Мониторинг дела Близнюка И.А., Головкина А.О., Хлаповского Ю.М. (заседание от 02 декабря 2020 г.)

2 декабря 2020 года в Орджоникидзевском районном суде г. Харькова продолжили рассматривать в открытом судебном заседании дистанционно в режиме видеоконференции с трансляцией из Броварского горрайонного суда Киевской области, Государственного учреждения «Харьковский следственный изолятор» и с рабочего места адвоката Прядко А.А. дело по обвинению Близнюка И.А., Головкина А.О., Хлаповского Ю.М. Им инкриминируют ч. 1 ст. 255, ч. 3 ст. 146, ч. 4 ст. 189, ч. 1 ст. 263 УК Украины – создание преступной организации, похищение людей, вымогательство, незаконное обращение с оружием.

В начале заседания потерпевшая Покроева А.М. подала ходатайство об обеспечении ее участия и адвоката Прядко А.А. в заседаниях в режиме видеоконференции с рабочего места ее адвоката в связи с тем, что она боится заболеть коронавирусом.  Головкин А.О. и Хлаповский Ю.М. возразили против этого ходатайства, объясняя это тем, что чем больше участников подключено, тем больше тормозит программа. Тем не менее, суд удовлетворил ходатайство и немного позже адвокат подключился.

На данном заседании продолжили исследовать доказательства стороны обвинения.

Прокурор утром перед заседанием сообщила, что заболела, но у нее находятся все документы, которые нужно предоставить суду для приобщения к доказательствам и у других прокуроров не было физической возможности получить их.

Также, 4 декабря истекал срок действия меры пресечения обвиняемых и нужно было решить целесообразность продления меры пресечения Головкина А.О. и Хлаповского Ю.М. в виде содержания под стражей и Близнюка И.А. – в виде ночного домашнего ареста.

Прокурор сослался на риски, которые предусмотрены п.п. 1,3,5 ст. 177 УПК Украины, а именно риск, того что обвиняемые будут скрываться от суда, незаконно влиять на свидетелей или потерпевших, а также, то что они могут совершить иное уголовное преступление, которые, с его слов, не уменьшаются, не прекращают существовать и в связи с этим необходимо продлить обе меры пресечения: Головкину А. и Хлаповскому Ю. – содержание под стражей, Близнюк И. – ночной домашний арест. В ответ на это судья потребовал у прокурора обосновать названные риски. На что прокурор ответил, что Головкин А., понимая, что им совершено особо тяжкое преступление, за которое предусмотрено более 10 лет лишения свободы – может скрываться от суда как в пределах Украины, так и за рубежом. По поводу совершения давления на других участников процесса он сказал, что это подтверждается показаниями потерпевших и свидетелей. Так как во время совершения преступления применялось насилие – потерпевшие переживают за своё здоровье, что свидетельствует о существовании рисков влияния обвиняемых на потерпевших. То же самое он сказал и о других обвиняемых.

По мнению адвоката обвиняемых, прокурорами сроки содержания под стражей продлеваются лишь по одной причине – из-за неспособности стороны обвинения поддерживать обвинение. Он обратил также внимание на то, что ни разу не срывалось заседание из-за стороны защиты. По поводу рисков – он заявил, что они являются необоснованными и просил суд отказать в удовлетворении ходатайства прокурора .

Эксперты МОПЧ отмечают существование в украинском уголовном судопроизводстве негативную тенденцию в виде автоматического продления меры пресечения в виде содержания под стражей, то есть продления без достаточных на то оснований, доказательств и подтверждения стороной обвинения существования рисков невыполнения обвиняемыми своих процессуальных обязательств. Основания, приведенные в ходатайствах об продлении/изменении меры пресечения часто длительное время остаются практически аналогичными друг другу и явно являются  недостаточными для того, чтобы отвечать требованиям пункта 3 статьи 5 Конвенции (право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда).

Напомним, что Европейский суд по правам человека в своих решениях  указывает, что компетентные внутригосударственные органы обязаны предоставить относящиеся к делу и достаточные основания как при назначении, так и при продлении срока содержания лица под стражей до суда (п.58 постановления по делу «Бузаджи против Республики Молдова»).

Также, согласно сложившейся прецедентной практике Европейского Суда, презумпция по статье 5 Конвенции говорит в пользу освобождения обвиняемого до суда. Как установлено в п.4 постановления Европейского Суда по делу «Ноймайстер против Австрии», вторая часть пункта 3 статьи 5 Конвенции не даёт судебным властям возможности выбора между преданием обвиняемого суду в течение разумного срока или его временным освобождением из-под стражи до суда. До момента осуждения подсудимого он должен считаться невиновным, и цель рассматриваемой нормы Конвенции заключается по сути в том, чтобы требовать его временного освобождения из-под стражи, как только продление содержания под стражей перестаёт быть разумным (п.61 постановления по делу «Быков против России»).

В деле же Близнюка И.А., Головкина А.О., Хлаповского Ю.М прокурор в очередной раз заявил те же риски, что и ранее, не обосновав почему с течением времени они не потеряли свою актуальность и не доказав их реальное существование. Кроме того, по видеосвязи в заседании участвовал свидетель, который высказал свое мнение по поводу ходатайства прокурора, полностью поддерживая мнение стороны защиты.

Головкин А.О., в очередной раз обратил внимание суда на то, что за три года ни один из рисков из ходатайства прокурора о продлении меры пресечения не изменился. Хлаповский Ю.М. и Близнюк И.А. также его поддержали.

Суд объявил решение по поводу вопроса продления мер пресечения каждому из обвиняемых 03 декабря 2020 года. Исходя из текстов определений, ходатайства прокурора были удовлетворены и сроки действия мер пресечения были продлены до 01.02.2021.

Следующее заседание  назначено на 08 декабря 2020 г. Международное общество прав человека продолжит уточнение деталей данного процесса.