Мониторинг дела Антона Китаева (заседание 19.08.20)

19 августа в Лубенском районном суде Полтавской области состоялось судебное заседание по делу Антона Китаева, который обвиняется в незаконном сбыте наркотических средств и организации места употребления наркотиков.

Необходимо отметить, что отчет был подготовлен наблюдателем Международноо общества прав человека по аудиозаписи, предоставленной адвокатом. МОПЧ начинает мониторинг данного дела.

По словам защитника В. Грибовода, на протяжении всего судебного процесса, судом не было удовлетворено ни одного ходатайства защиты, при этом все ходатайства обвинения судом были приняты.

Еще на подготовительном заседании, защита просила осуществить видеотрансляцию судебного процесса на сайте Судебной власти Украины. Суд отказал в удовлетворении данного ходатайства, указав, что дело не имеет каких либо особенностей.

В последующих судебных заседаниях защита также заявляла ходатайства, в удовлетворении которых было отказано.

В частности, адвокат с первого заседания утверждал не только о наличии провокации  (подстрекательства) со стороны следственно-оперативных органов, но и возможной фальсификации материалов.

ЕСПЧ неоднократно настаивал на обязанности суда проверять факты, имеющие отношения к возможной провокации с момента заявления стороной защиты о возможном подстрекательстве.

В решении ЕСПЧ Раманаускис против Литвы сказано, что «суд, чтобы установить, ограничились ли A.Z. и V.S. только «пассивным расследованием противоправной деятельности», должен учесть, что в деле нет доказательств, подтверждающих, что заявитель ранее совершал преступления, в том числе связанных с коррупцией; как свидетельствуют записи телефонных разговоров, заявитель неоднократно встречался с A.Z. по инициативе последнего (этот факт, очевидно, опровергает приведенные Правительством доводы о том, что правоохранительные органы ни разу не давили на заявителя и не прибегали к угрозам). Напротив, через контакты, установленные по инициативе A.Z. и V.S., правоохранительные органы явно склоняли заявителя к противоправным действиям, хотя, кроме слухов, не было объективных доказательств для предположения, что заявитель занимается незаконной деятельностью».

Этих соображений достаточно для обоснования вывода, что действия сотрудников правоохранительных органов вышли за пределы пассивного расследования имеющейся противоправной деятельности.

Поскольку доводы заявителя не были полностью необоснованными, именно прокуратура должна была доказать, что факта подстрекательства не было. В случае отсутствия таких доказательств национальные суды обязаны были проанализировать обстоятельства дела и принять соответствующие меры, чтобы установить истину, а также выяснить, имело ли место подстрекательство. В случае доказательства этого факта они должны были действовать в соответствии с нормами Конвенции.  Однако органы государственной власти отрицали факт подстрекательства со стороны полиции, а суд не принял никаких мер по проверке соответствующих доводов заявителя. В частности, суд даже не пытался выяснить роль каждого из главных действующих лиц, например, причины личной инициатиы A.Z. обратиться к заявителю, несмотря на то, что обвинительный приговор в отношении последнего основывался на доказательствах, полученных в результате обжалуемого им факта подстрекательства.

В данном деле, Лубенский суд не только не начал проверку фактов, указанных защитой, но и, по мнению адвоката, по существу препятствовал состязательности.

Сторона защиты, с целью подтвердить факты подстрекательства и активных действий со стороны правоохранительных органов,  обратилась с ходатайством о временном доступе к данным оператора мобильной связи о входящий и исходящих телефонных звонках Китаева и «закупного» (свидетеля Туманова). По словам защитника, в материалах дела  есть только информация о нескольких звонках за почти 9 месяцев расследования, хотя по данным защиты, свидетель звонил А. Китаеву почти каждый день. Указанное свидетельствует о том, что орган досудебного расследования избирательно предоставил суду доказательства, хотя обязан был предоставить все.

Суд отклонил ходатайство защиты, мотивировав преждевременностью подачи, хотя уголовное процессуальное законодательство не содержит подобных оснований.

В судебном заседании, был допрошен свидетель обвинения Туманов, который осуществлял закупки. Сведения о свидетеле были изменены и содержат государственную тайну. Таким образом, судья должен был иметь доступ к государственной тайне.

С учетом этих обстоятельств, обвинение заявило ходатайство о допросе Туманова вне зала суда с изменением голоса и личных данных. А защитник потребовал от Лубенского суда перед допросом свидетеля установить личность, как это указано в ст. 352 УПК Украины (согласно части 1 ст. 352 УПК Украины, перед допросом свидетеля председательствующий устанавливает сведения о его личности и выясняет отношения свидетеля с обвиняемым и потерпевшим).

Тем не менее, суд принял решение допросить Туманова из помещения Полтавского апелляционного суда. По мнению адвоката такая ситуация может повлечь за собой невозможность надлежащим образом оценить показания главного свидетеля по делу.

В связи с вышеизложенными обстоятельствами, защита заявила отвод судьи Лубенского суда Даценка В.Н.

В §§66-70 дела Мироненко и Мартыненко против Украины, ЕСПЧ указал, что в соответствии с постоянной прецедентной практикой Суда, наличие беспристрастности для целей пункта 1 статьи 6 должно определяться в соответствии с субъективным фактором, при котором необходимо учитывать личные убеждения и поведение конкретного судьи, то есть, имел ли судья какие-либо личные предубеждения или предубеждения в данном деле; а также в соответствии с объективным тестом, то есть путем установления того, предлагал ли сам трибунал и, среди прочего, его состав достаточные гарантии для исключения любых законных сомнений в отношении его беспристрастности.

Что касается субъективного фактора, личная беспристрастность судьи должна предполагаться до тех пор, пока не будет доказано обратное.

Что касается объективной стороны, необходимо определить, существуют ли, помимо поведения судьи, установленные факты, которые могут вызвать сомнения в его беспристрастности. Это означает, что при принятии решения о том, есть ли в данном случае законные основания опасаться, что конкретный судья не обладает беспристрастностью, позиция заинтересованного лица важна, но не является решающей. Решающим является то, можно ли считать эти опасения объективно оправданными.

В этом отношении даже видимость может иметь определенное значение или, другими словами, «правосудие должно не только свершаться , оно также должно быть замечено». На карту поставлено доверие, которое суды в демократическом обществе должны вызывать у общественности.

Суд отказал в удовлетворении ходатайства об отводе и провел допрос свидетеля Туманова, так и не установив личность перед допросом.

Эксперты Международного общества прав человека продолжат мониторинг данного судебного процесса. Следующие судебное заседание назначено на 9.09.2020 года.