Мониторинг дела Александра Щеголева (заседание от 18.09.2020 года)

18 сентября Шевченковский районный суд продолжил рассматривать дело Александра Щеголева, которого обвиняют в организации силового разгона мирных протестов 18-19 февраля 2014 года.

Напомним, что три года А. Щеголев находился под стражей, но 26 июня 2019 года суд отпустил его под круглосуточный домашний арест и обязал носить электронный браслет, позже мера пресечения была изменена на личное обязательство.

В начале судебного заседания было предоставлено ряд ходатайств от прокурора Супруна, а также от потерпевшей Плехановой и от представителя других потерпевших Закревской – об изменении порядка исследования доказательств (предложен комбинированный порядок) и еще одно от представителя Закревской – об обеспечении разумных сроков рассмотрения уголовного производства.

Прокурор свое ходатайство обьяснил тем, что уже длительное время на заседаниях исследуются материалы данного уголовного производства, но в связи с рядом обстоятельств потерпевшие не имеют возможности прибыть на них и дать показания. Он также обратил внимание, что на данное время допрошено только 47 из 136 потерпевших, помимо того, заявлено большое количество свидетелей (619), которых также нужно допросить, а так, как все они живут в разных уголках Украины и за границей,  для их вызова в суд нужно время, а также необходимо обеспечение допроса в других судах в режиме видеоконференции. Поэтому с целью обеспечения разумности сроков, оперативного решения вопросов уголовного производства, а также с целью планирования дальнейших судебных заседаний, прокурор предложил изменить порядок исследования доказательств и настаивал на проведении допроса потерпевших в режиме видеоконференции. Защитник потерпевших Закревская поддержала ходатайство прокурора.

ЕСПЧ указывает на то, что равноправие сторон является неотъемлемой чертой справедливого судебного разбирательства. Этот принцип требует, чтобы каждой стороне была предоставлена разумная возможность представить свои доводы по делу в таких условиях, которые не ставят ее в существенно невыгодное положение по отношению к противоположной стороне (Фуше против Франции, пункт 34; Бобек против Польши, пункт 56; Климентьев против России, пункт 95). Ведь стоит отметить, что законодательство Украины не ограничивается тем, что дача показаний возможна лишь в то время и в том суде, где проводятся заседания, прокурор предложил варианты проведения допроса в режиме видеоконференции в помещениях судов места нахождения потерпевших.

Адвокат А. Щеголева возразил против ходатайства прокурора, поддержав лишь в части допроса потерпевших, но подчеркнул, что явиться на заседание и дать показания – это их обязанность. Он предложил завершить тот порядок, который уже выбран, ведь уже исследовались письменные доказательства, документы, видеозаписи и дальше должно проводиться исследование вещественных доказательств и потом – допрос свидетелей.

Суд выразил свое недовольство тем, что потерпевшие, уведомленные о проведении заседаний в законном порядке, не присутствуют во время исследования доказательств.

Также, судья сделал акцент на том, что если бы не постоянные ходатайства сторон, то производство могло бы двигаться намного быстрее. Но практика ЕСПЧ отмечает то, что правительство не должно оправдывать затянувшееся разбирательство ссылками на апелляции, ходатайства, запросы и другие процессуальные действия самого заявителя, если только они не носят характер злоупотребления. Ответчика нельзя винить в том, что он в полной мере пользовался ресурсами и инструментами, предоставленными ему национальным законодательством в целях защиты своих интересов (Коломиец против России, пп. 25-31).

В итоге, посовещавшись, коллегия судей обратила внимание на то, что тот порядок, который установлен на данное время – он был выбран с целью соблюдения УПК, а именно – разумности сроков,  рассмотрев ходатайство суд решил удовлетворить его частично и продолжить исследовать вещевые доказательства. В случае прибытия потерпевших – решить вопрос их допроса. Насчет комбинированного порядка, суд считает, что на сегодня он неприемлем, ведь понимают, что в таком случае они вынуждены будут возвращаться много раз к исследованию одних и тех же доказательств, что приведет к потере времени.

Международное общество прав человека продолжит уточнение деталей и мониторинг данного процесса.