В Запорожье состоялся круглый стол «Масс-медиа, формирование мнения, права человека в странах Восточного партнерства и России», посвященный проблеме давления СМИ на судебный процесс

19 октября 2019 года в Запорожье состоялся круглый стол в рамках проекта Международного общества прав человека «Масс-медиа, формирование мнения, права человека в странах Восточного партнерства и России», посвященный проблеме давления СМИ на судебный процесс.

Координатор МОПЧ Анастасия Алексеева рассказала об известных организации за последнее время случаях негативного воздействия СМИ на субъекты судебных разбирательств:

– Киев. Судья Оксана Бирса, вынесшая оправдательный приговор сотруднику харьковского «Беркута» Андрею Хандрыкину. Еще до рассмотрения дела с помощью СМИ было создано общественное мнение, что «этот Хандрыкин виновен», что впоследствии, после принятия О.Бирсой оправдательного приговора, стало причиной создания негативного образа низкоквалифицированной судьи;

– Судья КСУ Виктор Городовенко. Факт того, что он почесал нос во время интервью был воспринят журналистом как доказательство того, что он говорит неправду, о чем и было написано в статье. Несмотря на то, что судья в интервью заявил, что ему никогда не предлагали взяток, журналист написал, что на такой должности это невозможно, а значит судья Городовенко лжет;

– Полтава. Дело о двойном убийстве. Наблюдателями были зафиксировано давление «активистов» на адвокатов, вплоть до использования фраз «адвокат убийцы» и обклеивание машины соответствующими плакатами. Подобные акции в том числе могут быть спровоцированы публикациями в СМИ с такими заглавиями, например, как «На Полтавщине судят убийц судьи и мэра Кременчуга». Вынесение общественностью приговора еще до решения суда является не только нарушением презумпции невиновности, но и попыткой надавить на суд, поскольку любое положительное решение суда может быть воспринято общественностью как уступка «убийцам»;

– Житомир. Адвоката, защищающего человека, обвиняемого в госизмене, называют «прокремлевским», «пророссийским», «сепаратистом». Отмечается, что адвокаты, на которых оказывается такое давление, могут начать работать менее интенсивно или вообще отказаться от дела.  Был случай, когда под таким давлением одна из адвокатов, защищавшая обвиняемого в госпреступлении генерала СБУ, ушла из процесса;

– Харьков. Мехти Логунов. В сети пишут, что судьи хотят его убить.  Фактически, судебная система не может обеспечить необходимое техническое оснащение для проведение заседания по делу с гос.тайны и кол-во судей с доступом к ней. Но на самих судей уже повесили ярлык, обвинив в намеренном затягивании дела с целью убить пожилого.

– Начальник управления информации ВСП Оксана Лысенко сказала, что только за 2019 зафиксировано более 200 жалоб о давлении на суд.

Анастасия отметила, что все перечисленные случаи способствуют зарождению в обществе правового нигилизма.

Судья Коммунарского районного суда г. Запорожья Сергей Тучков привел данные социологического исследования касательно отношения граждан к судебной системе, проведенного в Украине при поддержке Совета Европы. Среди случайных граждан – полностью не доверяют судам более 80%, а среди людей, опрошенных на выходе из судов, – только 41,4%. Сергей объяснил это тем, что большинство граждан не сталкиваются с работой судов и поэтому не владеют объективной информацией. 55% респондентов сказали, что черпают информацию о работе судов из СМИ. Для негатива есть и объективные причины, например, слишком длинные сроки рассмотрения дел, которые связаны с острым недостатком судей. Тем не менее, вопросы есть и к работе журналистов, освещающих судебный процесс. Для того, чтобы делать это объективно и профессионально, они должны либо сами иметь юридическое образование, либо консультироваться с юристами.

Доцент факультета журналистики Запорожского национального университета Ирина Бондаренко согласилась с тем, что сегодня журналисты массово пренебрегают стандартами профессиональной этики и не умеют работать с источниками информации. По данным ПРООН, граждане Украины чаще обращаются для защиты своих прав не в суды, а в СМИ. При этом в частности в ЗНУ нет курса «журналистика и судебный процесс», поэтому студенты невежественны в этом вопросе. По мнению Ирины, правозащитники, судьи, адвокаты, журналисты, профессионально занимающиеся судебным процессам, должны проводить для студентов соответствующие тренинги и университет открыт для такого сотрудничества. Также она сообщила, что в университете студентам преподаются все необходимые дисциплины, в т.ч. касательно стандартов работы, но, когда они начинают работать в СМИ, повышением квалификации там, как правило, никто не занимается. Кроме того, в нашем обществе очень низкая правовая культура, а для журналистов нет специальных учебников, которые бы объясняли, как работать в сфере правосудия. Поэтому то, что сегодня есть в украинской новостной журналистике – это часто не журналистика, а пропаганда. Связана эта ситуация прежде всего с тем, что собственники СМИ – олигархи, которые с помощью медиа решают свои личные задачи. Ирина Бондаренко пояснила, что в региональной журналистике остаются средние по уровню студенты, а лучшие едут за границу или в Киев. Однако проблема не только в журналистах. По ее словам, когда в аудитории рассказывается о ст. 34 Конституции Украины в той ее части, где осуществление свободы слова может быть ограничено законом обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия, студенты смеются, говоря, что суды коррумпированные. Доцент сообщила, что есть движение в сторону реформирования журналистики, превращения ее в тематическую, но это длительный процесс.

Судья-спикер Шевченковского районного суда г. Запорожья Наталья Звездова выразила обеспокоенность тем, что журналисты позволяют себе делать вывод о виновности или невиновности человека не только до решения суда, но и даже до начала судебных разбирательств. Также она отметила, что политики и журналисты позволяют себе комментировать решения судей, чего с обратной стороны не происходит и происходить не может, поскольку существует судейская этика. Что же касается коррупции и других нарушений в судах, заниматься этими вопросами должны правоохранительные органы, а не журналисты.

Глава пресс-службы Запорожской епархии УПЦ, член Союза православных журналистов Украины протоиерей Александр Овчаренко рассказал о том, что в январе 2018 на редакцию СПЖУ было совершено нападение, а после этого сразу на Десятинный монастырь и потом на Киево-Печерскую лавру. Правоохранители же не хотели заниматься этим вопросом и открытия уголовного дела удалось добиться только через суд, куда обратились сами православные журналисты. Протоиерей отметил, что в Украине число погибших журналистов больше, чем в остальных странах постсоветского пространства. Эти и многие другие факты нарушений прав верующих в Украине были переданы представителями УПЦ в ОБСЕ на прошедшем в Варшаве саммите.

– Следствие использует журналистов, чтобы фабриковать доказательства для помещения под стражу тех, кого оно хочет туда поместить, – заявила адвокат Ольга Зелинская. Она привела пример дела с запорожским реабилитационным центром для наркозависимых, руководство которого хотели поместить под стражу и для этого выбросили в СМИ фотографии грязи и разрухи в этом центре, где якобы насильно удерживали людей. Однако потом выяснилось, что эти фотографии были сделаны в одной из одесских ночлежек для бездомных и к реабилитационному центру отношения не имеют. Ольга убеждена, что в таких случаях ключевой является работа адвоката. Если давление СМИ и соцсетей подталкивает судью к лишению свободы невиновного человека и адвокат при этом молчит, то судья вынужден слушать доводы прокурора, по мнению которого, как правило, подозреваемых вообще надо расстреливать, а не брать под стражу. Еще один приведенный ею пример – экс-начальник запорожской полиции Золотоноша, который при задержании, еще до начала судебного рассмотрения дела, официально во всех интервью заявлял, что задержанный является преступником и его надо посадить. Но даже находясь под давлением, суд не сможет взять невиновного человека под стражу, если доводы адвоката будут аргументированы. Адвокат Зелинская рассказала о случаях, когда судьи готовы по закону оправдать человека, но это невозможно сделать без правильных ходатайств адвокатов о недопустимости доказательств. Однако, если дело политическое и судьям угрожают расправой, то никакая аргументация не работает.  Касательно работы журналистов, Ольга отметила, что они не владеют юридическими терминами, не понимают разницу между подозрением и обвинением, мерой пресечения и тюремным сроком и т.д., в т.ч. поэтому подают ложную информацию, создающую в обществе негативное мнение о человеке, разжигают ненависть.

Депутат местного совета г. Днепра и экс-редактор новостного портала «Око планеты» Антон Русанов рассказал о том, как сам подвергся преследованиям со стороны СМИ. После того, как он зарегистрировал на городском сайте петиций петицию о возвращении переименованному проспекту Героев Сталинграда его названия, в СМИ появились публикации о том, что он «русскомировец», «депутат-сепаратист» и даже «депутат-боевик» со ссылкой на небезызвестный сайт «Миротворец», где написано, что Русанов – боевик, прошедший обучение в лагере в Ростове-на-Дону. По словам депутата, он намерен подавать иск по защите чести и достоинства, но в то же время опасается того, что в суде появятся праворадикальные группировки, которые будут угрожать судьям.

Писатель, публицист, блогер Мирослава Бердник обратила внимание собравшихся на противозаконную деятельность сайта «Миротворец». Она заметила, что по поводу закрытия данного сайта уже писали обращения из ООН, а также депутаты Германского Бундестага. По ее словам, именно с подачи этого сайта началась массовая травля журналистов, блогеров, общественников в Украине. СМИ, которые занимаются травлей, ссылаются на «Миротворец», а раз есть ссылка, то нет ответственности. Доходит до того, что банки мониторят данные «Миротворца» и на этом основании отказывают гражданам в обслуживании. Находясь на «Миротворце», тяжело пересекать границу. После появления на «Миротворце» журналиста Олеся Бузины, его убили. С подачи «Миротворца» о Бердник в Википедии написали, что она «медийная террористка», а потом изменили на «имеет устойчивые антиукраинские взгляды». После этого в радикальных пабликах начались призывы расправиться с ней и даже выставлялась цена в 3000 евро тому, кто ее обнаружит. После публикации на «Миротворце» Мирослава вынуждена жить без семьи, чтобы не подвергать близких опасности, т.к. по ее старому адресу, который выложили на сайте, пришли радикалы, взломали бронированную дверь, устроили погром и выжгли глаза на фото проживавшей там в том момент женщины, отдаленно похожей на Бердник, думая, что это именно она. Писатель рассказала о том, что за ее журналистскую и блогерскую деятельность она проходит в СБУ по одному и тому же делу (посягательство на территориальную целостность Украины и содействие террористической организации) и как свидетель, и как подозреваемый. При этом почти за 4 года досудебного следствия органы так и не смогли собрать ничего, чтобы выдвинуть обвинение. При этом медийное давление идет со дня обыска. При обыске нашли оставшуюся с празднования 9 мая георгиевскую ленту, православный молитвослов и икону, а также программу конференции, посвященной Великой отечественной войне, в которой Бердник принимала участие. Все это выложили на ноутбук, сфотографировали и разместили в открытом доступе на сайте СБУ. Обыск еще не закончился, но пресс-служба СБУ написала, что журналистка призналась в сотрудничестве с ФСБ и дает показания против своих подельников. По поводу молитвослова и иконы, данная пресс-служба написала: «Так выявляется вата». Это тут же распространили десятки СМИ. Кроме того, изъятые в ходе обыска в качестве вещдоков архивы были незаконно переданы в СМИ и распространены в виде компромата.

Журналист Павел Волков, который провел больше года в СИЗО по обвинениям в посягательстве на территориальную целостность Украины и содействии террористической организации путем журналистской деятельности, а затем был оправдан, рассказал о роли СМИ в его деле, создании с их помощью атмосферы ненависти в обществе, заведомом осуждении человека без соответствующего решения суда, давлении на судебный процесс. Также он привел факты, подтверждающие сотрудничество СБУ и прокуратуры с теми СМИ, которые занимались вышеуказанной деятельностью. Волков пояснил, что травля в СМИ, клевета и давление началось после публикации пресс-службой СБУ (в т.ч. в виде видеообращения спикера запорожского УСБУ Сергея Левченко) недостоверной информации о получении Волковым денег от спецслужб РФ на организацию государственного переворота в Украине, что не вошло не только в обвинительный акт, но и даже в сообщение о подозрении. Вся эта вылитая в СМИ клевета негативно отразилась на дальнейшей социализации. В суды неоднократно приходили представители праворадикальных группировок, угрожали обвиняемому, его родным, адвокатам, публиковали в открытом доступе информацию о судьях. Даже после оправдательного приговора СМИ продолжают писать об оправданном как о террористе, сепаратисте и агенте иностранных спецслужб. Также Волков привел пример донецкого фермера Николая Бутрименко, которого судили в Запорожской области, оправдали по статье «терроризм», но признали виновным по статье «финансирование терроризма» за то, что он зарегистрировался в органах «ДНР» как предприниматель – его поле после начала вооруженного конфликта оказалось по обе стороны от линии соприкосновения. Оправданного по статье «терроризм» человека продолжают в СМИ называть террористом, из-за которого якобы погибли украинские военнослужащие. Также Волков привел примеры публикаций, разжигающих ненависть к судьям, которые вынесли оправдательные приговоры по делам, связанным с конфликтом на востоке страны.

Глава Шевченковского районного суда г. Запорожья Ирина Жупанова подтвердила, что суд во время вынесения приговора по делу Волкова вынужден был прибегнуть к усиленной охране, опасаясь провокаций со стороны праворадикалов С14 и Нацдружин.

Адвокат Антон Симонец предположил, что, если бы в Украине реально заработали законы о привлечении к ответственности за клевету и за подобные публикации назначались крупные штрафы, ситуация могла бы измениться.

Собравшиеся согласились с тем, что юридическая ответственность за клевету и разжигание ненависти в СМИ должна быть, но, вероятно, не уголовная. Даже опровержения, которые по факту никогда не публикуются, не могут исправить ситуацию, т.к. общественное мнение формируется до публикации опровержения и существенно не меняется с помощью такой публикации. В сложившейся ситуации одним из путей позитивных изменений в сфере взаимодействий судов и журналистов могут стать совместные образовательные инициативы, о которых много говорили участники круглого стола.

Острую дискуссию вызвал вопрос, может ли свобода слова ограничиваться в интересах национальной безопасности, особенно в ситуации вооруженного конфликта. Часть присутствующих считала, что да, а другая часть, что по факту сейчас свобода слова ограничивается (вплоть до уголовного преследования) только тем журналистам и общественным деятелям, которые не поддерживают текущий политический и экономический курс власти.

В завершение круглого стола было принято решение о взаимодействии суда с факультетом журналистики ЗНУ и представителями Международного общества прав человека, в том числе проведение лекций для студентов журфака, налаживание коммуникации с пресс-центрами судов, а также участие будущих журналистов, желающих иметь дело с юридическими новостями, в мониторинге судебных процессов, совместно с наблюдателями МОПЧ.