Мониторинг дела Юрия Россошанского (заседание от 25 января 2021 года)

25 января 2021 года в Шевченковском районном суде г. Киева продолжили рассматривать дело Юрия Россошанского об убийстве правозащитницы Ирины Ноздровской. Ему  инкриминируют  п.4 ч.2 ст. 115 (умышленное убийство, совершенное с особой жестокостью) УК Украины.

Напомним, 29 декабря 2017 года стало известно об исчезновении известной правозащитницы Ирины Ноздровской. А 1 января 2018 года ее тело нашли в реке возле села Демидов Киевской области. Спустя некоторое время полиция задержала подозреваемого в убийстве — Юрия Россошанского. Тогда он сознался в содеянном, заявив, что убил Ноздровскую из личной неприязни, но в скором времени он отказался от своих свидетельств. Обвиняемому грозит до 15 лет или пожизненное лишение свободы.

Заседание началось с ходатайства потерпевшей (матери Ирины Ноздровской), которая продолжает требовать, чтобы органы следствия получили доступ к перепискам её дочери в соцсетях. Она уверена, что там есть вся необходимая для расследования дела информация. Судья отметил, что сейчас этого сделать нельзя, так как необходимо придерживаться определенной процедуры.

На данном заседании суд продолжил исследовать доказательства, а именно видеофайлы обыска жилья обвиняемого. Потерпевшие, как и в предыдущие разы, утверждали, что обвиняемый говорит неправду и за убийством стоят совсем другие люди.

Сторона защиты также заявила ходатайство о том, что протокол обыска жилья от 9 января 2018 года и исследованная видеозапись – недопустимые доказательства и подлежат исключению из перечня доказательств по делу, так как органы досудебного расследования не придерживались требований статей 104, 223, 234, 236 УПК Украины. Поскольку к материалам дела были приобщены  доказательства, полученные с нарушением процессуального законодательства – они могут расцениваться как сомнительные и,  предположительно, использоваться для усложнения дела, что влечет за собой затягивание процесса. Адвокат обозначил, что в протоколе записано 11 понятых, но на видео видно, что там было 18 людей. Если рассматривать характеристику самих понятых, то они вполне могут быть заинтересованными лицами по разным причинам.
Что касается вопроса оценки фактов, которые установлены на основании предполагаемых ненадежных доказательств, Европейский суд по правам человека почти всегда оставляет на усмотрение национального судьи. Если существуют серьезные сомнения в качестве доказательств, предоставленных стороной обвинения в уголовном деле, ЕСПЧ учитывает процессуальные гарантии в случае получения и изучения таких доказательств, а не повторно оценивает эти доказательства (п.102 постановления по делу «Корнелис против Нидерландов»). Тем не менее, Европейский суд подчеркивает, что рассматривая тему доказательств, основной вопрос в деле заключается в том, было ли уголовное разбирательство справедливым в целом, обеспечивая лицу гарантии права на защиту (Хеглас против Чешской республики, п. 89-92).

В данном случае, по мнению Международного общества прав человека, тот факт, что потерпевшие предлагают исследование доказательств, который могут подтвердить вину совсем других людей, а не Ю. Россошанского, несомненно требует внимания.

По мнению судьи, вопрос с доказательствами нужно исследовать более детально и дополнительно пересмотреть видео из первого обыска (от 4 января 2021 года), но уже на следующем заседании.

Международное общество прав человека продолжит уточнение деталей данного уголовного производства.