Мониторинг уголовного производства А. Мельника, А.Крыжановского, И.Куника (заседание 30.09.2020)

30 сентября 2020 года в Гадяцком районном суде Полтавской области состоялось судебное заседание по делу А. Мельника, А. Крыжановского, И. Куника по делу об убийстве мэра г. Кременчуг А.Бабаева и судьи Кременчугского суда А. Лободенко.

В судебном заседании продолжилось исследование вещественных доказательств.

В качестве доказательств прокурором были представлены стартовые пакеты оператора мобильной связи. Такие вещественные доказательства были изъяты при обыске в месте проживания Александра Крыжановского. Сам обвиняемый отмечает, что суду не была предоставлена видеосъёмка следственного действия, хотя она производилась. Кроме того, отмечает, что двумя стартовыми пакетами и номерами по ним он действительно пользовался, другие же не использовал. Обвиняемый считает, что присоединение доказательств незаконно, поскольку обыск не соответствовал требованиям закона. Адвокат поддержал позицию обвиняемого и еще раз обратил внимание, что во время обыска проводилась видеосъёмка, однако она суду не предоставлена. Адвокат огласил подозрение, что часть доказательств могла быть умышленно подкинута обвиняемому во время обыска. Исходя из обозначенного, адвокат заявил, что он против приобщения таких доказательств к материалам дела, поскольку они получены с нарушением законодательства.

Сторона защиты заявила ходатайство о недопустимости доказательств, полученных в результате проведения обыска, ссылаясь на следующие основания:

  • обыск проводился неуполномоченным лицом;
  • во время следственного действия отсутствовал адвокат, а значит обвиняемому не предоставлялась правовая помощь;
  • пакет с доказательствами был вскрыт и не опечатан, каких-либо документов о предыдущем вскрытии стороной обвинения не предоставлено;
  • прокурором не предоставлены доказательства получения вещественных доказательств из законного источника;
  • суду не предоставлена видеосъёмка следственного действия.

В Постановлении Кассационного уголовного суда в составе Верховного Суда от 05 августа 2020 года в деле №334/5670/18 разъяснен вопрос недопустимости доказательств, полученных в результате проведения обыска, видеосьемка которого проводилась, однако видеозапись не была предоставлена суду.

Так, требования, предусмотренные ч. 10 ст. 236 УПК, ч. 2 ст. 104 УПК, ч.ч. 1 и 6 ст. 107 УПК, направленные на совершенствование порядка проведения обыска жилья или другого помещения органами досудебного расследования, в частности, когда к протоколам следственных действий вносится недостоверная информация о доказательствах, полученных во время их проведения. Учитывая содержание ч. 6 ст. 107 УПК,  негативные последствия в виде признания процессуального действия и полученных в результате его совершения результатов недействительными могут наступать только в случае неприменения технических средств фиксации.

Однако, даже в этом случае это не является безусловным основанием для признания доказательств, полученных во время обыска, недопустимыми, поскольку ч. 6 ст. 107 УПК предусмотрены исключения из этого правила, когда основания признания фактических данных недопустимыми в качестве доказательств могут быть «преодолены» консенсусом сторон уголовного производства (так называемые условно-консенсуальные основания признания фактических данных допустимыми в качестве доказательств).

Ситуацию, при которой не осуществлялась видеофиксация обыска, не следует отождествлять с ситуацией, при которой сторона обвинения не предоставила в суд видеозапись как обязательное приложение к протоколу.

Вместе с тем, не предоставление видеозаписи осмотра места происшествия, которая является неотъемлемым приложением к протоколу, стороной обвинения в ходе судебного разбирательства является нарушением требований ч. 2 ст. 104 УПК.

Оценивая существенность такого нарушения, Суд, учитывая положения ст. 87 УПК, не считает, что существуют безусловные основания для признания результатов осмотра места происшествия и производных следственных (розыскных) действий недопустимыми в качестве доказательств.

О существовании других (условных) оснований для признания доказательств недопустимыми судам необходимо в каждом конкретном уголовном производстве выяснить, к каким последствиям нарушения требований уголовного процессуального закона привели и есть ли эти последствия необратимыми (то есть такими, которые не могут быть устранены в ходе судебного рассмотрения). Если речь идет о признании доказательств, полученных в ходе следственных (розыскных) действий, недопустимыми, это в основном касается наличия сомнений в достоверности сведений, полученных в результате их проведения.

В Постановлении Кассационного уголовного суда в составе Верховного Суда от 19 ноября 2019 года в деле № 750/5745/15-к предусмотрена правовая позиция: в случае, если допустимость доказательства ставится под сомнение, обязанность доказывания допустимости доказательств возлагается на сторону, которая их подает.

В случае возникновения сомнений в достоверности источника доказательств растет необходимость подтверждать обстоятельства доказательствами из другого источника («Джаллоха против Германии», п.96). В подобных ситуациях возникает  вопрос, на который необходимо ответить: является ли судебное рассмотрение, включая способы получения доказательств, справедливым («Быков против России», п. 89).

Кроме того, сторона защиты подала ходатайство о привлечении специалиста для исследования телефона и симкарт (модулей идентификации абонента).

Также, сторона защиты обратила внимание на то, что в качестве доказательства прокурор приобщил документ, как указал адвокат, – «клочок бумаги», который подтверждает покупку телефона 31.12.2012 года. Однако, если открыть техническую документацию, а именно обратить внимание на гарантийный талон, там указана другая дата покупки телефона.

Ходатайство стороны защиты о привлечении специалиста было удовлетворено.

Далее, после технического перерыва в судебном заседании,
прокурором было заявлено ходатайство об исследовании вещественного доказательства – обгоревшего автомобиля по месту его хранения, поскольку доставить его в судебное заседание невозможно. Прокурор просил привлечь к участию специалиста  для осуществления видеофиксации техническими средствами осмотра вещественного доказательства. В свою очередь сторона защиты подала ходатайство о привлечении к участию специалиста – автотехника.

Прокурор Москаленко Д.В. и представитель потерпевших  адвокат Кононенко А.П. возражали против удовлетворения ходатайства о привлечении специалиста – автотехника, поскольку в настоящее время не исследовано заключение эксперта по данному вещевому доказательству, не допрошен свидетель.

В результате судебного рассмотрения удовлетворено ходатайство стороны обвинения и отказано в удовлетворении ходатайства стороны защиты.

Выездное судебное заседание назначено на 01 октября 2020 года.