Мониторинг дела Александра Крыжановского и Александра Мельника (заседание 6.02.20)

06 февраля 2020 года в Апелляционном суде города Харькова слушалось уголовное производство по апелляционной жалобе А. Крыжановского и А. Мельника  на решения Гадяцкого районного суда Полтавской области, которыми продолжен их срок содержания под стражей.

Напоминаем, что Александр Крыжановский и Александр Мельник обвиняются в убийстве мэра Кременчуга А. Бабаева и судьи Кременчугского суда А. Лободенко. Срок содержания под стражей обвиняемых превышает 5 лет. МОПЧ мониторит этот судебный процесс с 2017 года и не единожды устанавливала ряд нарушений Европейской Конвенции. На официальном сайте МОПЧ можно ознакомиться с детальным докладом о нарушениях по этому делу.

Для удобства данный отчет мы разобьём на две части. Первая из них будет посвящена рассмотрению апелляционной жалобы А. Крыжановского, а вторая – апелляционной жалобы А. Мельника.

1) А. Крыжановский обозначил, что он находится в СИЗО на протяжении 65 месяцев и продление сроков содержание под стражей носит автоматический характер.

Согласно п. 3 ст. 5 Конвенции по защите прав человека и основоположных свобод (далее – Конвенция) по истечении определенного периода времени именно лишь существование обоснованного подозрения не оправдывает лишения свободы, и суды должны приводить другие основания для продления содержания под стражей (решение по делу «Борисенко против Украины» п. 50). Более того, эти основания должны быть четко указаны национальными судами («Елоев против Украины» п. 60, «Харченко против Украины» п. 80).

Европейский Суд по правам человека (далее – Суд) часто устанавливал нарушение п. 3 ст. 5 Конвенции в случаях, когда национальные суды продолжали содержания под стражей, ссылаясь в основном на тяжесть обвинений и используя шаблонные формулировки, даже не рассматривая конкретных фактов или возможности применения альтернативных мер («Харченко против Украины» пп. 80-81; «Третьяков против Украины» п. 59).

Существование обоснованного подозрения в совершении задержанным лицом преступления является обязательным и непременным условием законности ее продолжающегося содержания под стражей, но по истечении времени такого подозрения будет недостаточно для обоснования длительного содержания под стражей. Суд никогда не пытался перевести эту концепцию в четко определенное количество дней, недель, месяцев или лет, или в разные сроки в зависимости от тяжести преступления. Как только «умного подозрения» уже недостаточно, суд должен установить, другие приведенные судами основания продолжают оправдывать лишение лица свободы («Мэгги и другие против Соединенного Королевства” п. 88-89).

Суд также напоминает о неизменности оснований для подозрения. То что арестованное лицо совершило правонарушение, является условием sine qua non для того, чтобы дальнейшее содержание его под стражей считалось законным, но через некоторое время это условие уже перестает быть достаточным. Тогда Суд должен установить, другие основания, на которых основываются решения судебных органов, продолжают оправдывать лишения свободы. Если эти основания оказываются “соответствующими” и “достаточными”, тогда Суд выясняет, обнаружили ли компетентные национальные органы “особую добросовестность” в осуществлении производства («Лабита против Италии» п. 153).

Кроме того, обвиняемый обозначил, что обжалуемое решение суда утратило свою силу, поскольку срок содержания под стражей был продлен до 22 декабря 2019 года. А сегодня уже 06 февраля 2020 года.

Адвокат А. Крыжановского заявил, что по независимым от районного и апелляционного судов причинам вопрос не может быть рассмотрен, поскольку это уже не актуально. Второй адвокат обратил внимание, что необходимо закрыть апелляционное производство исходя из исчерпания действия обжалуемым решением суда.

В результате судебного рассмотрения, в удовлетворении апелляционной жалобы было отказано.

Невозможность своевременного рассмотрения дела возникла из-за нехватки судей. При первом автоматизированном формировании коллегии судей адвокат обвиняемого заявил про отвод судьи Гришина П.В.. В результате, пока повторно определялся состав судей, актуальность рассмотрения апелляционной жалобы была потеряна. Однако, такая ситуация по мнению Международного общества прав человека ограничивает право лица на доступ к суду. Лицо имеет право не просто инициировать производство, но и право рассчитывать на решение его вопроса.

2) При рассмотрении апелляционной жалобы А. Мельника адвокат заявил про отвод судьи Щабельникова С. К. поскольку он уже ранее заявлял самоотвод и предыдущими решениями этот вопрос уже был решен. В результате ходатайство было удовлетворено. Автоматизированной системой будет в третий раз сформировано коллегию судей. Однако по сути в этом нет никакой необходимости. Ведь очередное решение об отказе в удовлетворении апелляционной жалобы по той причине, что ее рассмотрение уже не актуально, никак не повлияет на право А. Мельника и других обвиняемых на рассмотрение дела в разумные сроки.

Необходимо также отметить, что 12 февраля 2020 в Гадяцком районном суде рассматривается в очередной раз вопрос о продлении меры пресечения для А.Мельника, А. Крижановского и еще одного обвиняемого в данном деле – И.Куника. Таким образом, учитывая автоматичность продления меры пресечения для обвиняемых, новое определение суда о продлении содержания под стражей будет вторым после того, которое было запланировано к рассмотрению Харьковским апелляционным судом. Что еще больше ставит под вопрос реализацию права на обжалование определения суда о назначении или продлении меры пресечения.

Международное общество прав человека продолжит мониторинг и уточнение деталей данного процесса.