Луцким горрайонным судом Волынской области слушалось дело по обвинению Дубиневича Романа в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 115 УК Украины – умышленное убийство. Международное общество прав человека приняло решение о мониторинге данного процесса в режиме видеоконференции в связи со сложностью проведения непосредственного присутствия наблюдателей на судебных заседаниях в период чрезвычайного состояний (связанного с карантином).


Мониторинг уголовного производства Дубиневича Романа Анатольевича 12.05.2020 года

Ход заседания. Обвиняемый заявил, что прокурор систематически указывает в процессуальных документах, что он [обвиняемый] отказывается от ознакомления с ними. Однако это не отвечает действительности. В этой связи, суд обратил на это внимание стороны обвинения и сделал прокурору замечание, обязав впредь предпринимать действия для реальности такого ознакомления.

В судебном заседании рассматривалось ходатайство прокурора о продлении сроков содержания под стражей. В результате его рассмотрения, ходатайство прокурора было удовлетворено, поскольку Дубиневич Р.А. обвиняется в совершении особо тяжкого преступления, а также с целью предотвращения возможности скрыться от суда, совершения других уголовных преступлений, незаконного воздействия на потерпевших и свидетелей. По мнению суда, продление меры пресечения в виде содержания под стражей обвиняемого является оправданной, поскольку этого требует настоящий интерес общества, который, несмотря на презумпцию невиновности, преобладает над интересом обеспечения права на свободу.

Необходимо обратить внимание, что обвинительный акт поступил в суд 12 декабря 2020 года, то есть 5 месяцев назад. С этого момента дело фактически не рассматривалось. Но сроки содержания под стражей систематически продлеваются.

Согласно п. 3 ст. 5 Конвенции по истечении определенного периода времени именно лишь существование обоснованного подозрения не оправдывает лишения свободы, и суды должны приводить другие основания для продления содержания под стражей («Борисенко против Украины» п. 50). Более того, эти основания должны быть четко указаны национальными судами («Елоев против Украины» п. 60, «Харченко против Украины» п. 80).

Европейский суд по правам человека (далее – Суд) часто устанавливал нарушение п. 3 ст. 5 Конвенции в случаях, когда национальные суды продолжали содержания под стражей, ссылаясь в основном на тяжесть обвинений и используя шаблонные формулировки, даже не рассматривая конкретных фактов или возможности применения альтернативных мер («Харченко против Украины» пп. 80-81; «Третьяков против Украины» п. 59).

Существование обоснованного подозрения в совершении задержанным лицом преступления является обязательным и непременным условием законности ее продолжающегося содержания под стражей, но по истечении времени такого подозрения будет недостаточно для обоснования длительного содержания под стражей. Суд никогда не пытался перевести эту концепцию в четко определенное количество дней, недель, месяцев или лет, или в разные сроки в зависимости от тяжести преступления. Как только «умного подозрения» уже недостаточно, суд должен установить, другие приведенные судами основания продолжают оправдывать лишение лица свободы («Мэгги и другие против Соединенного Королевства” п. 88-89).

Суд также напоминает о неизменности оснований для подозрения. Что арестованое лицо совершило правонарушение, является условием sine qua non для того, чтобы дальнейшее содержание его под стражей считалось законным, но через некоторое время это условие уже перестает быть достаточным. Тогда Суд должен установить, другие основания, на которых основываются решения судебных органов, продолжают оправдывать лишения свободы. Если эти основания оказываются “соответствующими” и “достаточными”, тогда Суд выясняет, обнаружили ли компетентные национальные органы “особую добросовестность” в осуществлении производства («Лабита против Италии» п. 153).

МОПЧ обращает внимание на отсутствие надлежащей аргументации для продления сроков содержания под стражей. Это общая проблема всей судебной системы Украины. Если риски действительно продолжают существовать, обвиняемому должна быть продлена мера пресечения, однако и обвиняемый, и общественность (интересы которой обозначил в своем определении суд) имеет право не только четко понимать о каких конкретных рисках идет речь, но и обоснованность этих рисков. Вопрос продления меры пресечения должен рассматривать на основании индивидуальных данных каждого дела, и они должны отражаться в судебном решении. Однако, мы видим только общие формулировки, переходящие из дела в дело, из одного судебного решения в другое судебное решение. Представители МОПЧ обеспокоены отношением органов прокуратуры к продлению сроков содержания под стражей. Как правило, в ходатайствах нет ссылок на факты самого дела, аргументация сводиться к общим формулировкам. Такое положение дел нарушает принцип правовой определенности, поскольку стороне защиты сложно приводить контраргументы на несуществующие аргументы стороны обвинения. А это, в свою очередь, приводит к возложению бремени доказывания (по необоснованности меры пресечения) на обвиняемого и его адвокатов.