Мониторинг уголовного процесса Мокринского Василия и Франковского Романа (заседание 13.10.2020)

13 октября 2020 года в Хмельницком горрайонном суде Хмельницкой области проходило судебное заседание по делу № 686/13590/16-к по обвинению Мокринского В.И. и Франковского Р.С. по ч. 2 ст. 365, ч. 2 ст. 121 УК Украины. Сотрудники Замковой колонии Мокринский В.И. и Франковский Р.С. обвиняются в том, что, приехав в Хмельницкое СИЗО за осужденным Данилюком А., превышая власть и свои полномочия, применили физическое насилие к осужденному, а именно нанесли ему не менее 19 ударов тупым предметом по голове, в результате чего Данилюк А. умер.

В судебное заседание прибыли прокурор, потерпевшая и ее представитель, обвиняемые и их защитники.

Однако не явился свидетель обвинения, которого планировалось допросить. В связи с неявкой свидетеля суд, заслушав мнение сторон, принял решение отложить рассмотрение дела.

Национальные суды часто сталкиваются с проблемой необеспечения явки свидетелей со стороны прокуратуры.

Например, в деле «Казюлин против Российской Федерации» ЕСПЧ установил нарушение ст. 6 Конвенции в аспекте разумности сроков рассмотрения дела, поскольку свидетели многократно не являлись на судебные слушанья (п.36). Государство не скрывало, что рассмотрение дела в разумные сроки осложнялось трудностями с вызовом свидетелей (п.31).

Вопрос о наличии уважительной причины неявки свидетеля должен быть рассмотрен до того, как будет определено, является ли такое доказательство единственным или решающим. Если свидетель не явился лично для дачи показаний, в обязательном порядке необходимо установить обоснованность его отсутствия («Аль-Кавайя и Тахери против Соединенного Королевства», п. 120; «Габриелян против Армении», пп. 78, 81–84).

П. 1 ст. 6 в совокупности с п. 3 требует от Договаривающихся государств принятия мер для того, чтобы позволить обвиняемому самому допросить свидетелей, дающих показания против него, или чтобы они были допрошены («Трофимов против России», п. 33; «Садак против Турции», п. 67).

В случае, когда допрос свидетелей невозможен по причине их отсутствия, органы власти должны принять разумные меры для обеспечения их присутствия («Карпенко против России», п. 62; «Дамир Сибгатуллин против России», п. 51; «Пелло против Эстонии», п.35; «Бонев против Болгарии», п. 43).

Тем не менее, impossibilium nulla est obligatio (невозможное не может вменяться в обязанность); при условии, когда органы власти не могут быть обвинены в неосмотрительности в отношении попыток предоставить обвиняемому возможность допросить соответствующих свидетелей, отсутствие свидетелей как таковое не приводит к необходимости прекращения уголовного преследования («Госса против Польши», п. 55).

Также сторона защиты заявила ходатайство об обращении суда к экспертному учреждению с ходатайством об ускорении проведения экспертизы в уголовном производстве, и Суд удовлетворил указанное ходатайство.

Следующее судебное заседание запланировано на 20 ноября 2020 года.