Мониторинг судебного процесса по делу прокурора Константина Кулика (судебное заседание 02.04.2020 г.)

2 апреля 2020 года в Высшем антикоррупционном суде прошло подготовительное заседание по делу прокурора Константина Кулика, которому вменяется незаконное обогащение по ч.2 ст.368-2 УК Украины.

Ход рассмотрения дела. Детективы НАБУ 7 октября 2016 года завершили досудебное расследование в уголовном производстве по факту незаконного обогащения ( ч.2 ст. 368-2 УК Украины) Константина Кулика. По данным НАБУ, с 2011 до 2015 года, находясь на службе в органах прокуратуры, Кулик получил прибыль более чем в 1 миллион 670 тысяч гривень. Кроме того, в этот же период расходы Кулика превысили его доход на 2,6 миллиона гривень и составили около 3,4 миллиона гривень. Дело было направленно в Голосеевский суд г.Киева. Весной 2019 года прокуроры подали ходатайство о закрытии уголовного производства, обосновав его тем, что Конституционный суд Украины по представлению 59 народных депутатов своим решением от 29 января 2019 года признал ч.2 ст.368-2 неконституционной (напомним, именно эта статья вменялась Кулику), прокуроры ссылались на п.4 ч.1 ст. 284 УПК Украины, согласно которому уголовное производство следует закрыть в случае вступления в силу закона, котором отменена уголовная ответственность за деяние, совершённое  лицом. Голосеевский суд не удовлетворил ходатайство, поскольку УПК Украины не дает ему полномочий закрывать уголовное производство на стадии судебного рассмотрения исходя из данного обстоятельства. Так, дело в Голосеевском суде «находилось без движения до начала 2020 года. Другими словами, практически год районный суд рассматривал уголовное производство по которому заведомо понятно решение – оправдательный приговор, поскольку не представляется возможным обвинить человека по статье, признанной неконституционной. Эксперты МОПЧ выражают свою обеспокоенность относительно этого факта, поскольку национальные суды крайне перегружены, открыв сайт судебной власти, можно увидеть, что многие судебные заседания назначаются на 2021-2022 гг. Суд не имеет возможности изучать десятки томов материалов дела, проводить судебные заседания только потому, что законодатель не продумал механизм закрытия уголовного производства на основании решения Конституционного суда на стадии судебного рассмотрения.

В деле Кулика удалось выйти из замкнутого круга, образовавшегося в связи с коллизией в национальном законодательстве.  5 сентября 2019 года начал свою работу Высший антикоррупционный суд (ВАКС), под юрисдикцию которого подпадают все коррупционные правонарушения, в частности, дело Кулика. ВАКС рассматривает дела с самой первой стадии, то есть с подготовительного заседания (на котором суд вправе решить вопрос о закрытии уголовного производства). Согласно отчёта о автораспределении дел между судьями, 17.01.2020 года была определена коллегия в ВАКС для рассмотрения дела К. Кулика.

Так, 2 апреля во время подготовительного судебного заседания прокурор  подал ходатайство о закрытии уголовного производства, ссылаясь на неконституционность статьи, вменяемой обвиняемому. Защита поддержала данное ходатайство, кроме того, подала свое ходатайство об отмене арестов на банковские счета обвиняемого. Суд удовлетворил все заявленые ходатайства и своим решением закрыл уголовное производство.

Эксперты МОПЧ хотели бы выразить свою обеспокоенность относительно сложившейся ситуации по ряду причин.

Во-первых, в очередной раз МОПЧ в процессе своего мониторинга сталкивается с существенными пробелами в национальном законодательстве: отсутствие механизма закрытия уголовного производства на стадии судебного рассмотрения по причине признания нормы неконституционной. Ранее мы отмечали наличие неурегулированного на законодательном уровне вопроса об обмене в рамках Нормандского формата  (дело экс-беркутовцев) и об использовании договора о предоставлении международной правовой помощи в уголовных делах в деле В.Януковича.

Во-вторых, сомнение вызывает закрытие уголовного производства с отсылкой на п.4 ч.1 ст.284 УК Украины, поскольку там говорится о вступлении в силу именно закона, которым отменяется уголовная ответственность, а не решения Конституционного суда. Последний является органом конституционной юрисдикции и обеспечивает верховенство Конституции Украины, но не издаёт законы. Законодательная функция возложена на Верховную Раду Украины, а значит решение Конституционного суда не подпадает под п.4 ч.1 ст. 284 УК Украины.  Следовательно, законодателю необходимо урегулировать данный вопрос, внеся соответствующие правки в УПК Украины, и предоставить судам возможность функционировать, используя нормы, которые регулируют тот либо иной юридический факт, а не ставить суды в тупик из-за законодательных пробелов.  Отметим, что только нормы материального права не имеют обратной силы, на процессуальное законодательство данный принцип не распространяется. Что подтверждает прецедентная практика ЕСПЧ. Так, Суд установил, что правила об обратной силе закона применяются только в отношении положений, определяющих преступления и соответствующие наказания. По общему правилу они не применимы к процессуальному законодательству, непосредственное применение которого в соответствии с принципом tempus regit actum (время действия закона) представляется Суду целесообразным («Скоппола против Италии (No 2)» пункт 110).