Мониторинг дела Россошанского Ю.В. (заседание от 03 декабря 2020 года)

3 декабря 2020 года Шевченковский районный суд города Киева продолжил рассмотрение дела Юрия Россошанского, которого обвиняют в убийстве правозащитницы Ирины Ноздровской. Ему инкриминируют п.4 ч.2 ст.115 УК Украины.

Напомним, 1 января 2018 года в реке под Киевом нашли тело юриста Ирины Ноздровской, которая пропала за несколько дней до этого. 8 января подозрение в убийстве было объявлено Юрию Россошанскому – отцу Дмитрия Россошанского, который в сентябре 2015 года сбил насмерть Светлану Сапатинскую, сестру Ноздровской, и был за это приговорен к тюрьме.

Сегодня, обвиняемому Ю. Россошанскому грозит до 15 лет или пожизненное лишение свободы.

На данном судебном заседании продолжили смотреть видеозапись следственных действий.

Во время просмотра видео можно услышать, что обвиняемый говорил, что это он убил женщину, однако, как нам известно, позже (после проведения следственных действий), на одном из заседаний обвиняемый заявил, что он давал ложные показания из-за того, что на него осуществлялось давление со стороны уполномоченных лиц правоохранительных органов и свою вину Юрий на данном этапе не признаёт.

Защитник отметил, что так как обвиняемому во время досудебного расследования «обещали ст.116 УК (убийство в состоянии сильного душевного волнения)», он придумывал обстоятельства совершения преступления, надеясь, что его действия будут квалифицированы именно так. Это подтверждается, по его мнению, даже тем, что вещи убитой были найдены в одном месте, а путь, которым он возвращался домой – был совсем другим. Также и прокурор заметил, что на видео во время проведения следственных действий видно – обвиняемый не смог отобразить путь, которым возвращался домой после совершения преступления. Даже описание Россошанским вещей убитой не совпадает с действительностью. Адвокат ещё привел ряд доказательств, которые могут подтверждать выдумывание обстоятельств Ю. Россошанским.

В п.108 решения по делу «Ибрагим и др. против Соединенного Королевства» ЕСПЧ отметил, «…то, что подсудимый дает ложные показания, само по себе не доказывает его виновность. Подсудимый может лгать по многим причинам, которые вполне могут быть невинными в том смысле, что не указывают на его виновность. Здесь предполагается, что ложные показания были даны по множеству причин: из страха обвиняемого признать, что он в какой-то степени причастен к преступлению или знал о его подготовке, однако сказанного подсудимым недостаточно, чтобы считать его виновным…». Если суд считает, что у данных соответствующим подсудимым ложных показаний есть или может быть невинное объяснение, он не должен принимать их во внимание. Лишь в том случае, если уверены, что он не лгал по невинной причине, можно считать эти ложные показания доказательством, подтверждающим версию обвинения, с учетом других указаний, которые ЕСПЧ обозначил по вопросу относительно допросов в интересах безопасности.

То есть, в данном случае, причиной того, что Юрий Россошанский указывал ложные обстоятельства совершения преступления можно предположить давление на него со стороны других лиц, а также обещание смягчить наказание. Если провести аналогию с мнением ЕСПЧ по делу «Ибрагим и др. против Соединенного Королевства», то видеозапись теоретически может быть признана судом недействительной. Уже на вопрос судьи, были ли выдуманы обстоятельства – обвиняемый ответил, что да, они выдуманы для протокола.

Потерпевшая, в свою очередь, возмутилась, что во время следственных действий уполномоченные лица не взяли даже образцы с места преступления. Она утверждает, что Ю. Россошанский не мог сам спланировать и убить её дочь и это подтверждается рядом фактов. Мать Ирины Ноздровской считает, что это заказное организованное убийство. Женщина требует исследовать переписку её дочери в Фейсбук, потому что считает, что там есть вся информация о тех, кто угрожал Ирине, с чего можно было бы понять, кто мог действительно совершить убийство или способствовать этому.

Кроме того, на заседании выяснялись вопросы по поводу локации телефона убитой. Прокурор предоставил судебно-телекоммуникационную экспертизу, которая была исследована судом на заседании. Также, судом исследовалось заключение судебно-психиатрического эксперта, но защитник утверждает, что никакой доказательной ценности оно не имеет, ведь считает, что описанная характеристика подходит 99% населения.

На следующем заседании, которое состоится 10 декабря 2020 года, суд продолжит исследование доказательств. Эксперты МОПЧ продолжат уточнение деталей данного дела.