Мониторинг уголовного производства Мангера В.Н., Левина А.А. (заседание 11.01.2021)

11.01.2021 года в Днепровском районном суде города Киева состоялось рассмотрение дела  № 757/31502/20 по обвинению председателя Херсонского областного совета Мангера Владислава Николаевича и екс-помощника депутата Херсонского областного совета Левина Алексея Алексеевича, в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.27 ч.2 ст.28 ч.2 ст.121 УК Украины, а именно в организации нанесения по предварительному сговору группой лиц умышленного тяжкого телесного повреждения способом, имеющим характер особого мучения, повлекшее смерть потерпевшей – херсонской активистки Екатерины Гандзюк.

Следует отметить, что начиная с 2018 года по данному делу было открыто пять уголовных производств, касающихся убийства активистки. В частности, 30 октября 2019 года Генеральная прокуратура передала в СБУ уголовное производство о служебной халатности сотрудников полиции, которые на начальном этапе расследовали это дело.

Напомним, что Международным обществом прав человека мониторинг данного дела осуществляется с июля 2020 года.

Вначале судебного заседания судья выяснила у обвиняемого Левина А.А. состояние его здоровья и самочувствие, на что обвиняемый ответил, что чувствует себя не вполне хорошо, но слушание просил продолжить. Напомним, что адвокаты Левина А.А. не единожды ссылались на плохое состояние здоровья своего подзащитного (сердечное заболевание) при рассмотрении меры пресечения, а также ранее у него было подтверждение инфицирования Covid-19.  Необходимо обратить внимание и на тот факт, что когда обвиняемый Левин А.А. во время проведения слушания объявил о необходимости принять лекарства, суд обеспечил ему такую возможность.

Стоит отметить также, что обвиняемые, как и на предыдущих заседаниях, на время слушания находились рядом со своими защитниками.

На данный момент дело находится на стадии исследования доказательств, но прежде чем перейти к ним судом был рассмотрен ряд ходатайств. В частности, ходатайство представителей СМИ (телеканала UA: ПЕРВЫЙ. Новости.), которые просили разрешения присутствовать на данном судебном заседании и проводить видеосъемку судебного процесса, однако в само заседание так и не явились. Несмотря на неявку представителей этого телеканала, суд принял решение отказать в удовлетворении данного ходатайства в связи с введением карантина. Однако в целях обеспечения гласности и открытости судебного производства и учитывая общественный интерес, который вызывает данное дело, судом было организовано видеоконференцию с другим залом судебного заседания, где находились представители СМИ и общественности, которые имели возможность наблюдать за ходом судебного процесса.

Пункт 1 статьи 6 ЕКПЧ гласит: «Каждый… при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на… публичное разбирательство… дела… судом… Судебное решение объявляется публично, однако пресса и публика могут не допускаться на судебные заседания в течение всего процесса или его части по соображениям морали, общественного порядка или национальной безопасности в демократическом обществе, а также когда того требуют интересы несовершеннолетних или для защиты частной жизни сторон, или – в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо – при особых обстоятельствах, когда гласность нарушала бы интересы правосудия».

Цель этого правила заключается в защите сторон гражданского производства и обвиняемых в уголовном производстве от тайного осуществления правосудия и обеспечения большей видимости правосудия, поддержания доверия общества к судебной власти. С помощью этого положения средства массовой информации могут выполнять свою функцию общественного наблюдателя, которую также гарантирует статья 10 Конвенции. Путем придания прозрачности процессу отправления правосудия гласность способствует достижению цели пункта 1 статьи 6, то есть осуществлению справедливого судебного производства, гарантия которого является одним из основных принципов демократического общества (Саттер против Швейцарии, пункт 26; Рипан против Австрии, пункт 27; Крестовский против России, пункт 24).

Статья 6 ЕКПЧ, однако, является специальной нормой по отношению к ограничению присутствия средств массовой информации на судебных заседаниях. Это явное ограниченное право, поскольку формулировка пункта 1 статьи 6 определяет исключения; однако презумпция всегда должна быть в пользу публичного рассмотрения, а исключения должны строго подчиняться обстоятельствам дела – критерий строгой необходимости (Кемпбелл и Фелл против Соединенного Королевства, п. 86-92).

Кроме этого, в суд поступило ходатайство защитника Ильченко Д.О. о выдаче копии судебных решений и других документов по делу, которое суд удовлетворил.

При исследовании доказательств сторона защиты также обжаловала протоколы следственного эксперимента (в частности, протокола предъявления для опознания), указывая на отсутствие заверенного в протоколах результата следственного действия, что, в соответствии с ч.6 ст.240 УПК Украины является обязательным требованием при проведении такого эксперимента, поэтому, по мнению защитников, данные доказательства следует считать недопустимыми.

Обращаясь к практике ЕСПЧ, стоит сказать, что лишь в некоторых исключительных случаях Суд вопреки позиции национального суда был готов сделать вывод, что определенный доказательство было абсолютно ненадежным из-за подозрительных обстоятельствах, при которых он был получен (Лисица против Хорватии, п. 47-62). Например, в деле Ласка и Лика против Албании, п. 63-72) заявитель был осужден на основании результатов опознания, во время которого заявитель был одет в бело-синюю балаклаву (идентичную с теми, что использовали утверждаемые преступники), а другие участники опознания были одеты в черные маски. При таких обстоятельствах естественно, что потерпевшие  узнали заявителя как виновника. Суд пришел к выводу, что опознание, организованное таким образом, не могло иметь ценности в качестве доказательства, а потому приговор был ненадежным в целом. Однако такие дела остаются исключительно редкими, и, кроме исследования обстоятельств провокации преступлений, ни одна другая категория дел, как правило, не гарантирует в соответствии со статьей 6 повторного рассмотрения судом фактов, установленных внутренними судами.

Также вновь встал вопрос о местонахождении медицинской карточки Гандзюк К.В., что является важным доказательством по делу. Напомним, что на судебном заседания 15.10.2020 суд удовлетворил ходатайство адвоката Ильченко Д.О. о доступе к вещам и документам, а именно к истории болезни и медицинской карточке Гандзюк К.В. Но как оказалось, медицинская карта истории болезни так и не была возвращена в больницу после проведения судебно-медицинской экспертизы, о чем администрацией больницы было отправлено соответствующее письмо. По мнения стороны защиты, именно сторона обвинения должна найти данные документы, так как именно сторона обвинения не вернула данную документацию в больницу, тем самым не выполнив приговор суда.

На что стороной обвинения было заявлено, что данный документ находился в материалах СБУ, но на сегодняшний день уже возвращен, как и полагается, в больницу.

Более того, защитой обжаловались результаты судебно-медицинской экспертизы о причине смерти потерпевшей также на основании якобы их очевидной недопустимости. В частности, адвокаты обращали внимание на то, что данная судебно-медицинская экспертиза была осуществлена ​​Киевским городским клиническим бюро судебно-медицинской экспертизы и сам этот факт, по мнению защиты, уже указывает на имеющиеся нарушения при проведении данной процедуры. Так как Киевское городское клиническое бюро судебно-медицинской экспертизы является бюджетной неприбыльной организацией, основанной на коммунальной собственности территориальной общины города Киева, а Закон Украины «О судебной экспертизе», ст.7, отмечает, что исключительно государственными специализированными учреждениями осуществляется судебно-экспертная деятельность, связанная с проведением криминалистических, судебно-медицинских и судебно-психиатрических экспертиз. В связи с этим результаты экспертизы могут ставиться под сомнение и признаться в последствии недопустимым доказательством.

Прокурор же продолжал настаивать на том, что экспертиза полностью соответствует нормам действующего УПК Украины, в частности, статье 242. Аналогичную позицию высказал и суд, поэтому в удовлетворении ходатайства защитников решил отказать.

Следующее судебное заседание назначено на 14.01.2021. Эксперты Международного общества прав человека продолжат мониторинг и уточнение деталей данного судебного процесса.