Мониторинг дела А. Мельника, А. Крыжановского, И. Пасичного, И. Куника (заседание 28.08.19)

28 августа в Гадячском районном суде Полтавской области состоялось очередное судебное заседание по делу руководителя телекомпании «Визит» Александра Мельника, являющегося одним из четырех обвиняемых (вместе с А.Крыжановским, И.Пасичным, И.Куником) по делу об убийстве мэра г. Кременчуг А.Бабаева и судьи Кременчугского суда А.Лободенко.

Судебное заседание началось с оглашения ходатайства прокурора о продлении меры пресечения в виде содержания под стражей обвиняемым Мельнику, Крыжановскому и Кунику.

Ходатайство мотивировано следующим:

  • Тяжесть возможного наказания в виде пожизненного лишения свободы, прокурор считает основанием того, что обвиняемые могут скрываться от суда.

При этом Европейский Суд по правам человека признает, что подозрение в совершении серьезных преступлений могло первоначально оправдать  содержание под стражей. На начальном этапе разбирательства необходимость обеспечения надлежащего проведения расследования и предотвращения побега или повторного совершения правонарушения может оправдать содержание под стражей. Однако, несмотря на то, что суровость вынесенного приговора является важным элементом оценки риска побега или повторного правонарушения, Суд напоминает, что тяжесть обвинений сама по себе не может служить оправданием длительных сроков предварительного заключения (пункт 102, Решения ЕСПЧ «Панченко против Россиии»). Стоит ещё раз напомнить, что в деле Мельника и других, обвиняемые находятся под стражей уже не один год.

Что касается наличия риска побега, ЕСПЧ напоминает, что такая опасность не может быть измерена только на основании строгости приговора, с которым он столкнулся (пункт 106, Решения ЕСПЧ «Панченко против Россиии»).

  • Утверждение обвиняемых о недоверии к суду в предыдущих заседаниях, прокурор представил как фактор повышения риска возможного укрывательства обвиняемых.
  • Давление на потерпевших и свидетелей.

В п. 73 Решения ЕСПЧ «Любименко против России», Европейский Суд признает, что власти могли обоснованно считать, что риск давления на свидетелей и присяжных присутствовал изначально. Однако Европейский Суд не убежден, что это основание само по себе может оправдать весь пятилетний период содержания заявителя под стражей. Действительно, национальные суды сослались на риск затруднения судебного разбирательства в краткой форме, не указав на какой-либо аспект характера или поведения заявителя, в подтверждение своего вывода о том, что он, вероятно, прибегнет к запугиванию. По мнению Европейского Суда, такой обычно сформулированный риск не может служить оправданием для содержания заявителя под стражей в течение более пяти лет. Национальные суды не учли тот факт, что это основание неизбежно становилось все менее и менее актуальным с течением времени. Мотивация судов не развивалась, чтобы отразить развивающуюся ситуацию и проверить, сохранила ли достаточность на продвинутой стадии разбирательства это основание. Таким образом, ЕСПЧ не убежден в том, что на протяжении всего периода содержания заявителя под стражей существовали веские основания для страха того, что он будет мешать свидетелям или присяжным заседателям или иным образом препятствовать рассмотрению дела, и, разумеется, не для того, чтобы перевесить право заявителя. провести судебное разбирательство в течение разумного периода времени или освободить в ожидании суда.

  • Согласованная позиция обвиняемых. Об этом, как утверждает сторона обвинения, сообщил один из обвиняемых – Пасичный.
  • Препятствование допросу обвиняемого Пасичного, со стороны обвиняемого Мельника. При этом, сторона защиты сослалась на право обвиняемых возражать и задавать вопросы, что не может быть интерпретировано как препятствие.
  • Наличие неподконтрольных территорий, увеличивает риск возможного укрывания от суда.
  • Невозможность применения более мягкой меры пресечения, мотивировано тем, что нет контроля над общением обвиняемого по месту проживание, отсутствия полного контроля в дни судебных заседаний, несовершенство электронных средств контроля.

Следует отметить, что во время рассмотрения вопроса о применении способов обеспечения уголовного производства, стороны должны подать суду доказательства обстоятельств, на которые они ссылаются (ч. 5 ст. 132 Уголовного процессуального кодекса Украины). При этом, сторона обвинения в ходатайстве о продлении меры пресечения, ограничилась лишь формальным описанием возможных нарушений со стороны обвиняемых, не сославшись на конкретные доказательства.

По итогам рассмотрения ходатайства прокурора, суд вынес определение о продлении меры пресечения обвиняемым сроком на 60 дней.

Необходимо подчеркнуть, что обвиняемые находятся под стражей с сентября 2014 года. В соответствии с Законом Украины «О внесении изменений в Уголовный процессуальный кодекс Украины об усовершенствовании порядка зачисления судом срока предварительного заключения в срок наказания», зачисления судом срока предварительного заключения осуществляется с расчетам один день предварительного заключения за два для лишения свободы. Фактически, обвиняемые прибывают под стражей 5 лет, а в случае пересчета, срок превысит 10 лет.

Согласно п 35, Решения ЕСПЧ «Мюллер против Франции», чтобы оценить, является ли продолжение содержания под стражей оправданным, в первую очередь следует изучить все обстоятельства, доказывающие существование или отсутствие такое требования и изложить их в своих решениях.

Постоянство обоснованного подозрения, является обязательным условием законности длительного содержания под стражей, но по истечении определенного срока является недостаточным. Суд должен установить, другие основания, которые продолжают оправдывать лишение свободы,  и будут «соответствующими» и «достаточными».

При этом, пунктом 91 Решения ЕСПЧ «Бузаджи против Республики Молдова», предусмотрено, что в первую очередь национальные судебные органы должны обеспечить, чтобы в конкретном случае предварительное заключение обвиняемого не превышало разумного срока. Соответственно, они должны, с учетом принципа презумпции невиновности, изучить все факты, выступающие за или против существования вышеупомянутого требования общественного интереса или оправдывающие отступление от нормы в статье 5 Конвенции,  и должен изложить их в своих решениях.

Представители МОПЧ, выражают глубокую обеспокоенность отсутствием должного обоснования столь длительного содержание под стражей.

Эксперты Международного общества прав человека продолжат мониторинг данного судебного процесса. С предыдущими материалами можно ознакомиться здесь.