Мониторинг дела И. Близнюка и других (заседание от 26 января 2021 года)

26 января 2021 года в Орджоникидзевском районном суде г. Харькова состоялось заседание по обвинению И. Близнюка, А. Головкина, Ю. Хлаповского. Им инкриминируют ч. 1 ст. 255, ч. 3 ст. 146, ч. 4 ст. 189, ч. 1 ст. 263 УК Украины – создание преступной организации, похищение людей, вымогательство, незаконное обращение с оружием.

На данном заседании суд продолжил исследовать доказательства, а именно проводился допрос последнего потерпевшего Дмитрия Сидорова. Обвиняемые задавали уточняющие вопросы, на которые свидетель не мог ответить чётко и, по мнению наблюдателя, путался в своих показаниях. Обвиняемые были возмущены тем, что говорил Д. Сидоров и утверждали суду, что всё сказанное – неправда.

Также, 1 февраля 2021 года истекал срок действия меры пресечения для обвиняемых Ю. Хлаповского и А. Головкина – в виде содержания под стражей, для И. Близнюка – в виде частичного домашнего ареста и суду необходимо было решить этот вопрос.

Напомним, что Ю. Хлаповский и А. Головкин находятся под стражей уже более трёх лет.

Прокурор подал очередное ходатайство о продлении меры пресечения со следующими основаниями для применения меры пресечения обоснованность обвинения в совершении уголовного преступления и наличие рисков того, что обвиняемые могут:

–  скрыться от суда;

– уничтожить, спрятать или исказить вещи или документы, имеющие существенное значение для установления обстоятельств уголовного правонарушения;

– незаконно повлиять на потерпевшего или свидетеля; помешать уголовному производству иным образом;

– совершить иное уголовное преступление или продолжить совершать уголовное преступление в котором обвиняется.

То есть, все те же риски, которые назывались в каждом ходатайстве о продлении меры пресечения в данном деле и предусмотрены ст. 177 УПК Украины. В своих решениях Европейский суд по правам человека неоднократно указывал, что аргументы, достаточные для заключения обвиняемого под стражу на первых этапах производства, не всегда являются достаточными в течение всего периода его содержания под стражей. Следовательно, в том, что касается предполагаемой потенциальной возможности заявителя вмешаться в установление истинных обстоятельств, «с течением времени данное обоснование неизбежно становится все менее и менее надлежащим» (п. 89 постановления по делу «Миминошвили против Российской Федерации»).

Как адвокаты, так и сами обвиняемые обратили внимание, что названные риски уже не актуальные, так как все свидетели и потерпевшие допрошены и на ни кого повлиять невозможно, скрываться от суда нет смысла потому, что они заинтересованы в завершении уголовного производства так, как по «закону Савченко» находятся под стражей уже более шести лет и большая часть дела исследована. То есть, они утверждали, что содержание под стражей нужно изменить на более мягкую меру пресечения.

Тем не менее, суд продлил срок действия меры пресечения для обвиняемых Ю. Хлаповского и А. Головкина – в виде содержания под стражей, для И. Близнюка – в виде частичного домашнего ареста ещё на 60 дней.

В своем решении суд подкреплял необходимость продления меры пресечения в виде содержания под стражей для обвиняемых ссылаясь на практику ЕСПЧ, а именно – «Так, Европейский суд по правам человека по делам «Илийков против Болгарии», «Летелье против Франции», «Москаленко против Украины» закрепил, что «строгость предусмотренного наказания» является существенным элементом при оценке «рисков укрытия или повторного совершения преступлений», а особая тяжесть некоторых преступлений может вызвать такую ​​реакцию общества и социальные последствия, которые оправдывают предварительное заключение как исключительную меру пресечения в течение определенного времени.»  Но, если смотреть п. 51 постановления по делу «Летелье против Франции», можно увидеть продолжение использованного судом  пункта, где указано, что этот  фактор  можно считать оправданным и необходимым, только  если  имеются  основания   полагать,   что   освобождение  задержанного  реально  нарушит  публичный  порядок,  или если этот  порядок  действительно  находится  под  угрозой.   Предварительное  заключение  не  должно  предвосхищать  наказание  в  виде  лишения  свободы, не может быть “формой ожидания” обвинительного приговора.

То есть, здесь мы видим некорректное использование судом практики ЕСПЧ с целью продления меры пресечения в виде содержания под стражей, которая, по наблюдениям МОПЧ, может иметь автоматический характер.

Также, стоит отметить, что начиная с 3 февраля 2021 года судебные заседания будут проводится почти каждый день.

Международное общество прав человека продолжит мониторинг и уточнение деталей данного уголовного производства.