Мониторинг дела Олега Татарова (от 28.12.2020)

28 декабря 2020 года в Высшем антикоррупционном суде должно было состояться очередное назначенное заседание по делу заместителя главы Офиса Президента Украины – Олега Татарова, которого подозревают в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.369 УК, а именно предложение, обещание или предоставление неправомерной выгоды должностному лицу. 18 декабря 2020 года О. Татарову вручили подозрение о предоставлении неправомерной выгоды должностному лицу за фальсификацию экспертизы в деле о завладении имуществом Национальной гвардии на сумму более 81 млн гривен.

Ранее, 24 декабря 2020 года суд уже должен был рассмотреть вопрос об избрании меры пресечения подозреваемому, но сделать этого не смог потому что приблизительно в 23:40 23 декабря, Генеральной прокуратурой была изменена подследственность данного уголовного производства: из Национального антикоррупционного бюро Украины дело передали в Службу безопасности Украины. НАБУ считает такие действия ГП вмешательством в их работу.

Из-за таких изменений новая группа прокуроров ещё не была уполномочена участвовать в производстве, а поэтому и избрать меру пресечения суд не мог, ведь согласно ст.193 УПК рассмотрение ходатайства об избрании меры пресечения должно рассматриваться с обязательным  участием прокуроров.

На 28 декабря 2020 было назначено заседание, чтобы решить тот же вопрос, но суд вынужден был снова отложить рассмотрение на 30 декабря по причине того, что прокуроры не явились не уведомив суд о причинах неявки. Международное общество прав человека обеспокоено тем, что в данном производстве может иметь место затягивание процесса со стороны органов прокуратуры, так как уже второе заседание подряд прокуратура не может начать работу, что препятствует эффективному судебному разбирательству и, в дальнейшем, рассмотрению дела в разумные сроки. Также, учитывая сложный процесс передачи дела по подследственности, и широкую огласку дела в средствах массовой информации, нельзя исключить проблему манипулирования общественным сознаниям ради достижения определенного отношения общества и, возможно, коллегии суда к процессу (см. отчет МОПЧ “Разжигание ненависти и дезинформация в СМИ”). Примечательно, что Европейский суд по правам человека в своих решениях учитывает именно задержки, которые иногда называют «существенными периодами бездействия», произошедшие, как считается, по вине властей (п.45 постановления по делу «H. против Соединенного Королевства»).

Как было указано выше, дело является резонансным и в день суда под зданием собралось очень много представителей СМИ, а также активистов, которые со словами «Татарова за решетку!» и плакатами «Нет коррупции!» требовали наказания для О. Татарова и отставки генпрокурора Ирины Венедиктовой, которая, по их мнению, препятствует расследованию дела и привлечению к ответственности подозреваемого. Зачастую, такие действия активистов могут расцениваться как давление на суд и склонение к принятию соответствующего решения, что ранее отмечали наблюдатели МОПЧ в делах П. Порошенко, А. Мельника и других. Хотя, по мнению ЕСПЧ, национальные суды должны состоять полностью из профессиональных судей, чьи опыт и квалификация в отличие от присяжных позволяют им сопротивляться любому внешнему воздействию (п.104 постановления по делу «Кракси против Италии»; п.75 постановления по делу «Мирча против Румынии»).

Международное общество прав человека продолжит уточнение деталей и мониторинг данного уголовного производства.