Вид из лагеря “Остановите путинский террор” на Бранденбургские ворота. Здесь можно увидеть фотографии диссидентов, подвергшихся нападению. Фото: Михаэль Лей

„Мы должны информировать о реальной ситуации в России”

Интервью с членом правления МОПЧ Михаэлем Лейем о четырехнедельном лагере российской демократии у Бранденбургских ворот в Берлине

Франкфурт/Берлин, 11 мая 2021 г. – В течение четырех недель (с 9 апреля по 9 мая) члены российской диаспоры, проживающие в Германии, информировали о ситуации с правами человека в России в “Лагере демократии” у Бранденбургских ворот в Берлине. В прошлое воскресенье (9 мая) состоялось заключительное мероприятие с церковной службой. В ходе дискуссионных раундов, видеоконференций, лекций, чтений, художественных акций и многого другого заинтересованные посетители получали информацию о самодержавном правлении Владимира Путина и судьбе политических заключенных в России. Снова и снова сообщалось о положении Алексея Навального, критика режима, заключенного в тюремный лагерь, и требовалось его освобождение. Темы также включали дезинформационную и пропагандистскую политику путинского режима за рубежом и попытки повлиять на немецкую политику и общественность. Как сторонник лагеря, член правления МОПЧ Лей всегда присутствовал в нем. Мы поговорили с ним о четырех интенсивных неделях в лагере и о его мотивации принять участие.

 

Господин Лей, есть ли в России политические заключенные? Насколько велика проблема?

Михаэль Лей

Конечно, они есть. Навальный – лишь самый яркий пример. Проблема серьезная. По оценкам Александра Алексеева из правозащитной организации “Мемориал”, в стране 383 политзаключенных, но истинное число, вероятно, гораздо больше. В настоящее время все больше и больше людей подвергаются преследованиям и арестам по политическим причинам. Россия не является конституционным государством. Более того, условия содержания в тюрьмах и исправительных лагерях просто ужасающие. Многие из них безвинно заключены в тюрьму, и многие также получили совершенно несоразмерные тюремные сроки. Их часто пытают и плохо обращаются с ними различными способами.

Почему об этих заключенных так мало известно, кроме нескольких “знаменитостей”?

Возможно, это связано с отсутствием серьезного интереса к реальному положению людей в России. Мы, правозащитники, часто сталкиваемся с невежеством и незаинтересованностью в других странах, например, на Кубе. Или возьмем Китай: даже лауреат Нобелевской премии мира Лю Сяобо, сидевший в тюрьме до самой смерти, был практически “забыт” нами на долгие годы. Что касается России, то, безусловно, существует большая потребность в просвещении. Россияне, страдающие от режима Путина, заслуживают нашего сочувствия и поддержки в этом. Было бы также политически крайне недальновидно не взглянуть на истинные условия в России. Ведь Путин с его агрессивной силовой политикой уже давно представляет угрозу и для своих западных соседей.

Что эти политзаключенные “сделали плохого”?

Михаэль Лей читает книгу Владимира Переверзина “Матросская тишина” в лагере у Бранденбургских ворот. Фото: Дарья Дадли

Любой, кто выступает против Путина в политическом плане, уже одной ногой в тюрьме. Александр Алексеев из “Мемориала” отмечает, что многие были осуждены только потому, что критиковали действия России против Украины, в Крыму или в Донецком бассейне. Есть дела против критически настроенных ученых и журналистов или за критические высказывания в социальных сетях. В настоящее время сотрудники антикоррупционного фонда ФБК Навального подвергаются уголовному преследованию, а его сторонников клеймят как предполагаемых экстремистов. Даже участие в мирном, но несанкционированном собрании может привести к аресту. Именно это произошло с Ильдаром Дадиным, который провел пятнадцать месяцев в тюрьме и подвергался пыткам в печально известном тюремном лагере в Карелии. В берлинском лагере я читал из его книги “Крик тишины”.

 

Какое влияние оказывает политика президента Путина на права человека за пределами России?

Разжигание вражды Путиным только в Украине на сегодняшний день стоило примерно 13000 жизней. Почему бундесвер, среди прочих, должен присутствовать в странах Балтии? Из-за Путина. Кремль прокладывает кровавый след через Европу с помощью убийств. См. также, например, в 2019 году расстрел чеченца Селимчана Хангошвили в берлинском Тиргартене средь бела дня.

Что привело их на сторону активистов лагеря?

Сара Мария Сандер рассказывает о биографиях жертв путинского режима. Фото: Лей

Я уже встречался с Дмитрием Баграшем в сентябре 2020 года, когда он разбил свою палатку на неделю на центральной резервации Унтер-ден-Линден прямо напротив российского посольства для проведения антипутинской акции. Я сразу же был очарован этим. Я все внимательно осмотрел, поговорил там же, и с тех пор мы поддерживаем связь. Затем последовали крупные российские демонстрации протеста в конце января, причем не только в России, но и две с большим количеством участников в Берлине. Я выступал в обоих местах, у Бранденбургских ворот и на Потсдамской площади, даже перед более чем 1000 россиян. Кстати, как единственный немец. Дмитрий был связан со многими другими активистами, с которыми я знакомился все больше и больше. Примечательна и активность многих женщин – почти как у белорусов. Для меня было удивительно впервые увидеть такое большое количество российских противников Путина в Германии на демонстрациях. Я внимательно рассмотрел все плакаты, транспаранты, лозунги и т.д. и задокументировал их фотографиями. Все было оправданным и законным протестом. Затем я поддерживал этих в основном молодых русских везде, где только мог. Когда стал известен план проведения четырехнедельного лагеря в апреле, мне стало ясно, что я буду участвовать. С советами и действиями. Кстати, я был единственным немцем в середине русской оргкоманды, но у нас сразу возникло взаимное доверие. Для меня это было очень приятно, особенно возможность работать вместе с таким количеством молодых идеалистически настроенных россиян.

 

Достиг ли лагерь своих целей?

Пастор Кай Феллер на заключительном богослужении, где особенно вспоминали заключенных в России. Фото: Лей

Даже четырехнедельный лагерь протеста не может изменить политику Германии в отношении России или поставить Путина на колени. Но нас заметили и в Берлине, и в Москве. Российский полугосударственный телеканал “Первый канал” (Первый канал, Первый канал Россия), имеющий широкий охват, даже предпринял большую информационную атаку на нас перед официальным открытием лагеря. Демагогия и клевета. Нас также снимал “Ruptly”, который принадлежит RT. КГБ будет внимательно следить за нами, ведь российское посольство находится недалеко от Бранденбургских ворот. Deutsche Welle сообщила об этом, а также, среди прочих, русская программа “Голоса Америки” (VOA), Deutschlandfunk, RBB, NZZ, dpa, ARTE, украинские станции и немецкие ежедневные газеты, такие как Berliner Tagesspiegel. Нас также трудно было не заметить – в течение четырех недель мы находились прямо у Бранденбургских ворот! И там же с табличкой “Путин – убийца” – поставленной русскими! Перед ним стояло большое количество стендов с фотографиями отравленных и убитых людей. Многие посетители и прохожие задумчиво смотрели на них. Большинство из них заранее знают лишь несколько имен. Русские здесь, в Берлине, проделали огромную работу. Мы все работали на добровольной основе! Некоторые из нас брали для этого специальный отпуск или снова и снова приходили в лагерь после работы, чтобы помочь. Из-за официальных правил, а также из-за безопасности и технического оснащения, кто-то всегда должен был находиться в палатке ночью. И это в самом холодном апреле за последние 40 лет! Дмитрий Баграш, в частности, героически остался внутри.

Как вы оцениваете деятельность таких кремлевских лоббистов, как Герхард Шредер, Александр Рар и другие в Германии?

Выдающийся скрипач Миша Нодельман исполнил музыку на заключительном богослужении. Фото: Лей

Это позорно. Профессор Боннского университета Андреас Хайнеманн-Грюдер, прекрасный эксперт по Восточной Европе, в февральском интервью журналу “Osteuropa” назвал их “съездом белоленточников и мягкотелых” и “придворными Путина”. Среди прочих он также назвал Матиаса Платцека и Оскара Лафонтена. Из партии “DieLinke” и AfD выходят еще многие сторонники Кремля.

Видите ли Вы какую-либо опасность для немецкой демократии со стороны Путина?

Без сомнения. Она начинается с кибератак, шпионажа, агентов влияния и активной политики дезинформации в Германии. Это подтверждает и Управление по защите конституции. Путин хочет разделить Европу и использует для этого слабые места в наших демократиях.

Как мы можем противостоять дезинформации?

Танцы Владимира Каминера на “Русской дискотеке” в лагере. Фото: Лей

Например, ни при каких обстоятельствах не выдавать “RTDeutsch” еще одну телевизионную лицензию. Тем, что политики не дают интервью этому пропагандистскому каналу и тем самым делают его более приемлемым. Путем просвещения людей. Кстати, ЕС также пытается сделать это с помощью своего собственного многоязычного сайта „EU vs Disinfo“.

 

Какое событие произвело на вас наибольшее впечатление за четыре недели лагеря?

Было проведено так много интересных мероприятий на самые разные темы – включая коррупцию в России, политические преследования, утечку мозгов и поиск убежища, тематические дни по Беларуси, Украине, Чечне, Крыму, загрязнению окружающей среды и многое другое, – что трудно назвать здесь только одно мероприятие. С технической точки зрения, я был восхищен тем, насколько хорошо нам удалось транслировать в прямом эфире протесты и требования освобождения Навального 21 апреля из России и других стран. Прямые трансляции в Москву, Вашингтон, Денвер, Бареклону, Мангейм, Штутгарт, Литву и другие города – все они транслировались на большом видеоэкране – вели Сара Мария Сандер и Дарья Дадли. Общественный вещатель вряд ли мог бы сделать свою работу лучше. Однако у нас была более свежая информация. Меня также особенно тронул тот факт, что Владимир Переверзин лично присутствовал при моем чтении из его книги “Матросская тишина”, изданной на немецком языке в 2019 году, о его семи годах пребывания в путинских тюрьмах. Чтение было моей идеей, к тому же многие россияне раньше не знали об этой важной книге. Я также очень рекомендую ее всем немцам, которые хотят больше узнать о реальном положении дел в России.

 

Эта большая группа россиян из земли Рейнланд, выступающая против политики Путина, посетила лагерь в предпоследний день, привезя с собой фигуры Путина и Навального. Фото: Лей

Для меня в конце было два особых момента: 8 мая, по просьбе России, я модерировал публичную видеоконференцию у Бранденбургских ворот – которая транслировалась на большом экране – с близким соратником Навального, Леонидом Волковым – его подключили из Литвы, так как он сейчас разыскивается по ордеру на арест в России – а также с известным российским профессором экономики Сергеем Гуриевым из Парижа и немецким экспертом по Восточной Европе профессором Андреасом Хайнеманн-Грюдером из Боннского университета. Тема: “Какие санкции и действия необходимы со стороны правительства Германии, а также поддержка со стороны российской диаспоры?”. Особой радостью для меня стало экуменическое богослужение в конце лагеря с участием пастора Кая Феллера. Я знал его по его обязательствам перед Беларусью, и, к счастью, он специально приехал из Ратцебурга, чтобы присоединиться к нам. Сара Мария Сандер и я по очереди читали молитвы за политзаключенных на немецком и русском языках, а Сара пела душераздирающие русские и еврейские песни во время службы. Выдающийся мастер-скрипач Миша Нодельман исполнил виртуозное музыкальное произведение на скрипке.