Мониторинг судебного процесса над А. Татаринцевым (заседание 18.09.2019)

18.09.2019 в Куйбышевском районном суде Запорожской области состоялось судебное заседание по делу предпринимателя Андрея Татаринцева, обвиняемого в финансировании террористической организации, пособничестве в ведении агрессивной войны, жестоком обращении с военнопленными и гражданским населением. А. Татаринцев после 2014 года продолжал осуществлять предпринимательскую деятельность на территории, граничащей с ОРДЛО (торговля дизельным топливом с нефтебазы). При этом, как утверждает он сам, в 2014-2015 годах бывали случаи, когда по принуждению (опасаясь за жизнь и безопасность своей семьи), ему приходилось отдавать топливо вооружённым людям, которые представлялись военными непризнанных республик «ДНР/ЛНР». Также бывали случаи грабежа, когда силой и под угрозой применения оружия у него отбирали дизельное топливо и автотранспорт. На сегодняшний день Татаринцев, страдающий сахарным диабетом 2-го типа, содержится под стражей более 2 лет. Эксперты МОПЧ продолжают мониторинг данного судебного процесса.

Председательствующий судья Малеванный зачитал справку, полученную от филиала государственного учреждения «Центр охраны здоровья» ГУИС Украины в Запорожской области (санчасть СИЗО) после обследования больного сахарным диабетом 2-го типа Татаринцева в 9 горбольнице г.Запорожья. В ней указано, что Татаринцеву необходимо инсулиновое лечение, которое СИЗО не может обеспечить вследствие отказа заключенного от замера уровня сахара в его крови, а также, что состояние Татаринцева удовлетворительное и содержаться в условиях СИЗО он может.

Адвокат Владимир Ляпин спросил подсудимого, отказывался ли он от замеров уровня сахара, на что тот ответил отрицательно, а также сообщил, что с момента его обследования в августе 2019 он не получал никакого лечения и пояснил, что лечение не может быть осуществлено в условиях внутреннего режима СИЗО, т.к. принимать все лекарства нужно с диетической пищей, которой в изоляторе нет, измерять сахар натощак и после приемов пищи – завтрак в изоляторе в 7 утра, а врач приходит в 9. Врач СИЗО приходил к Татаринцеву после обследования лишь однажды – узнать, что ему прописали. Затем через дежурного по корпусу выдавали неизвестные «разноцветные» таблетки без инструкции употребления.

Начальник конвоя под присягой заявил, что питание заключенному при вывозе его на суд не предоставляется, соответственно больной сахарным диабетом в день судебных слушаний поводит 7-10 часов без питания.

МОПЧ отмечает, что указанные обстоятельства противоречат Европейской конвенции (ст. 3), и решениям ЕСПЧ, государство обязано принимать меры для того, чтобы лицо, к которому применяется мера пресечения в виде содержания под стражей, не испытывало лишения и страдания в более высокой степени, чем тот уровень, который неизбежен при лишении свободы (дело «Калашников против России»).

В заседании была допрошена врач-эндокринолог 9 горбольницы г. Запорожья Светлана Товстыга, которая составляла план лечения подсудимого. Под присягой она сообщила, что все полгода обследования больной находится в состоянии декомпенсации – ему требуется активное лечение, изменение режима жизни и режима питания, а помимо таблеток необходима инсулинотерапия трижды в день перед основными приемами пищи. Прием же назначенных препаратов без диетического питания чреват гипогликемической комой, что опасно для жизни. Когда она посещала санчасть СИЗО, то обнаружила, что в изоляторе инсулина нет вообще, а глюкометр и инструкция к нему – на китайском языке. Эндокринолог заявила, что в данный момент у Татаринцева хроническая почечная недостаточность. Через полгода больной будет нуждаться в диализе – искусственной почке или пересадке почек. Все подтверждающие это документы переданы в СИЗО.

В связи с открывшимися обстоятельствами МОПЧ напоминает, что в решении ЕСПЧ по делу «Салахов и Ислямова против Украины» (от 14.03.2013) «Суд подчеркивает, что ст. 3 Конвенции возлагает обязанность на Государство обеспечивать, учитывая практические требования тюремного заключения, то, чтобы здоровье и благополучие заключённого были адекватно гарантированы, в том числе путём обеспечения ему необходимой медицинской помощи…Одним из важных факторов для такой оценки является резкое ухудшение состояния здоровья лица в местах содержания под стражей, которое неизбежно ставит под сомнение соответствие медицинской помощи, доступной там…». Кроме того, ЕСПЧ неоднократно указывал, что предоставление необходимой медицинской помощи лицам в местах содержания под стражей является обязанностью государства (решение от 18 декабря 2008 года в деле «Ухань против Украины»)

Далее врач Товстыга сообщила, что давление Татаринцева повышено – 170Х100, сахар в крови 12,9 при норме 5,5. Такое состояние отрицательно отражается на нервной системе, на мыслительном процессе, из-за чего обвиняемый не может адекватно и полноценно воспринимать информацию. Касательно ответа санчасти СИЗО о возможности содержания Татаринцева в изоляторе эндокринолог заявила, что «через полгода такого содержания мы из молодого мужчины получим инвалида, у которого предполагаемый прогноз жизни минимален».

Эксперты МОПЧ обеспокоены отношением сотрудников санчасти Вольнянского СИЗО-11 к состоянию обвиняемого, которое без надлежащего лечения может привести к инвалидности и даже летальному исходу и считает, что данная ситуация подпадает под действие обеспечительных мер, применяемых ЕСПЧ в соответствии с Правилом 39 Регламента, которые заключаются в запрете государству совершать действия, способные привести к причинению непоправимого и одновременно существенного вреда жизни и здоровью заключенного.

Прокурор заявил, что в суде неоднократно заслушивались медработники, которые говорили, что чрезмерный уровень сахара не может свидетельствовать о том, что обвиняемый не в состоянии принимать участие в заседаниях. Адвокат Ляпин выразил протест в связи с тем, что ни один врач и ни один фельдшер скорой помощи таких показаний не давали. Суд удовлетворил протест, но прокурор проигнорировал рекомендацию суда и сказал, что врач санчасти СИЗО говорила, что «нельзя ставить знак равенства между состоянием здоровья и возможностью принимать участие в заседании».

В связи с этим адвокат Ляпин заявил ходатайство о вызове в суд представителей санчасти СИЗО с целью выяснения обстоятельств неоказания Татаринцеву назначенного в больнице лечения и правомочности предоставления справки о возможности содержания обвиняемого в СИЗО, не только когда в штате санчасти нет специалиста-эндокринолога, но и в ситуации, когда суд вообще не задавал такого вопроса. Защитник связывает это с действиями военной прокуратуры, которая, по его словам, оказывает влияние на сотрудников санчасти СИЗО.

Он обратил внимание на то, что, когда Татаринцева задержали, уровень сахара в его крови был 6, теперь же он не опускается ниже 10, а иногда взлетает до 18. При этом за 2 года пребывания обвиняемого в изоляторе ни одна рекомендация врачей не была выполнена.

В решении ЕСПЧ «Похлебин против Украины» Суд указывает: «…государственные органы должны также обеспечить всесторонний учёт данных о состоянии здоровья заключённого и о лечении, которое он получал во время содержания под стражей… Государственные органы должны также доказать, что были созданы необходимые условия для фактического выполнения назначенной схемы лечения…».

В связи с этим адвокатом подана жалоба в ЕСПЧ, где уже открыто соответствующее производство и определен срок до середины октября для подачи в Европейский суд результатов медицинского обследования Татаринцева.

Прокурор выразил протест против ходатайства адвоката о вызове с суд медработников СИЗО по той причине, что врач СИЗО несколько раз уже была в суде и давала обоснованные объяснения, а также потому что в материалах дела есть отказы обвиняемого от лекарств, еды и измерения уровня сахара. Прокурор заявил, что сторона защиты злоупотребляет своими правами, затягивая процесс в целях попытки избежать наказания.

Международное общество прав человека отмечает, что наблюдатель МОПЧ присутствовал на заседаниях, когда выступала врач санчасти СИЗО и зафиксировал, что она не была приведена к присяге, не предъявила ни удостоверяющих личность документов, ни документов, подтверждающих ее профессиональную компетентность. Кроме того, выяснилось, что данный медработник не имеет в процессе никакого статуса, не был никем официально вызван ни в качестве эксперта, ни в качестве свидетеля, а также не имеет документа, регламентирующего ее нахождение в рабочее время не на месте работы.

Татаринцев попросил суд огласить документы, в которых он якобы отказывался от лечения, поскольку он ничего подобного не подписывал. Председательствующий судья ответил, что это журнал санчасти с отметками «согласился/отказался», но найти его в деле не смог. Зато нашел журнал «предоставления диетического питания», где стоит отметка «выдано» и подпись, по словам судьи, того, кто выдавал, но не Татаринцева.

Посовещавшись на месте, суд удовлетворил ходатайство защиты, поскольку «справка из СИЗО не является медзаключением, а журнал не засвидетельствован, непонятно кем ведется и как фиксируется отказ обвиняемого». Также постановили, что состояние здоровья Татаринцева не позволяет ему участвовать в заседании и перенесли суд на 17 октября.

Суд неоднократно принимал решение об отклонении ходатайств защиты по смягчению меры пресечения из-за неоказания больному медпомощи в СИЗО на основании именно вышеуказанных неизвестно кем и при каких обстоятельствах заполненных журналов как доказательства отказа Татаринцева от лечения.  Также суд не первый раз, приняв решение о переносе заседания в связи с невозможностью участия в нем Татаринцева по состоянию здоровья, тем не менее продолжает заседание, чтобы заслушать ходатайство обвинения о продлении меры пресечения.

Прокурор не предоставил стороне защиты ходатайство в письменном виде с приложениями, содержащими документальные доказательства наличия рисков, за 3 часа до его рассмотрения согласно гл.18 УПК Украины, на что обратил внимание адвокат, но судья все равно предложил прокурору его зачитать. Адвокату Ляпину все же удалось добиться выполнения нормы УПК и получения копии указанного ходатайства. Но оказалось, что прокурор подготовил только две копии – для себя и для суда, и отдав одну из них защите, не имеет своего экземпляра для зачитывания в заседании. В связи с этим он попросил суд о перерыве, чтобы сделать еще одну копию ходатайства. Адвокат заявил протест, ссылаясь на принцип равенства и состязательности сторон. Суд назначил перерыв.

В своем ходатайстве прокурор в который раз повторил одни и те же доводы (тяжесть обвинения, наличие социальных связей на неподконтрольной территории и в РФ, возможность давления на свидетелей) не обосновывая и не доказывая, а лишь констатируя существование рисков неисполнения подсудимым своих процессуальных обязанностей и невозможность избежать этих рисков с помощью более мягких мер, что является обязательным условием для содержания под стражей (ст.ст. 176-178, 183 УПК).

Согласно правовой позиции ЕСПЧ по делу «Тодоров против Украины» для продления содержания под стражей должны быть исключительно веские причины. При этом, как указывает Европейский суд, лишь тяжесть преступления, сложность дела и серьезность обвинений не могут служить основанием для продления такой меры. Кроме того, ст. 184 УПК Украины прямо говорит о том, что ходатайство прокурора о применении меры пресечения должно содержать изложение обстоятельств, на основании которых прокурор пришел к выводу о наличии одного или нескольких рисков, отмеченных в его ходатайстве, и ссылки на материалы, которые подтверждают эти обстоятельства.

Адвокат Ляпин предложил суду либо назначить Татаринцеву залог (поскольку согласно обвинительному акту в его деле нет тяжких последствий, и никто не погиб), а дальнейшее содержание в СИЗО приведет к инвалидности, а возможно и смерти, либо «если суд боится военную прокуратуру и СБУ», взять самоотвод.

Благодаря решению КСУ от 25.06.19 о признании неконституционным положения ч.5 ст.176 УПК Украины (о безальтернативности меры пресечения в виде содержания под стражей для лиц, которые обвиняются в совершении преступлений, предусмотренных статьями 109-114-1, 258-258-5, 260, 261 УК Украины) суд был вынужден рассмотреть возможность внесения залога, но решил отказать в этой мере, поскольку «защита не предоставила документы о материальном положении обвиняемого». Иные альтернативные меры пресечения рассмотрены не были. В итоге было принято решение продлить содержание Татаринцева под стражей на 60 дней без права внесения залога на основании все той же справки из санчасти СИЗО об удовлетворительном состоянии обвиняемого и возможности содержания его в условиях следственного изолятора.

МОПЧ  выражает обеспокоенность в связи с тем, что в качестве обоснования продления содержания под стражей используется справка санчасти о том, что необходимое лечение и питание проводится, невзирая на показания обвиняемого, конвоя, врача-эндокринолога, результаты обследования, фактическое отсутствие в СИЗО прописанного инсулина, а также на то, что справка о возможности содержания в изоляторе по состоянию здоровья выписана санчастью СИЗО, в которой отсутствует квалифицированный специалист (врач-эндокринолог).

Суд не рассматривает альтернативные содержанию под стражей меры пресечения, что может свидетельствовать о нарушении п. 3 ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод (дело «Буряга против Украины»).