Мониторинг по делу Т. Овакимяна о взыскании долга по договору займа (Заседание 22.04.2020).

22.04.2020 года в суде общей юрисдикции города Еревана состоялось рассмотрение дела о взыскании долга по договору займа Т. Овакимяна против ответчика Е. Бабаханян. На слушании дела присутствовала только адвокат истца.  Следует отметить, что до начала слушанья адвокату истца Ани Мурадян не разрешали войти в зал суда, мотивируя такое решение тем, что судья Наира Аветисян откладывает рассмотрение дел в случае явки в суд участников процесса без средств индивидуальной защиты (медицинской маски и перчаток) необходимых в условиях пандемии. Однако ни истец, ни представитель истца заранее не были проинформированы о таком ограничении. Полагаем, что в данном случае может иметь место ограничение права на доступ к суду, которое, согласно позиции Европейский суд по правам человека высказанного по делу Голдера против Соединенного Королевства (Golder v. the United Kingdom. § 28 — 36.) является неотъемлемым элементом статьи 6 Европейской конвенции. ЕСПЧ отмечает, что это право должно не просто существовать, а быть эффективным. Однако, необходимо указать, что в деле Чудак против Литвы Европейский суд по правам человека отметил, что право на доступ к суду, признанное пунктом 1 статьи 6 Конвенции по правам человека, не является абсолютным: оно может быть подвергнуто ограничениям, допустимость которых подразумевается, поскольку по своей̆ природе это право требует регламентации со стороны государства. Договаривающиеся государства располагают некоторой̆ свободой̆ усмотрения в этом вопросе. Тем не менее, последнее слово в вопросе о соблюдении требований Конвенции остаётся за Судом. Суд должен убедиться, что в результате вмешательства право человека на доступ к суду не ограничивается таким образом и в такой̆ степени, что оказывается ущемлена сама сущность этого права. Кроме того, такое ограничение права на доступ к суду только тогда будет соответствовать пункту 1 статьи 6 Конвенции по правам человека, когда оно будет направлено на достижение законной̆ цели и когда будет присутствовать пропорциональность между используемыми средствами и преследуемой̆ целью (Cudak v. Lithuania, § 55). В деле Суханова и других против Российской Федерации Европейский Суд указал, что право доступа к суду, закрепленное в пункте 1 статьи 6 Конвенции, не является абсолютным: оно подпадает под косвенно допускаемые ограничения, поскольку оно подпадает даже в силу своей природы под регламентацию государства. Тем не менее, такие ограничения не могут умалить открытый доступ для отдельного лица таким образом или до такой степени, что право нарушается в самой его сущности. Кроме того, они согласуются с пунктом 1 статьи 6 только в том случае, если они преследуют законную цель, и, если существует разумная соразмерность между используемыми средствами и преследуемой целью. (Суханова и других против Российской Федерации, пункт 45 постановления).

Несмотря на то, что ЕСПЧ допускает ограничение права на доступ к суду, при условиях отсутствия онлайн трансляций судебных заседаний в Республике Армении, однако, отсутствие информации для сторон судебного разбирательства относительно явки в суд только в средствах индивидуальной защиты (медицинской маски и перчаток) в условиях пандемии и последующий недопуск представителя истца в зал суда является ограничением права на доступ к суду. В данном случае не была обеспечена позитивная обязанность государства по созданию условий доступа к правосудию.

После приобретения адвокатом истца маски и перчаток, последний был допущен в зал заседания. В ходе слушания представитель истца не возразил относительно рассмотрения дела в отсутствии ответчика и его адвоката, которые были должным образом уведомлены о дате судебного заседания.

Во время судебного заседания адвокат истца представил предмет и основание иска, после чего суд, в соответствии с п. 8 части 1 статьи 167 ГПК РА, распределил бремя доказывания и возложил на ответчика обязанность доказывания факта возвращения долга по договору займа.

Во время заседания суд попросил адвоката истца представить оригинал документа, подтверждающий полномочии представителя, так как к исковому заявлению была приложена только копия соответствующего документа. В соответствии с частью 4 статьи 121 ГПК, исковое заявление подписывается истцом или его представителем. К исковому заявлению, подписанному представителем, прилагается документ, подтверждающий его полномочие, и копия удостоверяющего личность документа. Согласно пункту 3 части 1 статьи 122 ГПК, к исковому заявлению прилагаются доверенность или иной документ, который подтверждает полномочие представителя, если истец будет выступать через представителя, и копия документа, подтверждающего личность представителя.

Из вышесказанного вытекает, что суд не учёл требования 127 статьи ГПК РА, согласно которому суд первой инстанции должен вернуть исковое заявление, если не соблюдены требования, предъявляемые ГПК к форме, содержанию искового заявления и прилагаемым документам. Суд принял в производство исковое заявления, в то время как наличествовало основание для возврата искового заявления, а именно, отсутствие оригинала документа, подтверждающего полномочия представителя.

Эксперты Международного общества прав человека продолжат мониторинг данного судебного процесса.

Сатен Шахбазян, Армянская секция МОПЧ