Мониторинг дела Андрея Татаринцева (заседание 20.03.2020)

20 марта 2020 года в Куйбышевском районном суде Запорожской области состоялось открытое судебное заседание по делу предпринимателя Андрея Татаринцева, который обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 258-3, ч. 5 ст. 27, ч. 2 ст. 28, ч. 2 ст. 437, ч. 1 ст. 438 Уголовного кодекса Украины (финансирование террористической организации, пособничестве в ведении агрессивной войны, жестоком обращении с военнопленными и гражданским населением).

Со слов адвоката, Татаринцев Андрей, в 2014-2015 годах обвиняется в торговле бензином на нефтебазе, находившейся на территории ОРДЛО и передаче его вооруженным лицам, предположительно военным непризнанных республик «ДНР/ЛНР», а также передаче топлива на станцию скорой помощи и другие объекты на территории «ДНР/ЛНР».

Эксперты Международного общества прав человека продолжают мониторинг данного судебного процесса.

Наблюдатетем МОПЧ зафиксировано, что несмотря на карантинные меры, введенные правительством в условиях эпидемии коронавируса, а также рекомендации, вывешенные на входе в суд, коллегия судей, секретарь судебного заседания и конвой не имели масок. Также маска не была выдана обвиняемому, который, по его словам, перевозился в не прошедшем дезинфекцию автозаке. Также, согласно информации, переданной наблюдателю МОПЧ Татаринцевым и сотрудниками конвоя, в СИЗО не проводятся санитарные мероприятия, заключенные не обеспечены масками и дезинфицирующими средствами, санчасть СИЗО не осматривает заключенных ни при выезде на суд, ни при возвращении в СИЗО, что может подвергнуть большое количество содержащихся в тесных и плохо проветриваемых помещениях опасности заражения коронавирусом.

Учитывая, что обвиняемый страдает тяжелой формой сахарного диабета, а потому находится в группе риска по коронавирусу, такая ситуация может быть расценена как нарушение прав человека (ст. 3 Европейской конвенции). Так, в решении ЕСПЧ по делу «Кудла против Польши» (№ 30210/96, § 94, ECHR 2000-XI) указано, что задержанные должны содержаться в условиях, совместимых с уважением к их человеческому достоинству, и чтобы характер и метод исполнения меры не подвергали задержанных расстройству или трудностям, чья интенсивность превышает неизбежный уровень страдания, присущий лишению свободы.

Перед началом судебного заседания Андрей Татаринцев сообщил своему адвокату о плохом самочувствии, о том, что ему не дали сахаропонижающие таблетки, а вместо диетического питания – порванный пакет с печеньем, маслом, белым хлебом и другими противопоказанными при сахарном диабете продуктами. Кроме того, обвиняемый утверждал, что последний замер сахара ему делали в зале суда два месяца назад, а с тех пор врач санчасти к нему даже не приходил. Адвокат Владимир Ляпин заявил ходатайство о вызове скорой помощи. Однако суд, посовещавшись на месте, принял решение, что Татаринцев не может в таком состоянии здоровья принимать участие в заседании, а просьбу вызвать «скорую» проигнорировал. Несколько попыток адвоката напомнить о необходимости оказания медицинской помощи снова были проигнорированы, а судья Малеванный В.А. заявил о необходимости рассмотреть вопрос о продлении меры пресечения.

Эксперты МОПЧ отмечают, что такие действия со стороны государства могут нарушать статью 3 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, которой определено, что  «Никто не должен подвергаться пыткам или бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию» (дело «Бекетов против Украины», № 44436/09, § 76, ECHR 2019-II).  Также согласно решению по делу «Калашников против России» (№ 47095/99, § 95, ECHR 2002‑VI) государство должно обеспечивать содержание лица под стражей в условиях, соответствующих уважению к человеческому достоинству, чтобы характер и метод исполнения меры пресечения не причинял лицу страдания или трудности, интенсивность которых превышает неминуемый уровень страданий, свойственный содержанию под стражей.

Кроме того, суд не первый раз, приняв решение о переносе заседания в связи с невозможностью участия в нем Татаринцева по состоянию здоровья, продолжает заседание, чтобы заслушать ходатайство стороны обвинения о продлении меры пресечения.

Адвокат Ляпин В.Ю. заявил отвод председательствующему судье Малеванному В.А. на том основании, что судья своими действиями ставит под угрозу жизнь подсудимого. Вернувшись из совещательной комнаты, коллегия без объяснения причин отклонила отвод. Полный текст решения, по словам, судьи, будет позже. Тогда адвокат заявил второй отвод – судье Ходько В.Н., сообщив, что аргументацию отвода в письменном виде он предоставит на следующем заседании. Отвод был отклонен.

Считаем необходимым обратить внимание, что все это время Андрей Татаринцев находился без медицинской помощи. Судья Малеванный В.А. заявил, что «скорую» вызовут только тогда, когда коллегия удалится в совещательную комнату для вынесения решения по продлению меры пресечения. Появившийся со временем в зале суда фельдшер скорой помощи зафиксировал сахар на уровне 12,1 при норме 5,5 и повышенное давление. Фельдшер был допрошен и под присягой заявил, что Татаринцеву нужна консультация специалиста-эндокринолога, своевременный прием лекарств и диетического питания. Оказать помощь больному, а именно организовать контроль сахара, можно только в условиях стационара. Суд отпустил фельдшера и не принял никаких решений по оказанию Татаринцеву медицинской помощи, но снова проигнорировал просьбы адвоката и самого обвиняемого.

В решении ЕСПЧ по делу «Салахов и Ислямова против Украины» (№28005/08, § 129, ECHR 2013-III «Суд подчеркивает, что ст. 3 Конвенции возлагает обязанность на Государство обеспечивать, учитывая практические требования тюремного заключения, то, чтобы здоровье и благополучие заключённого были адекватно гарантированы, в том числе путём обеспечения ему необходимой медицинской помощи…Одним из важных факторов для такой оценки является резкое ухудшение состояния здоровья лица в местах содержания под стражей, которое неизбежно ставит под сомнение соответствие медицинской помощи, доступной там…». Кроме того, ЕСПЧ неоднократно указывал, что предоставление необходимой медицинской помощи лицам в местах содержания под стражей является обязанностью государства («Ухань против Украины», №30628/02, § 72, ECHR 2008-XII).

Прокурор, участвовавший в заседании в режиме видеоконференции, зачитал ходатайство о продлении меры пресечения в виде содержания под стражей. Эксперты МОПЧ выражают обеспокоенность, что в своем ходатайстве прокурор в который раз повторил одни и те же доводы (тяжесть обвинения, наличие социальных связей на неподконтрольной территории и в РФ, возможность давления на свидетелей) подробно не обосновывая и не доказывая, а лишь констатируя существование рисков неисполнения подсудимым своих процессуальных обязанностей и невозможность избежать этих рисков с помощью более мягких мер, что является обязательным условием для содержания под стражей (ст.ст. 176-178, 183 УПК).

Согласно правовой позиции ЕСПЧ по делу «Тодоров против Украины» (№ 16717/05, § 62, ECHR 2012-IV) для продления содержания под стражей должны быть исключительно веские причины. При этом, как указывает Европейский суд, лишь тяжесть преступления, сложность дела и серьезность обвинений не могут служить основанием для продления такой меры. Кроме того, ст. 184 УПК Украины прямо говорит о том, что ходатайство прокурора о применении меры пресечения должно содержать изложение обстоятельств, на основании которых прокурор пришел к выводу о наличии одного или нескольких рисков, отмеченных в его ходатайстве, и ссылки на материалы, которые подтверждают эти обстоятельства. Наличие рисков прокурор в очередной раз не подтвердил ни письменными доказательствами, ни показаниями свидетелей.

Суд принял решение оставить Татаринцева Андрея под стражей еще на 60 суток.

Международное общество прав человека отмечает, что факт того, что другие меры пресечения при продлении содержания под стражей судом не рассматривались, может свидетельствовать о нарушении п. 3 ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод (дело «Буряга против Украины» 27672/03, § 62, 2010-X) – право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда. Освобождение может быть обусловлено предоставлением гарантий явки в суд. Т.е. право на рассмотрение альтернативной меры пресечения.

Наблюдатели МОПЧ продолжат мониторинг данного процесса.