Мониторинг судебного процесса над С. Зинченко, П. Амброськиным, А. Маринченко, С. Тамтурой, О. Янишевским (заседание от 17.03.2020)

29 декабря 2019 года в рамках Нормандского формата произошёл обмен между Украиной и ОРДЛО. В списки на обмен попали и 5 экс-сотрудников Беркута (С. Зинченко, П. Амброськин, А. Маринченко, С. Тамтура, О. Янишевский), мониторингом дела которых в течение двух лет занимается Международное общество прав человека.  8 февраля двое из них (А. Маринченко, С Тамтура) вернулись в Украину. Их адвокат А.Горошинский опубликовал в социальных сетях открытое обращение своих клиентов к Президенту Украины В.Зеленскому в котором экс-беркутовцы просят признать неконституционным ЗУ «О недопущении преследования и наказания лиц по поводу событий, которые имели место во время проведения мирных собраний», а также  принять единый ЗУ, который освободил бы от ответственности и протестующих, и сотрудников правоохранительных органов.

Стоит отметить, что свое согласие на обмен экс-беркутовцы прокомментировали следующим образом: « Мы согласились на обмен только для того чтобы не сорвать его. К нам (А. Маринченко, С Тамтура) была применена мера пресечения в виде круглосуточного домашнего ареста, а у наших товарищей (3 других обвиняемых по данному делу) – содержание под стражей. Обмен «всех на всех» был возможностью для их освобождения». Кроме того, вернувшиеся обвиняемые, заявили о том, что будут и далее принимать участие в судебных заседаниях, поскольку хотят восстановить честное имя спецподразделения «Беркут».

Важно выделить тот факт, что перед тем, как произошёл обмен в рамках Нормандского формата всем подозреваемым и обвиняемым, которые участвовали в этом обмене, суд менял меру пресечения на личное обязательство. Эксперты МОПЧ выражают свою обеспокоенность касательно данного факта, поскольку мера пресечения в виде личного обязательства подразумевает определённый перечень тех самых обязательств, которые возлагаются на обвиняемого, среди прочего,  прибывать в суд по первому требованию. Учитывая то, что уголовные дела не были закрыты, а значит будут и далее рассматриваться в судебном порядке встаёт вопрос, а как собственно говоря дела будут рассматривать без участия обвиняемых. Предположим, назначается судебное заседание, вызываются стороны, в том числе обвиняемые, последние не являются по объективным на то причинам, и тем самым нарушают обязательства, возложенные на них, возможный логичный процессуальный итог – объявление в розыск обвиняемого. То есть  получается, что суд знает где находится обвиняемый, суд сам дал на это молчаливое согласие, сменив обвиняемому меру пресечения, и  суду теперь ничего не остаётся кроме как объявить в розыск обвиняемого, чтобы сгладить эту процессуальную коллизию. Эксперты МОПЧ пытались выяснить у представителей адвокатуры и судебной власти как процессуально следовало оформить обмен «всех на всех», чтобы избежать вышеописанной ситуации, но никто не сумел ответить на этот вопрос, поскольку он не отрегулирован на законодательном уровне.

Вернёмся к обстоятельствам дела и напомним, что данное уголовное производство рассматривается более 5 лет и на протяжении практически всего этого времени все пятеро обвиняемых находились в СИЗО.  А.Маринченко и С. Тамтуре мера пресечения была изменена только во второй половине 2019 г. Такое длительное судебное  рассмотрение с применением меры пресечения, ограничивающей свободу обвиняемых, может вызывает сомнения у независимого наблюдателя относительно разумности сроков как самого уголовного рассмотрения, так и пребывания обвиняемых в СИЗО. Безусловно для  Украины это резонансное дело, наша судебная власть ранее не сталкивалась с делами такой сложности, отметим, что сложность дела является одним из критериев ЕСПЧ при определении того, являлась ли длительность уголовного разбирательства разумной («Кониг против Германии» пункт 99), но к примеру в деле «Руй против Франции» пункт 29, ЕСПЧ пришел к выводу о том, что несмотря на сложность дела ввиду количества лиц, подлежащих допросу, и материалов технического характера, подлежащих рассмотрению в деле, разумный срок рассмотрения уголовного производства был превышен (дело рассматривали 5 лет и 11 месяцев).

17 февраля в Святошинском районном суде города Киева должно было состояться первое судебное заседание после возвращения двоих обвиняемых, но в связи с карантином, объявленным на территории Украины, суд принял решение перенести заседание на 4 июня.

Эксперты Международного общества прав человека продолжат мониторинг данного судебного процесса.