Мониторинг дела по обвинению Губина Дмитрия Марковича

05 сентября 2019 года в Харькове, должно было состояться судебное рассмотрение дела № 645/1034/19 по обвинению журналиста Губина Дмитрия Марковича по ч. 1ст. 263 УК Украины (Незаконное обращение с оружием, боевыми припасами или взрывчатыми веществами). По согласию сторон уголовного производства судебное заседание было перенесено на 16 октября 2019 года (16:00).

Со слов обвиняемого, уголовное производство было возбуждено из-за его журналисткой деятельности. Можно предположить наличие нарушения свободы выражения мнения, предусмотренной ст. 10 Европейской конвенции.

Как сказано Европейским судом по правам человека в § 38 дела «Прагер и Обершлик против Австрии» «…свобода выражения взглядов применяется не только к “информации” или “идеям”, которые положительно воспринимаются рассматриваются как безобидные или вызывают равнодушие, но и к таким, которые оскорбляют, шокируют или смущают государство или любую часть общества. Кроме того, свобода журналистской деятельности также охватывает возможное использование некоторой степени преувеличения или даже провокации».

Одним из доказательств, положенных в основу обвинения, является результаты проведения обыска, проведенного сотрудниками СБУ 12 марта 2018 года. Обвиняемый отмечает, что запрещенные предметы, изъятые у него, были ему подброшены. Обвиняемый оспаривает законность проведения следственного действия, ссылаясь на:

– применение к нему силы во время обыска, несмотря на отсутствие сопротивления с его стороны;

– нарушение требования законодательства о независимости и объективности понятых, поскольку двое понятых были приведены самими сотрудниками СБУ, а третий понятой был привлечен к проведению следственного действия не с самого его начала. Как сказано Европейским судом по правам человека в § 54 дела «Кобиашвили против Грузии» «…при оценке справедливости производства следует учитывать качество доказательств, включая то, были обстоятельства, при которых они были получены, такими, ставящие под сомнение их достоверность или точность».

Кроме того, в результате обыска у обвиняемого была изъята домашняя техника, которая на сегодняшний день собственникам квартиры так и не была возвращена. Что, потенциально, может означать нарушение п. 2 ст. 8 Европейской конвенции.

В деле «Преждаровы против Болгарии» § 49 Европейским судом по правам человека признает, что «…в принципе удержание компьютеров на время производства по уголовному делу преследует законную цель сохранения вещественных доказательств в рамках продолжающегося расследования по уголовному делу, но без какого-либо рассмотрения вопроса об относимости изъятой информации к расследованию и претензий заявителей, касающихся персонального характера части информации, хранящейся на компьютерах, судебный контроль окажется формальным, а заявители будут лишены достаточных гарантий против злоупотреблений».

Эксперты Международного общества прав человека продолжают мониторинг данного дела.