Григорчук: “Некоторые активисты не смогли восстановиться после тюрьмы”

Активист Павел Григорчук рассказал о том, что по вине прокурора Нику Шендри, который обвинил его в сентябре в нападении, его и других активистов содержали в нечеловеческих условиях в СИЗО.

Напомним, инцидент между Григорчуком и Шендрей произошел 11 сентября возле Кишиневской апелляционной палаты. Прокурор утверждает, что активист его избил.

Григорчук же заявляет, что он просто попытался вернуть свой телефон, и не помнит, ударил ли он прокурора. Активиста задержали 23 сентября, а уже 26 сентября суд сектора Чеканы принял решение поместить Григорчука под предварительный арест на 30 суток.

Прокуратура уточнила, что Григорчук нанес Шендре травмы, и прокурору понадобилась медицинская помощь. Сам Григорчук утверждает, что Шендря пытался отобрать у него телефон, но он его вернул, «применив допустимую силу». 7 октября его перевели под судебный контроль.

 

“У нас есть моральное право дать ему пинок. Мы должны бороться, чтобы у нас работал правовой механизм. Кто против них заведет дело? Многие из группы Петренко находились в ужасных условиях, некоторые не смогли восстановиться после того, как их освободили. От них отвернулась семья, они не могли найти работу. Инцидент с прокурором Нику Шендрей и с Сырбу — это чисто бытовой инцидент. Один хотел отобрать у меня телефон, другой оскорбил. Они поступили не по-мужски“, – сказал Григорчук в эфире передачи Politica с Натальей Морарь.

Напомним, экс-депутата Григория Петренко и шестерых его соратников задержали 6 сентября 2015 года во время акции протеста у Генеральной прокуратуры. После полугода в тюрьме и двух месяцев под домашним арестом членов «группы Петренко» освободили под судебный контроль.

В ходе рассмотрения дела представители Парламентской ассамблеи Совета Европы, правительство Германии и Госдепартамент США признали членов «группы Петренко» политическими заключенными. «Группа Петренко» пожаловалась в ЕСПЧ. Петренко и его соратники утверждают, что их содержали в нечеловеческих условиях в тюрьме № 13, а во время домашнего ареста заставляли носить электронные браслеты, хотя в этом не было необходимости. «Для ареста не было достаточных причин, а суды не смогли мотивировать решение продлить арест», — отмечали в обращении в ЕСПЧ члены «группы Петренко».