Она настаивает на том, чтобы рассмотрение дела не проводилось без её присутствия, ведь согласно п. 1 ч. 2 ст. 52 УПК Украины, участие защитника в уголовном производстве в отношении лиц, обвиняемых в совершении уголовного преступления в возрасте до 18 лет, является обязательным.

Кроме того, состав коллегии судей был неполным из-за того, что судья Вдовиченко Т. находится на  больничном.

Стоит обратить внимание на то, что ситуация с судебными заседаниями, которые переносятся или проводятся неполным составом коллегии, поскольку болеют судьи, не уникальна. Международное общество прав человека сталкивается с такой проблемой во многих уголовных процессах: дело Штепы Н., дело Мельника А., Крыжановского А., Куника И. и другие.

В судебном заседании 03.11.2020 года планировалось рассмотрение следующих вопросов:

  • о возможности продолжения рассмотрения дела при таком составе суда и его участников – все участники выразились против;
  • о целесообразности продления меры пресечения обвиняемому. Прокурор и другие участники уголовного производства возражали против рассмотрения данных вопросов без стороны защиты. Необходимо отметить, что недавно МОПЧ столкнулся с продлением меры пресечения без участия защитников (дело Фильцева А.), несмотря на подобное несоответствие определения суда нормам УПК, апелляционный суд оставил подобное решение без изменений, а жалобу защитников Фильцева А. без удовлетворения. Что несомненно может создавать неофициальный прецедент в несоблюдении права на защиту в украинских судах.

В соответствии с ч.1 ст.53 УК Украины суд обязан привлечь защитника для проведения отдельного процессуального действия в порядке, предусмотренном ст. 49 этого Кодекса, исключительно в неотложных случаях, когда есть необходимость в проведении процессуального действия с участием защитника, а заблаговременно уведомленный защитник не может прибыть для участия в проведении процессуального действия или обеспечить участие другого защитника.

Судья принял постановление о привлечении защитника из Центра оказания вторичной правовой помощи для решения вопроса о продлении меры пресечения Шурману И..

Согласно ч. 3 ст. 331 УПК Украины, независимо от наличия ходатайств, суд обязан рассмотреть вопрос целесообразности продолжения содержания обвиняемого под стражей до истечения двухмесячного срока со дня поступления в суд обвинительного акта и  ходатайства о применении в отношении обвиняемого меры пресечения в виде содержания под стражей.

В соответствии с абз.5 п.20-5 раздела ХI «Переходных положений» УПК Украины временно, на период действия карантина, установленного Кабинетом Министров Украины (постановление КМУ № 641 от 22.07.20 с изменениями в соответствии с постановлением № 956 от 13.10.20) с целью предотвращения распространения на территории Украины коронавирусной болезни (COVID-19), в случае невозможности в определенный настоящим Кодексом срок коллегией судей рассмотреть ходатайство о продлении меры пресечения в виде содержания под стражей, оно может быть рассмотрено председательствующим.

Срок действия меры пресечения заканчивается 14.11.2020 года. Следующее судебное заседание назначено на 24.11.2020 года. Значит, председателю необходимо рассмотреть вопрос о продлении меры пресечения 03.11.2020 года.

На заседание прибыл защитник из Центра оказания вторичной правовой помощи. В результате рассмотрения суд, заслушав мнения участников, продлил содержание под стражей Шурману И. ещё на 60 дней.

Так, обвиняемому мера пресечения в виде содержания под стражей избрана ещё 09 июля 2018, а в дальнейшем срок содержания под стражей постоянно продлевался, последний раз – 16 сентября 2020 года. Риски, указанные в ходатайстве прокурора, остались те же, что и предыдущие разы (все, которые предусмотрены в ст. 177 УПК Украины).

В решении от 16 сентября 2020 года суд обозначил: в настоящее время Шурман И., уже в этом судебном производстве, так и продолжает обвиняться в совершении особо тяжкого насильственного преступления. Санкция статьи, которая предусматривает уголовную ответственность за преступление, в совершении которого обвиняется Шурман И., предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от 10 до 15 лет или пожизненное лишение свободы с конфискацией имущества в случае, предусмотренном п. 6 ч. 2 настоящей статьи. При рассмотрении ходатайства прокурора по существу установлено, что состояние здоровья обвиняемого (по имеющимся у суда данным), имущественное положение, прочность его социальных связей, его характеристики не изменились (возраст изменился в сторону увеличения), что свидетельствует об отсутствии уменьшения рисков, в этой части характеризующих данные лица.

В контексте обозначенного, Международное общество прав человека не может не обратить внимание, что практика ЕСПЧ имеет абсолютно противоположный вектор.

ЕСПЧ неоднократно отмечал, что тяжесть обвинения не может сама по себе служить оправданием длительных периодов содержания под стражей («Ечюс против Литвы», п. 94).

Согласно п. 3 ст. 5 Конвенции, по истечении определенного периода времени лишь существование обоснованного подозрения не оправдывает лишения свободы, и суды должны приводить другие основания для продления содержания под стражей («Борисенко против Украины», п. 50). Более того, эти основания должны быть четко указаны национальными судами («Елоев против Украины», п. 60; «Харченко против Украины», п. 80).

Существование обоснованного подозрения в совершении задержанным лицом преступления является обязательным и непременным условием законности его продолжающегося содержания под стражей, но по истечении времени такого подозрения будет недостаточно для обоснования длительного содержания под стражей. Суд никогда не пытался перевести эту концепцию в четко определенное количество дней, недель, месяцев или лет, или в разные сроки в зависимости от тяжести преступления. Как только «умного подозрения» уже недостаточно, суд должен установить другие, приведенные судами основания, которые продолжат оправдывать лишение лица свободы («Мэгги и другие против Соединенного Королевства», п. 88-89).

Суд также напоминает о неизменности оснований для подозрения. Если арестованное лицо совершило правонарушение, это является условием sine qua non для того, чтобы дальнейшее содержание его под стражей считалось законным, но через некоторое время это условие уже перестает быть достаточным. Тогда Европейский Суд должен установить другие причины, на которых основываются решения судебных органов, которые продолжают оправдывать лишение свободы. Если эти основания оказываются “соответствующими” и “достаточными”, тогда Суд выясняет, обнаружили ли компетентные национальные органы “особую добросовестность” в осуществлении производства («Лабита против Италии», п. 153).

В контексте приведенных позиций Европейского Суда необходимо проанализировать решение суда от 03.11.2020 года на предмет того, изменились ли основания продления сроков содержания под стражей.

В результате анализа было установлено, что прошлое и текущее решения идентичны в обосновании позиции суда о необходимости продления сроков содержания под стражей.

Суд часто устанавливал нарушение п. 3 ст. 5 Конвенции в случаях, когда национальные суды продолжали содержания под стражей, ссылаясь в основном на тяжесть обвинений и используя шаблонные формулировки, даже не рассматривая конкретные факты или возможности применения альтернативных мер («Харченко против Украины», пп. 80-81; «Третьяков против Украины», п. 59).

Таким образом, Международное общество прав человека обеспокоено тем, что продление сроков содержания  под стражей может иметь автоматический характер.

Следующее заседание состоится 24 ноября 2020 года. Наблюдатели МОПЧ продолжат мониторинг данного дела.