Мониторинг дела Александра Фильцева (заседания 22-23.07.2020)

22.07.2020 года в Херсонском апелляционном суде должно было состояться рассмотрение жалобы адвокатов А. Фильцева на решение Ленинского районного суда г. Николаева о продлении меры пресечения в виде содержания под стражей на 60 дней.

Александр Фильцев обвиняется в совершении уголовных правонарушений по статьям 146 (незаконное лишение свободы или похищение человека организованной группой или такого, которое повлекло за собой тяжкие последствия) и 190 (мошенничество в крупных размерах) УК Украины.

Исходя из апелляционной жалобы, Ленинский районный суд слишком поздно уведомил адвокатов о запланированном заседании (в 11:28, 11:30 при том, что заседание должно было состоятся в 14:30 того же дня), в этот день один из защитников находился в это время на больничном. В связи с физической невозможностью прибыть на заседание в Николаев из Киева за 3 часа, адвокаты ходатайствовали о переносе заседания. Тем не менее, суд не учел, что именно по его [суда] вине, адвокаты не смогли вовремя прибыть на заседание, что подтверждается также особым мнением судьи Ленинского районного суда г. Николаева (от 04.07.20), который в документе указал следующее «В нарушение ч.1 ст.323 и ч.1 ст.324 УПК Украины судом не отложено судебное рассмотрение 04 июня 2020 года в связи с неприбытием обвиняемого Чайки О.М., его защитника Тимошина Ю.В. защитников Боряк А.Л. и Гарника О.А.» [перевод авт.].

В этой связи, Ленинский районный суд принял решение о назначении Александру Фильцеву адвоката из Центра предоставления бесплатной вторичной правовой помощи – В. Бащук, вопреки желанию самого обвиняемого. При рассмотрении апелляционной жалобы, обвиняемый заявил, что не единожды говорил о том, что у него есть адвокаты по договору и он против участия назначенного адвоката. Кроме того, после заседания В. Бащук в объяснение своего участия, которое не соответствовало принципам уголовного процесса, подтвердила, что она нарушила правила адвокатской этики, так как не связалась с адвокатами А. Фильцева, не согласовала с ними свою правовую позицию, не ознакомилась с делом и не смогла предоставить правовую помощь обвиняемому.

В данном случае, при имеющихся документальных подтверждениях (особое мнение судьи, пояснения адвоката В. Бащук, заявление обвиняемого и его адвокатов), Международное общество прав человека полагает, что имело место нарушение права на защиту А. Фильцева.

Право на свободный выбор своего защитника закреплен в статье 14 (3) (d) Международного пакта о гражданских и политических правах, статье 6 (3) (с) Европейской конвенции о защите прав и основных свобод, а также на национальном уровне – статья 59 Конституции Украины. Конечно, право на выбор защитника не является абсолютным и может быть ограничено при определенных условиях, но только в рамках соблюдения принципа справедливости судебного процесса. Назначение защитника судом может применяться в интересах правосудия, во избежание пауз или перерывов в процессе. При этом «государство не может нести ответственность за каждую оплошность адвоката, назначенного для оказания помощи…», но компетентные органы должны вмешаться, если ошибка назначенного адвоката очевидна или на нее обращают их внимание другим образом (дело ЕСПЧ «Круассан против Германии»). В данном случае факт нарушения права на защиту А. Фильцева при рассмотрении ходатайства о продлении исключительной меры пресечения в виде содержания под стражей для апелляционной инстанции представляется очевидным, так как противоречит в т.ч. национальному праву.

В Докладе МОПЧ о соблюдении права на справедливый суд в Украине за 2019 год подчеркивается, что «введение государственной защиты без качественного сопровождения только с целью обеспечения формального соблюдения норм не может считаться таким, которое обеспечивает реализацию права на защиту». В то время как право лица, обвиняемого в совершении уголовного преступления, на эффективную защиту адвоката, составляет одну из главных основ справедливого судебного разбирательства (дело ЕСПЧ «Кромби против Франции»).

Ход заседания. 22.07.20 должно было начаться рассмотрение апелляционной жалобы. Суд должен был пройти в режиме видеоконференции с четырьмя контактами: коллегия суда (Херсонский апелляционный суд), прокурор, адвокаты (из судов в Николаеве и Киевской области соответственно), а также сам обвиняемый по конференции из СИЗО. Наблюдателю МОПЧ пришлось прождать около часа в ожидании пока наладят качественную связь, после чего оказалось, что прокурор не явился в суд в городе Николаеве из которого он должен был принимать участие в заседании, не уведомив ни этот суд, ни Херсонский апелляционный о своем отсутствии и его причине.

В связи с неявкой прокурора, было принято решение перенести заседание на 10:30 следующего дня с повторным уведомлением прокурора.

Необходимо также отметить, что судьи были недовольны поведением прокурора, так как из-за недостатка судей в уголовной палате Херсонского апелляционного суда, они очень загружены, а подобная неявка одной из сторон без предупреждения отнимает время, которое они могли бы уделить этому или другому делу.

Ход заседания. 23.07.20 также в течение длительного времени суд снова пытался наладить связь между участниками судебного заседания. По мнению коллегии, плохое техническое обеспечение является следствием существенной задолженности Государственной судебной администрации перед Укртелекомом (поставщиком интернет-услуг для судебной системы). После того, как связь была налажена, суд вернулся к рассмотрению жалобы.

Тем не менее, наблюдатель указывает на то, что периодически ухудшающаяся связь могла помешать коллегии качественно воспринимать речь адвокатов, поскольку неоднократно защитникам приходилось останавливаться, повторять частично уже сказанное, а суду – отвлекаться на технические моменты.  Коллегия заслушала доводы защитников А. Фильцева и самого обвиняемого, а также прокурора, который просил суд отказать в удовлетворении апелляционной жалобы, но не привел ни одного довода, опровергающего основательность обжалования адвокатами продления меры пресечения.

В итоге, апелляционный суд пришел к выводу, что «интересы правосудия» предусматривали необходимость привлечения «государственного» адвоката к решению вопроса о продлении меры пресечения. Исходя из текста определения суд второй инстанции, в первую очередь, принимал во внимание не нарушение одного из важнейших принципов уголовного процесса – права на защиту, а на саму необходимость продления меры пресечения, исходя из материалов дела, которые были переданы Ленинградским районным судом. В этой связи возникает вопрос, что является превалирующим в уголовном процессе: право на защиту или «интересы правосудия», и в какой степени могут быть ограничены интересы обвиняемого для соблюдения процессуальных «интересов правосудия».

Также необходимо отметить, что в связи с карантинными мерами, Херсонский апелляционный суд ограничивает участие свободных слушателей на заседаниях. В том числе, на оба заседания не смогла попасть мать обвиняемого А. Фильцева. Председательствующий судья В. Заиченко и пресс-секретарь суда И. Легких выразили свое сожаление в связи с необходимостью соблюдать такие меры и заверили, что подобные ограничения обусловлены исключительно карантином и после его отмены все желающие смогут присутствовать на открытых судебных заседаниях. Международное общество прав человека благодарно за возможность личного присутствия официального наблюдателя во время судебных заседаний.

МОПЧ продолжит уточнение деталей и мониторинг данного дела в первой инстанции.