Мониторинг дела Александра Волкова (заседание 03.04.20)

3 апреля 2020 года  в Киевском апелляционном суде было открыто производство по апелляционной жалобе защитника обвиняемого Волкова Александра Анатольевича – адвоката Калениченко Л.С. на решение Бориспольского районного суда Киевской области от 17.03.2020 года, которым обвиняемому продолжен строк содержания под стражей ещё на 60 дней.

Александр Волков обвиняется в совершении уголовных преступлений, предусмотренных ч.3 статьи 255 (создание преступной организации), ч.3 статьи 27 (виды соучастников), ч.3 статьи 146 (незаконное лишение свободы или похищение человека), ч.3 статьи 27, частью второй статьи 127 (истязание), ч.3 статьи 27, статьей 340 (незаконное препятствование организации или проведению собраний, митингов, шествий и демонстраций), ч.3 статьи 27, п.п. 3, 12 ч.2 статьи 115 (умышленное убийство заложника или похищенного человека, совершенное по предварительному сговору группой лиц) Уголовного кодексаУкраины.

А. Волкова задержали в июле 2017 года. Прокуратура обвиняет его в организации похищений, а также в связях с человеком, являющимся заказчиком похищения активистов событий 2014 года, произошедших на Майдане Независимости в Киеве, – Юрия Вербицкого и Игоря Луценко в январе 2014 года.

По данным следствия, злоумышленники напали на И. Луценко и Ю. Вербицкого 21 января 2014 года. Последних вывезли в лесополосу в Киевской области, где начали бить, требуя предоставить некую информацию, связанную с Майдане. Впоследствии их вывезли в безлюдную местность и отпустили. В результате пыток Ю. Вербицкий умер. Александру Волкову грозит пожизненное лишение свободы.

Данный процесс был выбран Международным обществом прав человека в связи с усложнением процесса проведения мониторинга соблюдения права на справедливый суд в период карантина.

Начнем с того, что защитник Емец С.М. возразила против удовлетворения ходатайства прокурора и обжаловала решение суда (по состоянию на момент написания отчета, по жалобе уже открыто апелляционное производство).

Адвокат Калениченко Л.С. полностью поддержала возражения своей коллеги. Они считают, что доводы прокурора не содержат в себе разумного обоснования заявленным рискам. Кроме того, защитник отметила особые обстоятельства в стране, и то, что пребывание под стражей может довести здоровье обвиняемого до критического состояния, а потому просила суд изменить меру пресечения на более мягкую, а именно на домашний арест. Обвиняемый также возражал против продления ему срока содержания под стражей. Кроме того, он отметил, что прокурор предъявляет не понятные ему факты.

На предыдущем заседании прокурор обратилась в суд с ходатайством о продлении меры пресечения в виде содержания под стражей. Одним из ключевых обстоятельств, что, по мнению стороны обвинения доказывает обоснованность применения исключительной меры пресечения А. Волкову в инкриминируемых ему преступлениях, является существование риска со стороны обвиняемого скрыться от суда путем побега.

В данном ходатайстве прокурор обратила внимание на поведение обвиняемого Волкова А., который в своих неоднократных выступлениях настаивал, что риск его побега, на котором настаивает сторона обвинения, является необоснованным, поскольку в Российскую Федерацию он ездил с целью заработка, и города его отъезда территориально совершенно не связанные, в частности, с г. Москва. В то же время, уже когда сторона обвинения предоставила доказательства обратного, он перестал отрицать этот факт. К апрелю 2014 обвиняемый не совершал никаких поездок в РФ. Но, активность этих поездок выросла сразу после того, как другие подозреваемые по делу покинули территорию Украины.

Со слов прокурора, риск скрыться от суда в этом случае очевидно подтверждается поведением других соучастников инкриминируемых преступлений.

Она считает, что существует необходимость  продления срока содержания под стражей, которая  связана с тем, что любая другая мера пресечения, не связанная с содержанием под стражей не сможет обеспечить выполнение возложенных на него процессуальных обязанностей.

Поэтому, прокурор утверждает, что в случае попытки обвиняемым скрыться, станет невозможным дальнейшее судебное разбирательство и реализация общих принципов уголовного производства.

Похожая ситуация была проанализирована Европейским судом по правам человека по делу «Федоренко против Российской Федерации». В п. 70 постановления от 20 сентября 2011 года Суд указал на тот факт, что «…поведение соучастника преступления не может быть решающим фактором при оценке риска того, что заключенный скроется. Такая оценка должна быть основана на личных характеристиках заключенного», то есть нарушения режима другими обвиняемыми не могут ухудшать положение или ставиться в вину остальным. В том числе, в отношении риска скрыться от следствия и суда (п.22-25 «Ноймайстер против Австрии»).

Также Суд подчеркнул, что «существование общего риска в результате организованного характера преступной деятельности может быть принято в качестве основания для заключения под стражу на первоначальных этапах судебных разбирательств. Тем не менее, Суд не может согласиться с тем, что характер указанной деятельности может являться основанием для постановлений о заключении под стражу на дальнейших этапах судебных разбирательств» (п. 78 «Артемов против Росийской Федерации»).

Стоит отметить, что ранее защита уже несколько раз просила суд изменить меру пресечения на домашний арест, впрочем, безуспешно. Международное общество прав человека считает необходимым обратить внимание на то, что ходатайства прокурора о продлении меры пресечения в виде содержания под стражей на протяжении длительного времени дублируется и риски остаются те же и не подкрепляются новыми доказательствами.

В соответствии с УПК срок действия определения о содержании под стражей либо о продлении такого содержания не может превышать 60 дней. Однако, согласно п. 3 ст. 5 Конвенции по защите прав человека и основоположных свобод, по истечении определенного периода времени одно лишь существование обоснованного подозрения не оправдывает лишения свободы, суды должны приводить другие основания для продления содержания под стражей («Борисенко против Украины» п. 50)

Можно заметить, что довольно часто судебный процесс затягивается, суд постоянно продлевает меру пресечения и человек находится под стражей длительное время, чем, по сути, нарушаются его права. Или же рассмотрение апелляционной жалобы назначается с нарушением сроков, когда уже принято новое определение суда о мере пресечения, что уже неоднократно отмечалось в деле А. Мельника и других, а также в деле адвоката А. Чибирдина.

Согласно практике ЕСПЧ, содержание под стражей может быть оправдано только при наличии конкретного общественного интереса, который, несмотря на презумпцию невиновности, превалирует над принципом уважения к свободе личности («Харченко против Украины», п.79).

Так как А.Волков обвиняется в совершении преступлений против участников акций протеста на Майдане, а также в участии в совершении убийства одного из таких участников, данное дело действительно может вызывать общественный резонанс на территории Украины. В первую очередь это может подтверждаться тем, что оно постоянно освещается как СМИ, так и путем он-лайн трансляций. Тем не менее, каждый из рисков, которые ложатся в основу как ходатайства стороны обвинения, так и несомненно, в основу определения суда о продлении меры пресечения в виде содержания под стражей должен быть в полной мере обоснован и подтвержден необходимыми доказательствами, что исключают риск безосновательного содержания под стражей. Кроме того, Международное общество прав человека неоднократно делало акцент на том обстоятельстве, что согласно нормам УПК прокурор обязан также доказать суду, что никакая альтернативная содержанию под стражей мера пресечения не может обеспечить соблюдение обвиняемым возложенных на него процессуальных обязанностей и предотвратить риски для проведения судебного рассмотрения.

Апелляционное рассмотрение жалобы назначено на 11:00 4 мая 2020 г. Международное общество прав человека продолжит мониторинг и уточнение деталей данного процесса.