Мониторинг уголовного производства по делу о захвате здания полка патрульно-постовой службы полиции Республики Армении (заседание 12.08.2020).

12.08.2020 года в суде первой инстанции города Еревана состоялось заседание по делу о захвате 17 июля 2016 году здания полка патрульно-постовой службы полиции Республики Армении и о захвате в заложники сотрудников полиции, а затем и сотрудников скорой помощи. 31 августа 2016 года, оставшиеся на территории патрульно-постовой службы полиции Республики Армении члены вооруженной группы, захватившие здания полка, сложили оружие и сдались властям. Члены группы требовали отставки ряда высокопоставленных государственных чиновников, освобождения ряда лиц из колоний министерства юстиции РА.

По данному делу П.Манукяну,  В. Аветисяну, М. Аветисяну, Г. Егиазаряну , А. Биляну, А. Кюрегяну, С. Барсегяну, С. Назаряну и Э. Григоряну предъявлено обвинение по следующим статьям УК РА: приготовление к организации массовых беспорядков (статья 35-225, часть 1), незаконное приобретение, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств, совершенное организованной группой (статья 235, часть 3), захват зданий, строений, средств транспорта, сообщения или связи, совершенное организованной группой (статья 219, часть 3, пункт 1), захват заложника, совершенное организованной группой (статья 218, часть 3, пункт 1), хищение или вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств организованной группой, с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой его применения (статья 238, часть 4, пункт 1, пункт 2), умышленное уничтожение или повреждение имущества, причинившее ущерб в особо крупных размерах (статья 185, часть 3, пункт 1), кража, совершенная в особо крупных размерах, совершенная организованной группой (статья 177, часть 3, пункты 1,2), убийство двух или более лиц, лица или его близких, в связи с выполнением этим лицом его служебной деятельности или общественного долга, сопряженное с похищением человека или захватом в заложники, с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение (статья 104, часть 2, пункты 1,2,3,11).

Суд перешел к стадии процесса “судебные прения”. Согласно части 3 статьи 354 уголовно-процессуального кодекса РА, первым с речью выступил прокурор и предложил П. Манукяна приговорить к 9 годам лишения свободы, В. Аветисяна- к 8 годам и 9 месяцам лишения свободы, А. Биляна – 21 годам лишения свободы, С. Барсегяна приговорить к пожизненному лишению свободы. Остальных пяти членов вооруженной группы прокурор предложил приговорить к лишению свободы от 8 до 9 лет.

Государственный обвинитель заявил, что в случае почти всех подсудимых, при суммировании наказаний за совершенные преступления, срок лишения свободы превышает установленный уголовным кодексом РА максимальный срок лишения свободы, а именно 25 лет лишения свободы. Прокурор предложил приговорить обвиняемых к минимальному сроку учитывая принятый в 2018 году закон об амнистии. По словам прокурора, закон об амнистии настолько снижает общественную опасность рассматриваемых действий, что позволяет предложить наиболее мягкое наказание, предусмотренное уголовным кодексом РА.

Жены полицейских, погибших в результате захвата полка здания патрульно-постовой службы и которые проходят по делу в качестве правопреемников потерпевших, попросили суд дать время для подготовки речи. Суд отложил слушание по делу и дал правопреемникам потерпевших возможность для подготовки к речи в процессе судебных прений.

По мнению экспертов МОПЧ, даже если суд не применит закон об амнистии к подсудимым и приговорит их к более суровым наказаниям, чем предложенное прокурором, то в данном случае не будет иметь место нарушение статьи 7 Европейской конвенции по правам человека (далее-Конвенция). Такую позицию выразил Европейский суд по правам человека (далее- Европейский суд) по делу Андрея Фролова против Российской Федерации. По данному делу заявитель жаловался по Статье 7 Конвенции, что в его деле не был применен закон об амнистии. Соответствующая часть Статьи 7 Конвенции гласит следующее: “Никто не может быть осужден за совершение какого-либо деяния или за бездействие, которое согласно действовавшему в момент его совершения национальному или международному праву не являлось уголовным преступлением. Не может также налагаться наказание более тяжкое, нежели то, которое подлежало применению в момент совершения уголовного преступления”. Европейский Суд отклонил жалобу как явно необоснованную по смыслу пунктов 3 и 4 Статьи 35 Конвенции. Европейский Суд напомнил, что в его задачи не входит установление индивидуальной уголовной ответственности заявителя или фактов, оспариваемых заявителем, поскольку это главным образом является вопросом оценки национальных судов. С точки зрения пункта 1 Статьи 7 Конвенции, Европейский Суд должен проверить, являлись ли деяния, совершенные заявителем, уголовно наказуемыми на момент их совершения, и было ли это определено с надлежащей доступностью и предсказуемостью в национальном законодательстве (см. Постановление Европейского Суда по делу “Стрелетц, Кесслер и Кренц против Германии” жалобы N 34044/96, 35532/97 и 44801/98, ECHR 2001-II, § 51). В этой связи Европейский Суд отмечает, что заявитель не оспаривал того, что Уголовный кодекс Российской Федерации законодательно закреплял преступления, за которые он был осужден, как в момент их совершения, так и на момент судебного разбирательства. Эти нормы были общедоступны, и их применение должно было быть достаточно ясным и предсказуемым для заявителя. Наказание, назначенное судом, не превышает максимальное наказание, предусмотренное Уголовным кодексом Российской Федерации за преступления, в совершении которых заявитель был признан виновным. (см. Постановление Европейского Суда   по делу “Андрея Фролова против Российской Федерации” от 8 марта 2007., жалоба N 205/02, §58, § 59).

Следующее заседание назначено на 19.08.2020, в 11:00.

Экспертный совет МОПЧ,

Отчёт подготовлен С. Шахбазян (Армянская секция МОПЧ)