Памяти Андрея Сахарова, которому 21 мая 2021 года исполнилось бы 100 лет.

Как бы он отпраздновал сегодня свой 100-летний юбилей?

 

14 декабря 1989 года, Андрей Дмитриевич Сахаров скончался в возрасте 68 лет, москвичи прощаются.

Декабрь 1989 года, минус 40 градусов, всё покрыто снегом и льдом, я стою в очереди людей, которой не видно ни конца ни края. Молодая студентка-политолог Университета имени Гёте (Франкфурте-на-Майне) из Западной Германии стоит в самой длинной очереди, которую она когда-либо видела. Дрожащая, в меховом пальто и в мужской шапке из овчины. Надо сказать, выглядит она довольно странно на фоне остальных, однако на неё никто не смотрит. От сибирского мороза людей не спасают даже дородные меховые шубы. Вокруг царит почтенная созерцательная тишина, никто не спрашивает впередистоящего, почему он тут стоит, равно как и никто не говорит ему, что сзади него стоят. Не было никакой беспорядочной суеты взад-вперёд, такой типичной для ежедневных советских очередей, к которым она привыкла спустя пять месяцев после своего приезда в Москву.

Нет, это было что-то совсем другое, что-то великое, в этом сибирском холоде, в котором даже слюна мгновенно застывала на лице, это была русская душа, томно дышащая теплом. Все они выстроились здесь, в этой очереди, выстояв бесчисленное количество часов, уже в темноте ночи, чтобы отдать дань уважения человеку, который так глубоко тронул их души. Андрей Сахаров.

Кем был этот человек? Это, конечно, вопрос не старшему поколению, но для подрастающего вопрос вполне оправдан. Проще говоря, он был кем-то вроде Махатмы Ганди с Востока.

Андрей Сахаров – всемирно известный физик-ядерщик, главный разработчик советской водородной бомбы. Но адское значение того, что он создал, привело его, равно как и его коллегу по ту сторону «железного занавеса» в разгар холодной войны Роберта Оппенгеймера, к экзистенциальному процессу социальной ответственности.

Первоначально убеждённый в том, что баланс атомного оружия двух мировых держав может гарантировать мир и безопасность, он заменил атомный баланс в этой мирной формуле Всеобщей декларацией прав человека и обнаружил, что в его стране фактор, который он сейчас считает решающим, является не более чем плацдармом, с помощью которого уравнение не может быть выведено подобным образом.

Да, конечно, такая коррекция формулы не требует математического гения и не возносит его до уровня Махатмы Ганди.

Возникает вопрос, насколько я лично готов ручаться за эту формулу?

Представьте себе мир, разделённый на две непримиримые конкурирующие мировые державы, одна из которых определяется тем, что она обладает единственно правильной формулой мира и свободы, что она боролась за права человека. Сколько мужества потребовалось на пике этой удачной формулы, чтобы Андрей Сахаров как руководитель научных достижений, как ведущий представитель советской интеллигенции, как значимая фигура, встал перед мировой общественностью и доказал, что эта базовая формула его страны ошибочна и, более того, что здесь боролись не за соблюдение прав человека, а против этого соблюдения.

И в конечном итоге это ещё и присущая человеку харизма, которой, несомненно, обладал Андрей Сахаров.

Не столько научный гений, сколько человеческое тепло и мудрость располагали людей.

С конца 1960-х годов Сахаров занял очень конкретную позицию и написал множество философских эссе по фундаментальным вопросам мира и свободы. Он выступал за переоценку сталинского террора, осуждал подавление Пражской весны, всегда выступал за ненасильственное сопротивление, в открытых письмах апеллировал к советской власти за демократизацию страны, постоянно информировал о судьбах политических заключённых и их пытках (в том числе и в психиатрии), лично объявил голодовку за их освобождение, поддерживал угнетённые меньшинства, работал над новой конституцией, подчёркивал основополагающее значение функционирующего конституционного государства и интеллектуальной свободы.

И, само собой разумеется, что из героя государства №1 он превратился во врага государства первой категории КГБ. От международного образца для подражания до вынужденной ссылки в Горький под надзором специального подразделения КГБ.

Само собой разумеется, что он лично не получил Нобелевскую премию мира, присуждённую ему в 1975 году; вместо него премию получила его вторая жена Елена Боннэр которая в 1984 году была вынуждена отправиться вслед за ним в ссылку в Горький.

В декабре 1986 года Михаил Горбачёв лично позвонил Сахарову (накануне вечером Сахарову установили телефон), отменил его изгнание и привёз обратно в Москву.

И ровно два года спустя я стояла здесь, в этой бесконечной очереди, в этот сибирский холод среди русских душ, которые хотели здесь только одного: отдать дань уважения покойному.

И хотя в тот год, который я провела в Советском Союзе, я полюбила эту страну и её народ, отстояв три часа в абсолютно недвижущейся очереди, я ушла, словно ледышка, безвозвратно покинув своё место в очереди, добытое таким трудом, но тронутая тем, что мне довелось быть частью столь особенного исторического момента.

Жизнь Андрея Сахарова зеркально отражает историю создания МОПЧ.

Андрей Сахаров был прекрасным образцом для подражания для русского эмигранта и практически ровесника Сахарова Ивана Агрусова, основателя МОПЧ, которого КГБ в начале 1970-х годов объявил врагом государства первой категории, а вместе с ним и всё МОПЧ, которое Штази преследовало так, как никакую другую организацию.

Само собой разумеется, что этим двоим не разрешили встретиться; ранее данное косвенное согласие стать почётным председателем МОПЧ было отклонено Сахаровым в своём письме, поступившем в МОПЧ в октябре 1982 года:

Дорогие друзья, с большим интересом и благодарностью я получил сведения о том, что МОПЧ проводит столь выдающуюся работу по защите узников совести и от других нарушений прав человека… от всего сердца желаю вам успехов… что касается вашего предложения об избрании меня почётным председателем, то должен сообщить вам, что я не могу принять его… ввиду моей почти полнейшей изоляции… Андрей Сахаров.

Как бы Сахаров отпраздновал своё 100-летие сегодня, 21 мая 2021 года? Была бы проведена в Москве достойная церемония, смог бы он получить Нобелевскую премию мира в Осло?

В России планирование такого масштабного празднования возьмёт на себя организация «Мемориал», председателем-основателем которой он стал вскоре после изгнания и перед своей смертью. «Мемориал» посвящён прежде всего переоценке сталинского террора и реабилитации его жертв и на сегодняшний день является крупнейшей и самой известной правозащитной организацией России.

Таким образом, она была одной из первых из почти 200 неправительственных организаций, подпадающих под действие закона «Об иностранных агентах» 2012 года.

Закон появился после масштабных уличных протестов в 2012 году и был оправдан необходимостью защиты от иностранного влияния, наносящего вред государству.

Организации, получающие средства из-за рубежа и ведущие активную общественно-политическую деятельность, с тех пор обязаны проходить специальную аудиторскую проверку своих финансов и документации и во всех своих документах указывать себя «иностранными агентами». Закон «Об иностранных агентах» характеризуется в основном расплывчатостью юридических терминов и определений, и в основном судья имеет очень широкий и произвольный диапазон толкования того, какие НГО он может объявить иностранным агентом и какой приговор (вплоть до высоких штрафов и лишения свободы, а также закрытия организации) он может вынести.

Как раз после принятия закона я сама находилась в это время Москве, чтобы принять участие в ежегодной общей конференции российской секции МОПЧ. После многих лет работы в хороших условиях это был однозначный срез, появились старые страхи, я всё оглядывалась вокруг, не собирается ли орда ОМОНовцев (спецназа) ринуться из этого белого автобуса на нас и засадить за решётку.

Но ничего подобного не было замечено, за исключением обычных сотрудников МВД, которые, в свою очередь, наблюдали за происходящим.

Но связывать новый закон об агентах с началом сталинского террора, как это делали многие российские коллеги, мне показалось чересчур преувеличенным.

Но они предупреждали, что этот закон не будет концом, он станет лишь краеугольным камнем для дальнейших и более радикальных ограничений гражданского общества. И они оказались правы.

Феномен пресечения любого противостояния в зародыше все более жёсткими законами Госдумы России, превосходящими друг друга по своей абсурдности, имеет устойчивое словосочетание в русском языке, а именно «бешеный принтер».

Давно известный феномен автократических и диктаторских систем, которые, по крайней мере, до сих пор пытаются сохранить видимость своей легитимности.

Тем, кто мало представляет себе, что это значит, достаточно вспомнить сюжет пятой части Гарри Поттера, когда великая инквизиторша Долорес Амбридж ежедневно вешала на высокие стены Хогвартса новые школьные декреты для того, чтобы помешать ученикам создавать Отряд Дамблдора.

Краеугольным камнем клеветнического закона «Об иностранных агентах» стал принятый в 2015 году закон «О нежелательных иностранных организациях», а именно тех, которые оказывают финансовую поддержку «российским иностранным агентам».

В следующем году действующее анти-экстремистское законодательство было массово расширено («пакет Яровой») и охватило все сферы независимых СМИ, в том числе и личное пользование Интернетом. Телекоммуникационные провайдеры были привлечены к ответственности за содержание контента своих пользователей, преследованию блогеров и пользователей социальных сетей, были предоставлены практически неограниченные возможности и максимально возможный диапазон наказания (с 14-летнего возраста и до восьми лет лишения свободы). Однако, поскольку в законе «Об экстремизме» отсутствует точное юридическое определение его «тёзки» (экстремизма), он подлежит очень широкому и произвольному толкованию как со стороны полицейского аппарата, так и со стороны судебной власти. Гибкий закон на «все случаи жизни».

В конце 2019 года «бешеный принтер» снова заработал с удвоенной силой, когда президент Путин инициировал крупную конституционную реформу. В кратчайшие сроки был составлен пакет из более чем 170 конституционных поправок, которые в совокупности ужесточают самодержавное государственное устройство Российской Федерации.

Таким образом 450 депутатов Государственной Думы, три четверти из которых являются представителями правящей партии «Единая Россия», официально сделали себя более зависимыми от верхней системы, чем от народа.

Подстёгнутые магической функциональной мощью своего «бешеного принтера» в рамках крупной конституционной реформы, неисчислимые расширения закона «Об иностранных агентах» в уголовном законодательстве появились в том же году не в последнюю очередь в связи с выборами в Государственную Думу (раз в 5 лет) в сентябре этого года.

Теперь организации, получающие иностранное финансирование, должны самостоятельно зарегистрироваться в государственных органах в качестве иностранных агентов.

Иностранное финансирование теперь включает в себя не только финансовые ресурсы, но и материальное обеспечение, будь то компьютер, принтер, копировальная или туалетная бумага.

Внутреннее продвижение организации, включённой в список иностранных агентов, также запрещено. Им не разрешается получать какую-либо поддержку со стороны бизнес-сообщества, им не разрешается проводить собственное краудфандинговое финансирование, и они не получают никаких государственных средств для неправительственных организаций, сумма которых в этом году составила более 111 млн. евро.

В начале 2021 года «бешеный принтер» смог выплюнуть совершенно особый закон, согласно которому закон «Об иностранных агентах» теперь применяется не только к организациям, но и к «физическим лицам», которые «политически» связаны с такой организацией. Понятно, что термин «политический» не имеет точного юридического определения, поэтому простое посещение мероприятия может повлечь за собой серьёзные уголовные последствия. Кроме того, физическое лицо должно само подать заявление на «звание» иностранного агента и сделать его публично узнаваемым.

Законодательная инициатива в сфере образования, уже обсуждавшаяся во время моего последнего пребывания в России в ноябре 2018 года, сейчас находится в состоянии засухи: она затрагивает все «разведывательные и образовательные учреждения», которые общаются с зарубежными учёными. Приглашение зарубежного учёного в настоящее время требует одобрения компетентного министерства, а содержание общения также должно быть проверено государством. Само собой разумеется, что вновь введённый здесь термин «разведка» с юридической точки зрения очень широк.

«Бешеный принтер» оказывается волшебным инструментом и в преддверии предстоящих выборов в Государственную Думу: иностранным агентам запрещена какая-либо деятельность в связи с выборами.

Например, единственный независимый институт по проведению выборов (также числящийся в списке иностранных агентов), основанный известным в мире учёным-социологом Юрием Левадой, больше не имеет права публиковать опросы для избирателей.

В особенности, на время избирательной кампании отсеиваются не только ассоциации, организации и физические лица – «иностранные агенты», но и «аффилированные»организации или лица. При этом понимается, что термин «аффилированный» не имеет точного юридического определения.

Так что если где-то в крошечном уголке самой большой страны в мире результат выборов не соответствует желанию государства, легко доказать, что кто-то, кто кого-то знает, был вовлечён в избирательный процесс

На этом фоне и без учёта ситуации с пандемией на предыдущий чисто гипотетический вопрос можно, тем не менее, дать очень подробный ответ:

Как бы Андрей Сахаров отметил своё 100-летие сегодня, 21 мая 2021 года? Было бы в Москве достойное чествование?

Что ж, начнём с процедуры планирования, его организации «Мемориал», по крайней мере, больше не придётся проходить сложные официальные процедуры для получения необходимой регистрации в качестве иностранного агента: об этом государство позаботилось заранее. На всех приглашениях должна стоять чёткая пометка «Иностранный агент». Им будет запрещено получать какие-либо финансовые или иные пожертвования в натуральной форме как внутренние, так и из заграницы. В государственной поддержке им также отказано.

Они должны будут подавать официальное заявление в соответствующее министерство на каждого приглашённого ими иностранного учёного и вести официально проверяемый учёт каждого интервью с ними, если они получат разрешение, а также проверять каждый подарок на день рождения.

Празднование в качестве частного лица также подпадает под эти условия, поскольку Андрей Сахаров теперь будет зарегистрирован в качестве иностранного агента как физическое лицо. Любой посетитель вечеринки также может быть классифицирован как иностранный агент, посетив её. Или, по крайней мере, как «аффилированный», и, следовательно, не будет иметь права каким-либо образом участвовать в избирательном процессе, не говоря уже о выдвижении своей кандидатуры.

Смог бы он теперь лично получить Нобелевскую премию мира в Осло?

Здесь вопрос остаётся в значительной степени гипотетическим. Он наверняка воспользовался бы возможностью выступить против закона «Об иностранных агентах», занять позицию по вопросам Крыма, Осетии, Приднестровья, Чечни или Карабаха, выступить за переоценку сталинского террора, осудить подавление Белорусского Лета, призвать Российскую Федерацию к демократизации страны, представить свою концепцию новой Конституции, которую он разработал ещё 50 лет назад и которая кажется более демократичной, чем проходящая сейчас в спешном порядке крупнейшая в истории России конституционная реформа. Он подчеркнул бы фундаментальную важность функционирующего конституционного государства и интеллектуальной свободы.

Он, конечно, сообщил бы о состоянии здоровья Алексея Навального в тюрьме, и, если бы оно было столь же угрожающим, как сейчас сообщается, он – даже если предположить, что эти двое не на одной волне – объявил бы голодовку ради него.

Если бы его собственное здоровье не выдержало бы всего этого в почтенном возрасте 100 лет, к его похоронной службе применялись бы те же правила, что и для гипотетического празднования юбилея, перечисленные выше.

Более того, в ходе принятия новых законов об ужесточении наказаний за неповиновение полиции очереди на подобного рода мероприятиях были бы полностью запрещены. Поэтому вопрос о том, могла бы эта скорбящая очередь, в которой я стояла тогда, суровой русской зимой, незадолго до распада Советского Союза, сегодня, после 32 лет «модернизации», так трепетно попрощаться, до сих пор остаётся без ответа.

Прощание с одним из своих, с тем, кто мог стоять в одном ряду с выдающимися мыслителями мира, кого уважали и любили, кто открывал мировой общественности свои болезненные переживания, не выставляя их напоказ, кто выражал своё стремление к международному взаимопониманию, миру и свободе не только для тогдашнего Советского Союза, но и для всего мира, и кто лично пострадал во имя осуществления всего вышеперечисленного.

Это ощущалось тогда, в декабре 1989 года, в этом особом безмолвном ряду людей, это и было настоящее прощание, запомнившееся как один из самых трогательных исторических моментов в жизни.

Др. фил. наук Кармен Круш-Грюн

Международное общество прав человека