Мониторинг дела Петра Михальчевского (заседание 18.02.2018)

18 февраля в Днепровском районном суде г. Киева состоялось судебное заседание по делу экс-министра здравоохранения Крыма, врача-хирурга Петра Михальчевского, которому инкриминируется государственная измена и посягательство на территориальную целостность Украины. Международное общество прав человека (МОПЧ) продолжает мониторинг данного уголовного процесса.

На судебном заседании был проведен допрос третьего свидетеля – и.о. заместителя председателя Кабинета министров Крыма  (с 4 апреля по 28 мая 2014 года) – Ленура Ислямова. Несмотря на попытки прокурора поставить вопросы, не относящиеся к официально выдвинутому обвинению, свидетель не смог ничего сообщить суду по существу. Вся информация, которая у него имелась, была со слов других людей, чьи имена он не назвал и из СМИ, что в соответствии с положениями УПК не должно приниматься судом по причини непринадлежности.

В итоге прокурор отказался от допроса оставшихся свидетелей (более 20 человек), посчитав, что они не смогут предоставить никакой информации по делу. А также ходатайствовал о предоставлении ему времени для внесения изменений в обвинительный акт. Учитывая императивность данной нормы УПК, суд удовлетворил ходатайство и предложил в таком случае рассмотреть вопрос о продлении меры пресечения обвиняемому. Прокурор с места, не имея оформленного ходатайства ограничился лишь тем, что заявил о необходимости продлить меру пресечения в виде содержания под стражей, потому что П. Михальчевскому вменяются тяжкое и особо тяжкое преступления, за которые не предусмотрено иной меры пресечения. Положения статей 177, 178, 183 УПК, которые предусматривают требования к ходатайству касательно содержания под стражей, были стороной обвинения полностью проигнорированы.

Международное общество прав человека уже неоднократно обращало внимание на проблему существования безосновательного, автоматического порядка продления содержания под стражей. И если обычно прокуроры хотя бы приводят «дежурный» перечень рисков неисполнения подозреваемым/обвиняемым своих обязанностей, в деле П. Михальчевского суду оказалось достаточно того, что прокурор просто согласен на продление содержания под стражей.

ЕСПЧ отмечает, что тяжесть выдвинутых обвинений не может быть основанием для постоянного продления содержания под стражей и нарушает пункт 3 статьи 5 Европейской конвенции, так как для продления лишения свободы суды обязаны в своих решениях указывать и другие основания («Яблонский против Польши»). В деле «Синькова против Украины» ЕСПЧ указал, что принятие решений о продлении срока содержания под стражей без надлежащих причин, а также не рассмотрение альтернативных мер пресечения нарушает п.3 статьи 5 Конвенции. А сам факт отсутствия надлежащих оснований для содержания под стражей в определении суда является нарушением п.1 статьи 5 Конвенции, т.е. фактически незаконным содержанием под стражей («Иванов и другие против Украины»).

В личной беседе прокурор сообщил наблюдателю МОПЧ, что несмотря на то, что Европейская конвенция по правам человека имеет превалирующее юридическое значение по отношению к национальному законодательству, применять решения ЕСПЧ суд в данном случае не может, так как в УПК статьи, инкриминируемые П. Михальчевскому, определены как безальтернативные (т.е. такие, которые не предусматривают альтернативной содержанию под стражей меры пресечения). К сожалению, МОПЧ систематически сталкивается с проблемой игнорирования представителями прокуратуры и суда решений Европейского суда. И принятие судом определений о продлении меры пресечения в виде содержания под стражей без указания рисков, без рассмотрения альтернативных мер пресечения и тем более доказательств необходимости лишения человека свободы, чего требует как национальное, так и международное право, приобрело характер негативной тенденции, отмечаемой Экспертным советом МОПЧ и Центром гражданского развития в годовых докладах 2017 и 2018 годов.

Не менее важно проблемой, связанной с лишением обвиняемого свободы, является перекладывание бремени доказывания на адвоката. Учитывая то, что прокурор не привел ни единого доказательства и не назвал ни единого риска неисполнения П. Михальчевским своих процессуальных обязанностей (что в итоге устроило суд) адвокату пришлось доказывать несправедливость данного факта. Более получаса адвокат апеллировал к нормам УПК и решениям ЕСПЧ, опровергал все риски, указанные не в несуществующем ходатайстве прокурора, а в уголовном процессе по списку. Также адвокат напомнил, что обвиняемый переехал из Крыма в Киев еще в 2015 году и за это время провел около 200 операций, у него имеется семья, несовершеннолетний ребенок и т.д. Также защитник напомнил, что ни одна из экспертиз не подтвердила обвинение, выдвинутое врачу, а трое свидетелей давали показания исключительно со слов других людей, что не может считаться надлежащим доказательством по делу.

Обвиняемый в свою очередь указал, что все обвинение против него строится на предположениях, домыслах и вымыслах, что и подтверждается предоставленными прокурором доказательствами. За год и 2 месяца, проведенных в СИЗО, состояние его здоровья значительно ухудшилось: обострилась подагра, артериальная гипертензия, мучают периодические мигрирующие боли в суставах, появились трудности с передвижением. Как ему сообщили в СИЗО, «квалифицированную помощь в условиях СИЗО мы вам оказать не можем». Это безусловно является нарушением еще одной статьи Европейской конвенции, а именно 3 – запрет пыток. В делах «Кудла против Польши», «Ухань против Украины» и др. ЕСПЧ настаивал на том, что государство обязано обеспечить качественную медицинскую помощь, соответствующую уважению к человеческому достоинству и в соответствии с состоянием здоровья.

«Я там существую в ожиданиях смерти» – заявил П. Михальчевский, «а суд в определениях о продлении содержания под стражей пишет, что если меня выпустить будут иметь место негативные последствия в обществе. Какие?»

В связи с тем, что именно суд предложил продлить П. Михальчевскому меру пресечения в виде содержания под стражей, а также в связи с систематическим продлением содержания под стражей при том, что прокурор ни разу не подготовил соответствующее ходатайство, адвокат заявил коллегии судей отвод. Подобные действия суда, по мнению стороны защиты, свидетельствуют о предубежденном отношении и принятии судом обвинительной стороны. Отвод, посовещавшись, судьи отклонили. И приняли решение продлить П. Михальчевскому меру пресечения в виде содержания под стражей сроком на 60 дней.

Следующее заседание назначено на 28 февраля 2018. Эксперты Международного общества прав человека продолжат мониторинг данного судебного процесса. С предыдущими материалами можно ознакомиться здесь.

Экспертный совет