Корона в Германии, в мире и права человека


 

Блажен, кто посетил сей мир

В его минуты роковые

Фёдор Иванович Тютчев 1803 – 1873

 

 

 


Covid-19 в Германии

Начало – Беззвучные убийцы (Эпидемия)

Из Уханя в Гейнсберг

Что именно это за вирус?

Динамика цунами

Разница в смерти

Спрямить кривую

полное торможение в Мерседесе

Тесное сплочение с соблюдением социальной дистанции

Наша экономическая подушка безопасности

Критическая дата 20.4.

Побочные действия „Medikaments Shutdown“


Covid-19, мир и права человека

Бестактная критика?

Такт правозащитника

Опасности гуманитарной сферы

Угроза базовым правам

Несоразмерности

Ущербные трансграничные стратегии

Блажен, кто посетил сей мир в его минуты роковые

© Изображения, используемые в этой записи блога либо из Викисклада, или работы моего собственного творения.


Covid-19 в Германии

Outbreak-беззвучные убийцы (фильм «Эпидемия»

В конце декабря пришли вести из Китая о том, что там распространяется смертельный вирус нового типа. В ужасе я переслала эту новость своим детям по ватсапу, прокручивая в голове сцены из американских фильмов-катастроф о пандемиях, таких, как, например, „Outbreak-Lautlose Killer“ (русское название ЭПИДЕМИЯ ,95) с Дастином Хоффманом. С этого момента мы стали следить за всеми новостями из Китая, из Уханя. Слова «корона» и «Ухань» вошли  в наш речевой обиход и стали словами номер один. Однако для нас, живущих в Германии, это было где-то там, очень далеко. Мы наблюдали, как закрывают регион за регионом, как прямо из земли вырастают специальные гигантские больницы, как авторитарный и неповоротливый аппарат берёт в свои руки жёсткое и суровое управление. Высокое количество смертей связывали с китайским режимом, что поначалу было очевидной попыткой cкрыть правду о вирусе, но затем, после обнародования информации, казалось, что эпидемию ещё можно взять под  контроль энергичными  мерами. Таким образом, зловещий вирус оставался далеко в Ухане, это была эпидемия, но  не пандемия.

Из Уханя в Гейнсберг

В начале марта ко мне должны были приехать друзья из России, с которыми мы собирались отправиться на выставку метизов в Кёльн. Поэтому я то и дело заглядывала на веб-страничку выставки метизов и убеждалась в том, что всё больше и больше экспонентов отказываются от участия в ней. Потому что большая часть их была из Китая.

Затем в конце февраля я получила официальное уведомление об отмене выставки, на которой я уже успела зарегистрироваться, с подробным обоснованием, почему в связи с коронавирусом выставку перенесли на следующий год. Это было уже серьёзно! Тысячи заявленных участников, десятки тысяч гостей. Какие финансовые потери для компаний! Для города Кёльна, для гостинично-туристической отрасли! Тем не менее стало ясно, что мои друзья приедут ко мне в гости, но уже без заезда на выставку. Как-то казалось, что всё с этим вирусом преувеличено, он всё-таки похож на обычный грипп и опасен только для пожилых людей. Всё время приходили шуточки по Whatsapp и с улыбкой переправлялись дальше. Однако именно в последнюю неделю февраля всё стало ежедневно, а там уже и ежечасно меняться, и стала выясняться правда. В Италии возникла «горячая точка». Здесь число заражённых  за  неделю стремительно взлетело и в самом конце февраля составило свыше 1000 человек, и уже было почти 30 смертей. В Германии также насчитывалось уже более 60-ти инфицированных. Мои друзья должны были прилететь 3-го марта и мы в те дни ежедневно созванивались. Вы едете или нет? Утром 3-го числа они не приехали. В Германии, в федеральной земле Северный Рейн-Вестфалия, в округе  Гейнсберг также появилась горячая точка. Здесь несколько человек заразились во время карнавала.

Что именно это за вирус?

В первые две недели марта в Германии началась эпоха «Короны».  Вставая поутру,  мы первым делом бросались узнавать число заразившихся и погибших  в почти соседней с нами Италии и в немецком округе Гейнсберг. А цифры эти росли стремительно, по экспоненте. Количество погибших в Италии подскочило с 30 до 2000, а в Германии тоже появились первые жертвы. Выходит, вирус недооценивали? Разве нам не говорили, что в большинстве случаев болезнь протекает мягко, что некоторые переболели, ничего не заметив? По меньшей мере, к этому моменту стало ясно, что вирус высокозаразный и пожилые люди а также лица с хроническими заболеваниями должны относиться к нему более чем серьёзно.

Началось время жадного сбора всей информации о вирусе. Мы узнали, что речь идёт не об обычном вирусе, который, как вирус гриппа, ежегодно наряжается в новое платье, но тем не менее хорошо известен населению и против которого выработаны механизмы защиты. Нет, это вирус совершенно нового типа, он носит не только новое платье, но и облик его совершенно неизвестен, и против него ещё нет иммунной защиты (коллективного иммунитета населения). Против него нет никаких известных, прошедших клинические испытания медикаментов и, конечно, никакой вакцины. Мы узнали, что он из компании тех вирусов, которые вызывали тяжёлый острый синдром дыхательных  путей  (SARS), в 2002 во время пандемии унесший 800 человеческих жизней. Вирус, который в Китае « эволюционно мутировал» от животных к человеку. Возможно, от определённых пород кошек или летучих  мышей, которых принимали в пищу. Также существуют теории, что  их разработали в генетических лабораториях, о которых так любят разглагольствовать любители теории заговора.

Хотя это высокозаразная воздушно-капельная инфекция, но передача происходит, похоже, по большей части через дыхание заражённого. Например, с самого начала эпидемии мы покупаем в супермаркетах  свежие товары, однако здесь не выявлено практически никаких заражений, это значит что даже если заражённый «обчихает» батон хлеба, то этого количества будет недостаточно, чтобы заразить того, кто позже этот хлеб возьмёт в руки. Это же касается и дверных ручек, стульев  и т.д. Поэтому в приоритете – социальное дистанцирование и мытьё рук.

В  отличие от своего предшественника из 2002 г. коронавирус 2019-го «продвинулся»  в следующем смысле: он умеет хорошо размножаться уже в гортани, и затем более эффективно проникать в свою вожделенную цель, в лёгкие, и там вызывать тяжёлую форму пневмонии типа SARS. Он может  в течение двух недель незаметно распространяться из уже захваченного им тела. Это опасное оружие вируса. Как он выглядит под микроскопом, мы все уже знаем, это самая частая картинка марта-месяца 2020 года.  Своё имя он получил благодаря внешнему виду структуры своей поверхности, вирус с короной.

Динамика цунами

В Германии наступило время, когда народ ежедневно вслушивался в слова  нашего федерального министра здравоохранения Йенса Спана (одного из трех кандидатов-преемников в правящей партии Ангелы Меркель) . С впечатляющим спокойствием и объективностью в неспокойной и непонятной ситуации он всегда подчеркивал, что ситуация «динамична». Что действия и меры должны адаптироваться к соответствующей динамике. Первыми мерами были рекомендации, как лучше избегать мероприятий с участием более 1000 человек, правила карантина в горячей точке Хайнсберга или отслеживание «инфекционных цепочек», еще одно новое словечко наших завирусованных будней.

Новую стадию кризиса, безусловно, вызвали кадры из итальянских больниц на телеэкранах в наших гостиных в середине марта. В течение нескольких дней проводилось параллельное сравнение малой немецкой горячей точки в ​​Хайнсберге с большой горячей точкой в ​​Бергамо на севере Италии. Теперь мы могли видеть обнаженные, безжизненные тела, лежащие на животе на ИВЛ, переполненные больничные коридоры и временные залы со смертельно больными людьми. Полностью истощенные и перегруженные врачи, которые были травмированы, потому что им приходилось каждый день лично принимать решения, кого подключать к ИВЛ, а кого нет. Кому позволить умереть, а кому нет. И даже с ИВЛ у них умирали пациенты. Эти кадры «Короны» врезались в нас и перекликались с голосами итальянских врачей и политиков, которые горячо предупреждали нас о цунами.

Разница в смерти

После этих кадров мы у себя в Германии сплотились. Шуточки в Whattsapp как-то закончились сами собой, дело явно  было очень серьезно. Мысль о том, что кто-то из наших родителей, бабушек или дедушек будет в полном одиночестве мучительно задыхаться от двусторонней пневмонии в наспех смонтированном временном ангаре, находясь в полном сознании, была совершенно однозначно недопустима для всех нас.Мы, конечно, знали, что есть вирусы и заболевания похуже, и что у себя в Германии мы ежегодно теряем почти 1 миллион человек из-за сердечно-сосудистых заболеваний, почти четверть миллиона гибнут от рака и более 3000 из-за дорожно-транспортных происшествий. Кроме того, само собой разумеется, что продолжительность жизни пожилых людей ниже, чем у молодых.Тем не менее, имеет большое значение, будет ли ваша мама после инсульта быстро доставлена на «скорой помощи» ​​в инсультное отделение и получит там самое квалифицированное лечение, или же она будет отвезена  «космонавтами» ​​в скафандрах в импровизированный зал, где должна будет в полном одиночестве встретить жалкую кончину.

Выровнять кривую

И после того, как за последние две недели были получены знания о вирусе и о его распространении, было, при всей невежественности и двусмысленности, по крайней мере, логичное объяснение, как нам, возможно, удастся предотвратить такой сценарий.Лицо германского корона-кризиса, всемирно известный вирусолог профессор Кристиан Дростен, директор берлинского института  Charité, специализируется на новых вирусах и имеет опыт работы с SARS, предшественником COVID 19 – так нам объяснили. Замерев у экранов, мы словно заворожённые ловили каждое его слово.  Поскольку против распространения нового вируса не принималось никаких медицинских мер, и наша система здравоохранения, имеющая хорошие позиции по сравнению с системами остального мира, не смогла бы одномоментно справиться с большим количеством серьезных случаев, на момент, когда возникла бы острая необходимость в действиях, чтобы предотвратить  ужасный сценарий, как в соседней Италии, было только одно решение: «Выпрямить кривую», тем временем это также стало частью нашего языкового обихода. Удерживать планку заражения настолько низко, чтобы иметь возможность лечить тяжелые случаи с помощью интенсивной терапии. И не нужно быть математиком, чтобы понимать все эти диаграммы и видео анимацию. Чтобы не допустить экспоненциального роста числа инфекций, на тот момент существовало одно-единственное быстрое, реалистичное, немедицинское решение – «закрытие» или «блокирование», слово, также ставшее частью нашего языка.

полное торможение в Мерседесе

Для нас это закрытие всегда было связано с обещаниями политиков, что будет сделано все, чтобы смягчить финансовые потери от этой уникальной, фундаментальной меры. Наш «черный ноль», то есть сбалансированный госбюджет, на который мы в течение 5 лет смотрели как на священную корову, теперь с готовностью отдают на заклание, чтобы предотвратить этот ужасающий сценарий.

Об этом канцлер Германии заявила 18 марта в своем телевизионном обращении к народу, и об этом не было споров среди политиков или среди населения. По сути, канцлер сказала: да, у нас есть копилка, которую мы в последние годы хорошо заполнили черным нулем, и теперь мы готовы эту копилку разбить.За закрытием школ, детских садов, частичных ограничений на въезд и выезд, карантинных правил, запрета на крупные мероприятия, последовало закрытие сфер туризма, путешествий и отдыха. Кроме того, по мере возможности для всех компаний по всей Германии вводится удалёнка. В то же время пока ещё можно публично передвигаться вдвоём или же в большем количестве, если вы из одного и того же домохозяйства, причём  всегда существуют небольшие различия в отдельных федеральных землях, например в земле Бавария можно иметь контакты только в границах домашнего хозяйства и выходить из дома только по уважительной причине. Публикуются каталоги штрафов за правонарушения, начиная с 200 евро, например, если вы перемещаетесь в общественном месте в количестве более двух, за повторное нарушение около 1000 евро и за повторные нарушения более крупных преступлений, таких как более масштабный досуга до € 25 000.

Тесное сплочение с соблюдением социальной дистанции 

Дело нельзя выставлять таким образом, будто бы все мы словно стадо овец последовали за закрытием,  нет, в средствах массовой информации были и есть непрерывные репортажи, документальные фильмы, дискуссии, дополнительные, специальные и экстренные программы с врачами, вирусологами, финансовыми экспертами, политиками, пострадавшими, не – пострадавшими, психологами, VIP-ами, повседневными героями, с кем угодно. Нет, это было решением абсолютного большинства.

Между тем, мы уже превратились в твердолобых адептов «социального дистанцирования»,  потихоньку переименовываемого в «физическое дистанцирование», в адептов прочих неологизмов, которые сейчас прочно внедряются в наш повседневный язык. Минимальное расстояние в 1,5 метра до других перешло в плоть и кровь. Мы почти пугаемся, когда видим в фильмах сцены, где люди пожимают друг другу руки или даже обнимаются. Даже здесь, в моей маленькой деревне в Гессенской Сибири, мы автоматически выстраиваемся в очереди, всегда на разумном расстоянии, что уже подразумевается само собой. В семье, в одном и том же домохозяйстве тоже соблюдается дистанция. Родителей, бабушку и дедушку теперь Вы можете видеть только сквозь окошко рядом с входной дверью, а все кассирши теперь отделены от нас стеклянными панелями. Кожа на наших ладонях уже шелушится и шелестит, как листва, от постоянного мытья рук.

Есть хэштег акции # Остаемся дома, встречающийся везде и всюду, а также # Говорим спасибо. Известные личности поддерживают их в коротких видеоклипах из дома. Спасибо всем сотрудникам и добровольным помощникам системосберегающих компаний и учреждений.Особенно в секторе здравоохранения, где люди работают почти круглосуточно или кассиры в супермаркетах, которые подвергаются натиску покупателей-хомяков, мчащихся за туалетной бумагой, и некоторым прочим рискам.

Наша экономическая подушка безопасности

 25 марта, со скоростью, небывалой в истории Германии, в кратчайшие сроки был принят дополнительный  федеральный бюджет, то есть правительство совершенно официально, семимильными шагами перешагнуло через священный черный ноль и  выделило 156 миллиардов евро в качестве пакета помощи для экономики.Компании с количеством сотрудников до 5 человек смогут получить немедленную бесплатную помощь в размере 9 000 евро, а до 10 сотрудников – 15 000 евро. Бланк заявки недавно был размещен в сети, и с тех пор поток заявок не прекращается. Это кажется относительно простым, и ответ приходит очень быстро. Есть сообщения о поступлении ответов в течение 15 минут. Деньги будут переведены немедленно. Для крупных компаний был создан стабилизационный фонд экономики в размере 600 млрд. Евро.Прежде всего, речь идет о предоставлении государством 90 -процентных кредитных гарантий банкам. Однако заемщики должны будут полностью погасить кредиты.Элементарной экономической поддержкой является прежде всего то, что Федеральное агентство по трудоустройству взяло на себя выдачу пособий по краткосрочным работам.Арендодателям также не разрешается расторгать договоры  аренды со своими арендаторами.

День 20.4.

Где мы находимся сегодня, в первый день после этого динамичного, уникального, изменяющего мир марта 2020 года? После целых двух недель изоляции и социального дистанцирования,  после двух самых необычных недель, которые мы, немецкое общество, вместе пережили после Второй мировой войны? Да, нет сомнений, что мы немного похожи на нетерпеливых детей, которые хотят поскорее распаковать свой подарок ко дню рождения. Пакет, внутри которого, по меньшей мере, значительное уменьшение числа зараженных людей. Однако, как  в детской игре в 12 записок, мы нашли всего лишь листок бумаги с датой. 20.4. В этот день мы получим следующую подсказку.

Побочные эффекты «прекращения приема лекарств

Прекращение приема лекарств было показано на фоне дефицитарного лечения тяжелых случаев и, как следствие, недостойной смерти примерно от 0,5 до 10 процентов нашего населения из-за недостоверных данных.Комплаентность, т.е соблюдение предписанного режима терапии, сотрудничество пациента с лечащими врачами,  была и остается чрезвычайно высокой. В настоящее время комплаентность усиливается, прежде всего, кадрами из Нью-Йорка, залами, заполненными гробами, трупами в пластиковых мешках, перевозимыми вилочными автопогрузчиками, печальными «рекордными цифрами» более 1000 погибших от Covid-19 за один день, там, где  ещё две недели назад не было ни одного смертельного случая. При всей неточности данных, эти кадры ясно показывают, что американское правительство слишком долго преуменьшало серьёзность ситуации и слишком поздно включилось. Комплаентность усиливается так же упомянутыми акциями : «Сидим дома, говорим спасибо», с примерами будничных героев, которые ходят по магазинам, помогая группам риска, шьют защитные маски, воплощают творческие идеи в борьбе с удручающей завирусованной повседневностью.

А теперь и указанием конкретной даты, когда можно начинать сокращать приём сильнодействующих  медикаментов. Потому что ясно также, что это не прошедшая клинических испытаний горькая пилюля с бесчисленными опасными побочными эффектами, которые усиливаются при длительном применении. Эти побочные эффекты могут варьироваться в зависимости от группы пациентов. Конечно, в таких условиях это организованное добровольное отступление в собственные четыре стены вкупе с социальным дистанцированием – ни для кого не сахар. Но для полноценной семьи из пяти человек с большой квартирой и садом все обстоит иначе, нежели для семьи, живущей в небольшой многоэтажке и имеющей потенциал домашнего насилия. Каково сейчас приходится их детям?

И производитель «дефицитных товаров», таких как респираторные маски, дезинфицирующие средства, ИВЛ, безусловно, гораздо лучше перенесёт горькую пилюлю, чем владелец ресторана, кафе или другого «несистемного» магазина, у которого нет больших резервов. Как обстоят дела у всех этих  людей, которые беспокоятся о своей жизни?Как долго смогут подростки глотать горькую пилюлю, когда сосед вызывает полицию, потому что юноша стоит на улице в компании двух друзей? Насколько глубоко контрольные и карательные механизмы могут проникать в основополагающие права и свободы человека?

Время сортировки, динамичное бездействие

«Что будет после 20-го числа?» – это актуальный вопрос, который занимает всех нас. Но для этого нам нужно  больше данных, причём более конкретных, этот процесс всё ещё динамичен, каждый день приносит что-то новое. Мы надеемся, что скоро будет произведен действенный экспресс-тест на антитела, который находится в разработке и может появиться на рынке примерно через месяц. На сегодня известно, что люди, уже переболевшие Covid-19, не могут повторно заразить себя или других и поэтому могут быть очень полезными  в условиях кризиса.Количество тестов на инфекцию также должно быть значительно  увеличено. В настоящее время мы проводим клинические исследования с 3-мя уже существующими препаратами, которые могут быть эффективными для терапии Covid-19. Здесь есть первые успехи.Компании, работающие в «закрытом» режиме, такие как Volkswagen, переключили производственные мощности на производство  ИВЛ  или медицинских принадлежностей, другие – на производство защитных масок, где они даже не успевают выполнять весь объём заказов.  Количество коек для интенсивной терапии продолжает расти, медицинский персонал расширяется и проходит переподготовку. Университетские больницы и исследовательские центры все больше объединяются в сети.Был учреждён Комитет по этике, чтобы выдавать врачам-реаниматологам инструкции по «сортировке» (классификация пациентов по степени тяжести в отделении неотложной помощи), чтобы избавить их от травматического опыта итальянских врачей. Помимо интенсивной терапии, также имеются отделения паллиативной помощи с доступом для родственников.

Анонимные временные Bluetooth – приложения для отслеживаниягеолокации в настоящее время рекламируются правительством. Мы учим новые термины для различных стратегий: «Смягчение» – это предотвращение контакта в смысле сглаживания кривой, «Подавление» – это предотвращение контакта для полной ликвидации вируса,«Коконирование» – защита групп риска, а «сдерживание» – нечто вродепротивоположности иммунизации населения. И с учетом всего числа умерших, зараженных, выздоровевших, находящихся на лечении, групп риска а также ненадежных показателей смертности, математики и вирусологи моделируют потенциальное будущее этих стратегий. Так, например, один математик из Кайзерслаутерна ответил на вопрос: какую стратегию мы сейчас используем в Германии, чтобы сгладить кривую – подавление или ослабление?

«Правительство никогда не говорило этого конкретно. Меры, которые в настоящее время действуют, очень строги. Правда, я не знаю, достаточно ли они серьезны и долгосрочны, чтобы успешно подавить вирус.Это зависит от того, насколько вы можете ограничить контакты в семье. Если вы сократите их примерно на 90 процентов, то это продлится чуть больше года. И если вы захотите заставить Covid-19 исчезнуть в течение года, вам придётся окончательно отказаться от примерно около 95 процентов всех контактов вне дома по сравнению с периодом 5-20 марта. Однако я хотел бы подчеркнуть, что мы сделали эти оценки на основе нашей имитационной модели. Насколько точно она сможет описать реальное течение пандемии, мы сможем сказать только потом, как и во всех моделях »

Иными словами говоря, мы сможем только потом сказать, была ли операция успешной, и выжил ли пациент. Хорошо, что не одни лишь математики решают судьбу пациента.


Covid-19, мир и права человека

Бестактная критика?

С самого начала масштабных мер правозащитники из Международного общества по правам человека / МОПЧ указали, что средства против пандемии могут оказаться хуже, чем сама пандемия. Среди прочего, они ведут к глобальным гуманитарным катастрофам и являются потенциалом для нарушения прав человека со стороны государства. Пропорциональность мер с учетом других известных и излечимых инфекционных заболеваний, таких как, например туберкулез, уносящий более 1 млн. жертв в год, показывает также, что мировое сообщество по-прежнему далеко от солидарного преодоления глобальных кризисов и проблем. Являются ли бестактными такие предупреждения и критика в то время, когда мы сегодня видим кадры из Америки с жертвами Covid 19, перевозимыми вилочными погрузчиками в мешках для трупов в Италии, Испании и Франции? В чрезвычайном положении, при котором мы от столь многого отказываемся, столь многим рискуем, при котором мы приносим как большие, так и малые жертвы и призываем друг друга быть уверенными и держаться твёрдо. При котором мы так гордимся тем множеством повседневных героев,  что зарекомендовали себя за минувшие недели? Гордимся беспрецедентным уровнем солидарности в тяжёлый час?

Такт правозащитника.

Для правозащитника тяжелый час принципиально царит всегда, в его голове всегда стоят ужасные картины страданий и бедствий, погибших, заключенных, жертв насилия или гуманитарных катастроф. В нем постоянно звучит призыв к солидарности.

Гуманитарные угрозы

Конечно, когда речь заходит о побочных эффектах глобального отключения, он думает не только о немецком водителе Mercedes с его круговой подушкой безопасности, но и об индийском водителе рикши, о поденщике, который там изо дня в день остаётся без зарплаты и хлеба, или о молодом российском предпринимателе,  которому и во сне не снилась чрезвычайная помощь от государства.О семьях и их детях, которые не включены в базовую сеть социального обеспечения. О связанных с этим социальных и психологических  последствиях. Об опасности того, что глобальный экономический кризис может обернуться гуманитарной катастрофой для значительной части населения земного шара.

Угроза фундаментальным правам

Конечно, он видит перспективу того, что подобный кризис повлечет за собой ограничение основных прав и свобод.В то время как мы у себя в Германии  дискутируем о рисках использования временного «приложения для отслеживания геолокации», президент Венгрии уже имеет в своём кармане «закон о неограниченных  полномочиях в связи с Covid 19», а в Китае давно уже узаконен принцип «Большой брат наблюдает за тобой».

Несоразмерности

Конечно, правозащитник сравнивает пандемию Covid-19 с самой смертоносной инфекционной болезнью в мире – туберкулезом, возбудителей которой носит в себе около 2-х третей населения планеты, болезнью, ежегодно забирающей более миллиона жертв и против которой, в отличие от Covid-19, существуют медицинские средства защиты. Которая давно могла бы быть уничтожена при условии ежегодного выделения 2-х миллиардов евро.

 Ущербные трансграничные стратегии

И, конечно, он видит, что не было никакой подготовки к такому кризисному сценарию ни на национальном, ни на континентальном уровне, не говоря уже о глобальном. Напротив, глобализированный мир рефлексивно отступил в свои национальные государства, почти синхронно закрыв перегородки. Даже в рамках структуры ЕС, просуществовавшей 27 лет. И хотя все ежедневно смотрели сценарий ужасов в Бергамо на севере Италии, никто ниоткуда не спешил на помощь. Трухлявая итальянская система здравоохранения, в чём  не в последнюю очередь виновна жесткая финансовая политика в ​​ЕС, очевидно, в значительной степени была ответственна за большое количество смертельных случаев. И после всех страданий и травм, что перенесла колыбель европейской цивилизации,  идёт торг о размерах финансовой помощи в рамках сообщества межгосударственной солидарности.

Блажен, кто посетил сей мир в его минуты роковые

Тем не менее, в картинах пустых улиц мегаполисов по всему миру есть нечто завораживающее, магическое. И это работает! Словно всё человечество вместе, как по команде, взяло и остановило земной шар. В этой ситуации естественным и логичным рефлексом было всеобщее отступление в национальные вотчины, вплоть до собственных четырех стен. Также верно, что всем нам нужно какое-то время, чтобы переварить шок. Также верно, что мы чествуем людей, которые за это время проявили храбрость, гражданское мужество и солидарность. Тех, кто не изрыгал проклятия, скупая в супермаркетах туалетную бумагу, а сдерживал  ажиотаж у кассовых аппаратов и поддерживал работу магазина. Однако же, правильным будет снова сделать шаг за дверь, мы знаем, что это всего лишь иллюзия, что мы не можем остановить земной шар, что Земля продолжает вращаться. И новый вирус научил нас – и до сих пор учит, – что все мы делаем покупки в одном и том же супермаркете и что мы полагаемся на людей с твёрдым характером, гражданским мужеством и солидарностью, а не на тех, кто создал себе бункер из туалетной бумаги. Ровно 75 лет назад Вторая мировая война привела к остановке земного шара, и в результате этой глобальной травмы был составлен  каталог принципов лучшего будущего для мирового сообщества: Всеобщая декларация прав человека. В этих «травмирующих глобальных тупиках» человечество претерпевает огромные страдания, но как раз в них-то и кроется та сила, что сделает будущий мир лучше. Д-р фил.

 

 

© Изображения, используемые в этой записи блога либо из Викисклада, или работы моего собственного творения.

Кармен Круш-Грюн

Консультант по Восточной Европе

Международное общество прав человека, Немецкая секция e.V.