Мониторинг дела Дарьи Мастикашевой (заседание 05.07.2019)

5 июля 2019 года в Красногвардейском районном суде Днепра состоялось судебное заседание по делу Дарьи  Мастикашевой – гражданки Украины, проживавшей до задержания в России. Её обвиняют в государственной измене путём вербовки ветеранов антитеррористической операции на востоке Украины (АТО) для имитации подготовки терактов в России, которую российские спецслужбы смогли бы использовать для дискредитации украинских властей.

Как выяснилось впоследствии, 15 августа 2017 года, Д. Мастикашева была похищена, люди в масках и с оружием заблокировали её автомобиль и увезли её в багажнике другого автомобиля с пакетом на голове в неизвестном направлении. На протяжении нескольких дней её били, душили, угрожали расправой над малолетним сыном и матерью с целью выбить признание в совершении инкриминируемых преступлений. После того, как Д. Мастикашева дала своё согласие, видео с её признанием было показано главой Службы безопасности Украины (СБУ) В. Грицаком на пресс-конференции в Киеве (прошедшей 17 августа 2017), где руководитель СБУ отчитался о поимке опасного шпиона. По факту похищения и пыток открыто уголовное производство.

После того как факты похищения и пыток Д. Мастикашевой стали известны широкой общественности, власти приняли решение отправить её на принудительную психиатрическую экспертизу, а затем она в течение месяца (две недели без решения суда) удерживалась в психиатрической больнице, где из-за отказа от прохождения психологического теста, в ее деле был установлен маркер «склонность к суициду», а в СИЗО – «склонность к побегу».

Эксперты Международного общества прав человека продолжают мониторинг данного судебного процесса.

Заседание началось с того, что председательствующий судья заявил, что по сути дело начнет рассматриваться только в сентябре 2019 года, а сегодня будет решаться только вопрос о мере пресечения. Международное общество прав человека отмечает, что нахождение обвиняемого под стражей без рассмотрения дела по сути в течение почти двух лет, не соответствует принципу разумности сроков судебного рассмотрения и противоречит положениям Конвенции о защите прав человека и основных свобод. 

Прокурор зачитал ходатайство о продлении для обвиняемой меры пресечения в виде содержания под стражей на 60 суток, обосновывая такое требование наличием стандартных рисков, которые за прошедшее время не снизились. Также он отметил, что Мастикашева имеет разрешение на временное проживание в Российской Федерации, а потому может скрыться от правосудия на территории этого государства. Никаких документальных подтверждений наличия таких рисков прокурор не предоставил, как не предоставлял и на всех предыдущих заседаниях. Всего ходатайство заняло 1,5 страницы печатного текста.

Международное общество прав человека отмечает, что такая позиция стороны обвинения противоречит п. 3 ст. 5 Конвенции, согласно которой по истечению определенного времени наличие только обоснованного подозрения перестает быть основанием для содержания под стражей и суды должны привести иные основания для продления содержания под стражей («Яблонский против Польши»).

Кроме того, согласно ч. 3 статьи 176, ч. 1 статьи 183 УПК прокурор обязан доказать существование рисков препятствования проведению уголовного производства и невыполнения личных обязательств. И суд не может применить меру пресечения в виде содержания под стражей, если нет фактического обоснования таких рисков.

Адвокат В. Рыбин заявил протест, поскольку в ходатайстве прокурора ничего не сказано о том, почему невозможно применить иную меру пресечения, что не соответствует УПК Украины. Он напомнил о необходимости доказывать существование рисков, чего стороной обвинения сделано не было. Кроме того, адвокат сослался на решение КСУ от 25.06.2019 о признании неконституционным положения ч.5 ст.176 УПК Украины о безальтернативности содержания в СИЗО лиц, подозреваемых в совершении преступлений, связанных с госбезопасностью и на то, что суды в Украине уже начали широко применять это решение, чтобы не держать необоснованно под стражей людей, не совершавших насильственные преступления. Также Рыбин заявил, что слова прокурора о наличии у Мастикашевой РВП в России не соответствуют действительности, поскольку термин РВП у нее истек 3 июля, за два дня до заседания. Паспорта обвиняемой изъяты, поэтому выехать из страны она не может. Все имущество обвиняемой арестовано, и если она все-таки сможет скрыться от правосудия, оно отойдет государству. Что касается давления на свидетелей, адвокат выразил сомнение, что хрупкая женщина в принципе способна оказать давление на мужчин – участников боевых действий в зоне АТО. У Мастикашевой прочные социальные связи на территории Украины. Ее малолетнюю дочь с момента ареста уже почти два года воспитывает бабушка. Рыбин напомнил и о похищении Мастикашевой до момента ее задержания, пытках и принуждении признать вину под видеозапись.

Сама Дарья Мастикашева на ходатайство прокурора заявила, что за два года заключения никто не доказал ее вину, которая непонятно в чем заключается.

Выйдя из совещательной комнаты суд принял решение оставить обвиняемую под стражей еще на 60 суток.

Согласно практике ЕСПЧ продление судом содержания под стражей в данных условиях должно считаться «своевольным», поскольку не была доказана необходимость такого продления при конкретных обстоятельствах («Хайрединов против Украины»). В этом же своем решении, Европейский суд напоминает, что существует презумпция в пользу освобождения. До осуждения лицо должно считаться невиновным и должно быть освобождено, как только его дальнейшее содержание под стражей перестает быть обоснованным («Власов против России»). ЕСПЧ однозначно указывал в своих решениях, что не рассмотрение судом никаких альтернативных содержанию под стражей мер пресечения является нарушением п.3 статьи 5 Европейской конвенции («Синькова против Украины»).

Эксперты Международного общества прав человека продолжат мониторинг данного судебного процесса. С предыдущими отчетами можно ознакомиться здесь.