Мониторинг судебного процесса над Станиславом Ежовым (заседание 08.10.18)

8 октября состоялось очередное судебное заседание в деле Станислава Ежова, украинского чиновника, помощника премьер-министра Украины обвиняемого в государственной измене. Эксперты Международного общества прав человека начали мониторинг данного судебного процесса. С. Ежов содержится в СИЗО с 20 декабря 2017 года, его подозревают в шпионаже в пользу России.

Несмотря на изменения в составе суда, при согласии всех сторон процесса было принято решение продолжать слушать дело и не начинать процесс сначала. В ходе судебного заседания прокурор продолжил представлять доказательства обвинения. В частности представитель прокуратуры  пытался приобщить к делу материалы, которые по его утверждению были получены в ходе обыска у С. Ежова (среди них была форма для получения гражданства России, диски с записями информации полученной с телефона обвиняемого). Однако адвокат обратил внимание суда на то, что эти доказательства не могли быть среди изъятых при обыске, т.к. они отсутствуют в списке изъятых во время обыска вещей, и на них отсутствуют подписи лиц принимавших участие в обыске. В ходе заседания выяснилось, что некоторые доказательства, собранные при помощи негласных следственных действий (слежки за Ежовым), были получены до того как такие следственные действия официально были начаты.

К сожалению, такая практика – попытка приобщить доказательства без надлежащего их оформления, – является достаточно обыденной в работе органов прокуратуры. Цель таких действий – легитимизация доказательств в процессе. Если суд принимает такие сомнительные улики, значит они уже становятся частью доказательной базы и отпадает необходимость объяснять их происхождение. Суд отказался принимать данные доказательства, потребовав от прокурора «лучше готовиться к процессу».

Согласно практике Европейского суда по правам человека, способ получения доказательств является важным фактором при определении справедливости судебного разбирательства (дело «Быков против России»). Кроме того, необходимо учитывать качество доказательств, в том числе, были ли обстоятельства, при которых были получены доказательства, такими, которые ставят под сомнение их надежность или точность (дело «Яллох против Германии»).

В ходе слушания выяснилось, что в данном деле, как и во многих других процессах имеющих «политическое значение», прослеживается тенденция «невыясненных обстоятельств», когда в сообщении о подозрении, а потом в обвинительном акте массово используется слово «неустановленные»: неустановленное время, неустановленными лицами,  неустановленным способом и т.д. Такая ситуация может свидетельствовать о «притягивании за уши» материалов для передачи дела в суд. В итоге, когда дело доходит в судебной стадии до исследования материалов, оно часто «рассыпается» по причине недоказанности обстоятельств. Но к этому времени лицо, обвиняемое в совершении уголовных правонарушений, может провести в СИЗО уже несколько лет и, возможно, согласится на сделку для того, чтобы прекратить свои страдания.

Адвокат подал ходатайство о проведении заседаний по делу Ежова каждый день, чтобы не затягивать процесс. Суд отказал в его удовлетворении, сославшись на наличие других дел, по которым лица также находятся под стражей, и которые нуждаются в плотном графике заседаний. Суды в Украине действительно перегружены, поэтому с помощью обвинения по безальтернативным статьям (по которым не предусмотрены иные, нежели содержание под стражей, меры пресечения) следствие имеет возможность неограниченное время держать обвиняемых в СИЗО, вынуждая их признать свою вину.

Как стало известно во время подготовки отчёта, среди доказательств вины С. Ежова поданных прокурором, есть даже протокол записей «прослушки» разговоров С. Ежова с женой, в которых он говорил супруге, что не хочет, чтобы его дочь выросла украинкой. Такие высказывания (особенно сказанные в личной беседе) безусловно не являются уголовным правонарушением и не могут быть свидетельством государственной измены, однако предоставление этих данных суду может повлиять на формирование у коллегии судей и у общества негативного отношения к обвиняемому. Нередко в подобных делах (процесс над С. Ежовым освещают многие СМИ) обвинение делает ставку на «медийный фактор», даже в ущерб объективности судебного процесса. На камеры делаются громкие заявления, обнародуются эффектные, но не имеющие отношения к процессу подробности из жизни обвиняемого и т.д. Например, во время задержания С. Ежова, сотрудник Службы безопасности Украины в эфире одного из телеканалов назвал арестованного «крысой в очках». Такие заявления создают «определённый фон», целью которого является влияние на общественное мнение.

Эксперты Международного общества прав человека продолжат мониторинг и уточнение деталей данного судебного процесса.

Экспертный совет