11 декабря прошёл виртуальный «круглый стол» с участием лидеров организаций гражданского общества России. Темой обсуждения стала ситуация с ухудшением условий деятельности неправительственных организаций

11 декабря прошёл виртуальный «круглый стол» с участием лидеров организаций гражданского общества России. Темой обсуждения стала ситуация с ухудшением условий деятельности неправительственных организаций

Закон об иностранных агентах пошатнул активность российских НГО

11 декабря прошёл виртуальный «круглый стол» с участием лидеров организаций гражданского общества России, организованный Форумом русскоязычных европейцев и правозащитным центром «Мемориал» при поддержке МИД Германии. Темой обсуждения форума в рамках проекта «Немецко-российский правозащитный диалог» стала ситуация с ухудшением условий деятельности неправительственных организаций. Ниже представлен спектр мнений и оценок участников конференции.

Закон об иностранных агентах пошатнул активность российских НГО

Светлана Астраханцева, Московская Хельсинкская Группа (МХГ). МХГ – старейшая правозащитная организация России. К сожалению, российские граждане не готовы поддерживать правозащитные организации, а получение пожертвований из-за рубежа грозит получением статуса иностранного агента, так что МХГ вынуждена сдерживать свою активность. Изменение Конституции России в 2020 году девальвировало систему выборов. Кроме того, под предлогом борьбы с COVID-19 запрещается свобода собраний, даже одиночные пикеты блокируются. Под этим же предлогом введено всеобщее наблюдение за гражданами, в то же время, обращает внимание эксперт, нет возможности наблюдать за соблюдением прав человека находящихся в тюрьмах.

Наталья Таубина, фонд «Общественный вердикт». Фонд активно использует инструмент ЕСПЧ, так как защита прав человека (запрет пыток, жестокого обращения, свободы собраний, слова и другие) на национальном уровне достаточно лимитирована. Принятие закона об иностранных агентах в 2012 сильно подорвало работу организации. С тех пор давление и репрессии только нарастают.

Северный Кавказ – регион, нарушения прав человека в котором впоследствии распространяются и на всю Россию

Ольга Садовская, Комитет против пыток. Организации оказывается жёсткое сопротивление: за год дважды был сожжён офис со всеми документами и компьютерами в Чечне, там же сожгли машину, где было 10 журналистов. Затем разгромили офис и в Ингушетии, поэтому отделению организации пришлось перебазироваться в Пятигорск для наблюдения за ситуацией с правами человека на юге России. Эксперт отметил, что, публикуя личные данные нарушителей прав человека, стоит иметь доказательства их нарушений, чтобы не проиграть в суде. К примеру, Комитет против пыток, активно расследующий жалобы на применение пыток и время от времени публикующий данные таких нарушителей, ещё ни разу не проиграл. Также активно стоит использовать и метод экстраполяции: при массовых нарушениях прав человека их суть от дела к делу не меняется. Организация по возможности собирает и деньги на помощь пострадавшим от пыток, но это непросто: деньги можно жертвовать только со счетов в российских банках.

Анна Добровольская, Правозащитный центр «Мемориал». Офис «Мемориала» в Чечне был закрыт местными властями 2 года назад, хотя республике просто необходимо присутствие правозащитников на месте: в секретных тюрьмах, по свидетельствам пострадавших, идут пытки, преследованию подвергаются представители ЛГБТ-сообщества. Адепты ряда религиозных общин, например свидетели Иеговы или некоторых мусульманских, также являются частым объектом преследований в России. Организация как «иностранный агент» подвергается частым и внеплановым проверкам прокуратуры, как сейчас, а недавно ей пришлось выплатить громадный штраф в 5 миллионов рублей за отсутсвие маркировок «иностранный агент» на отдельных записях в социальных сетях, другого подобного штрафа удалось отбиться за счёт общественной поддержки. Деньги собирали всем миром – краудфандингом. Государственные механизмы защиты прав человека нуждаются в активизации, в частности тот же Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека в последнее годы сильно сбавил свою активность.

Светлана Ганнушкина, Комитет «Гражданское содействие». Организации 30 лет, и она помогает беженцам. Люди из других стран мигрируют в Россию в поисках убежища, но получить статус беженца непросто. К тому же переселенцы из Северного Кавказа подвергаются особому давлению на расовой и религиозной почве.

Москва стараетстся брать пример с Пекина

Дамир Гайнутдиннов, АГОРА. В связи с веерными блокировками интернета в России (Telegram, Ингушетия, Бурятия), Беларуси, других регионах страдает не только свобода слова, но и обычный бизнес, ведь под санкции попадают даже мирные сайты по типу сервисов бронирования авиабилетов. Россия делает решительные шаги ко всеобщей слежке не только в интернете: к примеру, в Москве для прохода на митинги нужно проходить через рамку металлоискателя, а процесс снимается на камеру, подключённую к системе распознавания лиц. Кроме того, пандемия COVID-19 стала ещё одним триггером для попрания прав человека.

Закон об иностранных агентах нарушает права граждан, ситуация будет ухудшаться

Леонид Абгаджава, Русь Сидящая. Эксперт отметил, что нет возможности наблюдать за соблюдением прав человека в пенетанциарных учреждениях. Огромному количеству людей вообще отказывают в оказании медицинской помощи, притом что в России почти 500 тысяч заключённых. Заключённым дают некачественное питание. Не менее губительно и психологическое насилие со стороны сотрудников федеральной службы по исполнению наказаний, демонизирующих людей за решёткой; имеет место и физическое насилие, хотя и в меньших масштабах. Остра и проблема секретных тюрем в ДНР и ЛНР: по свидетельствам сотен, там катастрофа.

Полина Филиппова, Сахаровский центр. Даже неполитическая организация по сохранению наследия академика Сахарова (архивирование его трудов, правозащитное просвещение, поддержка идеалов мира, прогресса и прав человека) вынуждена страдать от ярлыка «иностранный агент».

На фоне COVID-19 футбольные матчи в России проходят со зрителями, а одиночные пикеты запрещены

Леонид Драбкин из ОВД-Инфо рассказал, что в России задерживаются за мирные протесты в среднем 7 человек в день. Правозащитная организация оказывает правовую помощь таким людям, придаёт их делам огласку, ведь гласность защищает.

Наркополитика не гуманизируется

Анна Саранг от Фонда содействия защите здоровья и социальной справедливости имени Андрея Рылькова обострила проблему ВИЧ-инфицированных и наркозависимых в России. Ранее наркоманов часто пытали и били, а сегодня больных заключают в тюрьму: число осуждённых по статье 228 УК РФ («Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств…») растёт.

Светлана Захарова, представительница Российской ЛГБТ-сети, отметила, что закон о запрете пропаганды нетрадиционных социальных отношений среди молодёжи фактически действует на всё население, включая и взрослых, что не даёт вести общественную дискуссию по проблеме. Встречаются и случаи отказа в полиции помощи членам ЛГБТ-сообщества. В Чечне проблемы с правами ЛГБТ особенно велики. Кроме того, за проведение анкетирования по теме ЛГБТ в школах этим летом организации грозит закрытие.

Домашнее насилие – самый распространённый вид нарушений прав человека

Анна Ривина, Центр «Насилию.нет». Даже в Германии, по результатам исследований, каждая третья женщина страдала от насилия в семье. ВИЧ-положительные женщины, пострадавшие от домашнего насилия, не могут попасть в центры помощи таким жертвам в Москве, их просто не принимают без особого на то закона или его пункта. Известно и о том, что на фоне COVID-19 ограничений российская полиция штрафовала женщин, которые выходили из дома в полицию, чтобы сообщить о насилии над ними в семье.

Юрий Чесноков, Межрегиональный народный протест против ввоза московского мусора на станцию Шиес. С июня 2019 года постоянно стоит лагерь на месте предполагаемого строительства мусоросжигающего завода под Архангельском и уже несколько десятков тысяч приняли участие в протестах.

Palatochnyj-lager-musornyj-protest-na stancii-shies
Палаточный лагерь во время мусорного протеста на станции Шиес Архангельской области в июне 2019 года. Фото сделано участником протеста.

Стройка ведётся незаконно и без документов, и демократически настроенные люди составили костяк движения «Поморье не помойка». Припасы доставляют на вертолётах, имеются пострадавшие в стычках с охранниками горе-рабочих и полицией. Активисты Шиеса преследуются, однажды чуть не погибли под колёсами грузовых машин, что прорывали оцепление дежуривших на объекте активистов. Даже группа «Rammstein» «помогла»: активиста движения, фаната группы, судят за репост клипа немецких рокеров в социальной сети, который тот по требованию правоохранителей сразу же удалил. Ему грозит от 2 до 6 лет в тюрьме. Другой активист движения, организовавший марш по городу в 2019 году, получил 400 часов исправительных работ.

Если кто-то думает, что если не будет знакомиться с информацией о нарушениях прав человека, то с ними это не случится, то это не так

Все выступления представителей гражданского общества получились краткими, но содержательными. По итогу все спикеры были едины в своих оценках: закон об иностранных агентах нарушает права граждан, а непростая ситуация, в которой сейчас работают все НГО в России, будет только ухудшаться. Тем не менее важно просвещать аудиторию, ибо, как сказала Ольга Садовская из Комитета против пыток: «Если кто-то думает, что если не будет знакомиться с информацией о нарушениях прав человека, то с ними это не случится, то это не так».

Перников П.А., член правления, руководитель пресс-центра БС МОПЧ