Мониторинг дела Качура Игоря Павловича (заседание 09.07.20)


9 июня 2020 г. В Печерском районном суде города Киева проводилось слушание по делу Качура Игоря, депутата Талалаевского районного совета Черниговской области VII -го созыва, который обвиняется в совершении уголовного правонарушения, предусмотренного ч.4 ст.190 (мошенничество, совершенное в особо крупных размерах), ч.2 ст.364-1 (злоупотребление  служебным положением), ч.1 ст.209 (легализация (отмывание) доходов, полученных преступным путем) Уголовного кодекса Украины.

В связи с карантинными ограничениями, наблюдателя Международного общества прав человека непосредственно в зал судебных заседаний не пустили, но адвокат обвиняемого, Виталий Грибовод, предоставил МОПЧ все материалы заседания, в том числе и аудиозапись.

На данном судебном заседании рассматривалось ходатайство о применении меры пресечения в виде домашнего ареста.

В своем ходатайстве, прокурор Бережник обосновал необходимость в применении этой меры пресечения рисками, предусмотренными п.п. 1 и 4 ст.177 УПК Украины, а именно:

  • обеспечением выполнения подозреваемым возложенных на него процессуальных обязанностей;
  • предотвращением незаконного влияния на свидетелей, другого подозреваемого, в этом же уголовном деле;
  • предотвращением попыток скрыться от органов предварительного расследования и суда.

Европейский суд по правам человека в таких случаях обозначает, что задержание или заключение под стражу лица, является законным, если оно произведенное с тем, чтобы лицо предстало перед компетентным правоохранительным органом по обоснованному подозрению в совершении правонарушения или в случае, когда имеются основания полагать, что необходимо предотвратить совершение им правонарушения или помешать ему скрыться после его совершения.

Также ЕСПЧ напоминает, что в соответствии с пунктом 3 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, наличие разумных подозрений не может быть оправданием предварительного заключения и должно быть подкреплено дополнительными основаниями (Ствртески против Словакии).

По словам адвоката, обвинение строится на необоснованных подозрениях, поэтому он просит суд вынести  решение об отказе в применении меры пресечения, ссылаясь также на состояние здоровья своего подзащитного и его необходимости в лечении. Обвиняемый ходатайство адвоката поддержал.

Отметим, что ЕСПЧ особое внимание уделяет наличию или отсутствию соответствующих и достаточных оснований для лишения свободы подозреваемого, как в виде предварительного заключения, так и домашнего ареста («Корбан против Украины»; «Навальный против России»).

К обоснованиям, которые в соответствии с практикой ЕСПЧ считаются «соответствующими» и «достаточными» доводами (кроме обоснованного подозрения), относятся такие как: риск скрыться от следствия, риск оказания давления на свидетелей или фальсификации доказательств, риск сговора, риск повторного совершения преступления , риск нарушения общественного порядка, а также необходимость защиты задержанного («Бузаджи против Республики Молдова»). Эти риски должны быть должным образом обоснованы, а обоснования органов власти в этом не может быть абстрактным, общими или шаблонными («Мерабишвили против Грузии»).

Международное общество прав человека продолжит мониторинг и уточнения всех деталей данного дела.