Вышел за хлебом — забрали в военкомат: как живут люди, решившие не покидать Донецк

Даже местным жителям сложно понять, где правда, а где ложь.

Ситуация накалилась до предела. Десятки тысяч беженцев уже перебрались в Россию, сообщают в СМИ. Однако в Донецке — крупнейшем городе ДНР — по-прежнему живут люди. Daily Storm поговорил с теми, кто не стал эвакуироваться из-за угрозы полномасштабной войны. Они рассказали, что, несмотря на обострение ситуации, город продолжает жить, ведь люди и так привыкли к постоянным обстрелам. При этом некоторые сообщения местные жители комментируют по-разному. Например, одни заявляют, что людей забирают в армию насильно, другие — что служить добровольно и защищать свою Родину готовы даже дети. Впрочем, сами жители Донецка признают, что местные паблики накрыла волна фейк-ньюс. 

«Прячут своих детей и мужей, потому что все настроены против войны»

За последние несколько дней в Донецке стало меньше машин и людей, утверждает житель Киевского района Александр Иванов (мужчина попросил изменить его имя и фамилию). Буквально в субботу Александр навещал дочь, которая живет с матерью в центре Донецка. Обычно по выходным в городе отменяют комендантский час, на улице шумит и гуляет молодежь. Однако в этот раз в центре было тихо.

«Стреляют чуть-чуть больше, чем было до этого. Но не сравнится, конечно, с 2014-м или 2015 годом. Сегодня был самый крупный обстрел жилых районов. На западе города обстреляли, мирный житель погиб. Люди стали прятаться по подвалам, магазин крупный эвакуировали», — рассказывает Александр.

Магазины, по словам мужчины, работают в обычном режиме. По сообщениям СМИ, в городе есть проблемы с насосной станцией. Александр отмечает, что на этом фоне на прилавках наблюдался дефицит воды. Кроме этого, в некоторых местах в продуктовых закончились консервы.

«Но доставка воды, доставка еды — все работает в обычном режиме. <…> Также было и в 2014-2015 годах, когда были массированные обстрелы. Все работало, даже если попал куда-то снаряд в подстанцию. В небольшие сроки работники выезжали, под обстрелами все ремонтировали. Сейчас массированных обстрелов нет, так что потихоньку все восстановят», — уверен мужчина.

Единственная проблема, которая наблюдается в городе, — отсутствие наличных в банкоматах. В тех местах, где еще остались деньги, выстраиваются огромные очереди.

«Люди поснимали средства еще в пятницу и субботу. Были очереди, которые пропали в воскресенье, потому что все банкоматы остались пустыми. Сейчас то же самое. Если есть где-то очередь, значит, там есть деньги», — говорит Александр.

Мужчина признается, что воевать ему не хочется. Возможно, ему удастся избежать всеобщей мобилизации, так как он работает в рекламном агентстве, которое сотрудничает с Министерством информации. А это, отмечает Александр, практически информационный фронт.

«Еще ни одну женщину не слышал, ни мать, ни кого-то еще, чтобы они говорили своим сыновьям «идите воевать, мы вас с Богом отпускаем». Они прячут своих детей и мужей, потому что все настроены против войны», — продолжает он.

Иногда мужчин забирают прямо с улицы, утверждает Александр. Он рассказывает, что сына его знакомого сняли прямо с маршрутки и отвезли в военкомат. Периодически задерживают и несовершеннолетних парней.

Жители на сборном пункте военного комиссариата Киевского, Ворошиловского и Калининского районов
Жители на сборном пункте военного комиссариата Киевского, Ворошиловского и Калининского районов Фото: РИА Новости / Илья Питалев

«У знакомого тоже забрали 17-летнего парня. Он вышел за хлебом, встретил друзей, стоял с ними. Их всех забрали, а среди них был как раз таки 17-летний парень. Но его отпустили», — передает мужчина.

Александр подтверждает, что в выходные дни на улицах Донецка появились билборды с агитационными лозунгами.

«Мы печатали рекламные билборды с лозунгами «Защити свою Родину!», «Победили в 43-м, победим и сейчас!». Скорее всего, это делается для укрепления патриотического настроения. Хотя, если честно, люди не сильно приветствуют нашего руководителя [Пушилина]. В республике никаких улучшений, только одни ухудшения: поднятие цен каждые полгода — на коммунальные услуги, на продукты, на проезд, а зарплаты не растут. Ничего не восстанавливается: ни дороги, ни инфраструктура», — делится мнением Александр.

«Взяли сумку и уехали. У меня на всякий случай тоже лежит»

Другой собеседник Daily Storm, Михаил Круглов (имя изменено по просьбе героя публикации) живет в Буденновском районе Донецка — это один из самых удаленных районов от линии разграничения.

«От моего района до фронта, ну, примерно 30 километров. Прилетов, в принципе, не было никогда, мне повезло. У нас слышно только то, что стреляют из артиллерийских орудий. Я вам так скажу: в своем районе артиллерийских выстрелов я не слышал с 2015 года», — рассказывает Круглов.

Мужчина отмечает, что, несмотря на обострившуюся обстановку, жители Донецка по-прежнему выходят на улицу, ходят в магазины.

«Вчера (20 февраля. — Примеч. Daily Storm) как раз людей было больше чем обычно. Люди закупались, снимали деньги. Каких-то больших очередей нет, как и дефицита. В банкоматах деньги тоже есть, власти ввели лимит на снятие — 10 тысяч рублей», — говорит собеседник издания.

Он считает, что местные власти прикладывают усилия, чтобы те, кто остался в городе, ни в чем не нуждались, а таких людей еще много. По словам собеседника, в Россию уезжают в основном из районов, расположенных рядом с линией разграничения.

«У меня знакомая из прифронтового района. Они как почувствовали, что жестко стреляют, сразу взяли сумку и уехали. У меня на всякий случай тоже лежит около шкафа. Там самое необходимое: немного вещей, документы и деньги. Можно сказать, что сижу на чемоданах, — говорит Круглов, добавляя:  — Поедем только в крайнем случае, если с двух сторон попрут и будет реальная угроза жизни. Как уезжать — посмотрим по ходу. Я за рулем, но с машиной проблемы, она в сервисе. Но, кстати, сервисы работают».

После эвакуации в Telegram-каналах появились публикации, в которых говорилось, что в Донецке на улицах останавливают людей призывного возраста и силой грузят в автобусы на фронт.

«У меня девушка, конечно, переживает жутко, не хочет чтобы я выходил на улицу. <…> Хотя знакомых никого не забрали и никто это не видел и не слышал. Я процентов на 90 уверен, что видео, где людей насильно грузят в автобусы, — это фейк. В донецких группах много фейков. Знакомые на госпредприятиях работают — они говорили, что вручали повестки, но никого не заставляют идти воевать. По крайней мере, я не знаю конкретных примеров», — уверяет собеседник Daily Storm.

Также в СМИ появлялись фотографии, как сотрудники коммунальных служб развешивают российские флаги на балконах жилых домов.

«Подорвался диверсант на железнодорожном рынке, но рынок работает»

Еще одна жительница Киевского района — Наталья (женщина попросила не указывать ее фамилию) — заверяет, что в городе по-прежнему много людей. Ее район в 8-10 киллометрах от позиций ВСУ, и там работают продуктовые и даже рынок.

«Особой паники на улицах нету. Нету дефицита продуктов и средств первой необходимости. <…> Сегодня подорвался диверсант на железнодорожном рынке, но рынок работает. Люди туда ходят. Есть очереди в банкоматах — люди боятся, что в случае сбоя останутся без средств к существованию. Я живу в поселке, где осталось много людей, никто не уезжал, даже с маленькими детьми. Они не видят смысла ехать к кому-то, надоедать, быть обузой», — объясняет женщина.

Наталья добавляет, что, помимо взрыва рядом с вокзалом, в ночь с 20 на 21 февраля прилетел снаряд в школу №56. «Был артобстрел, и в район, где находится школа моей дочери (это меньше километра от меня) прилетел снаряд. <…> Дети в школу сейчас не ходят, детские сады и школы закрыты. Работают только специальные классы в некоторых районах, чтобы работающие родители могли оставить детей», — говорит местная жительница.

У Натальи есть четырехлетний мальчик и девочка 13 лет. Старший ребенок уже застал период обострения 2014-2015 годов. Женщина жалуется, что боевые действия сильно сказываются на подростковой психике.

«Мы пережили 14-15 год, мы не уезжали из Донецка. Мой первый ребенок сидел в подвале. Конечно, на нервной системе отразился этот артобстрел. <…> Ее берет злость насчет того, что она мирный житель и хочет жить на своей территории, разговаривать на своем языке, а не на том языке, к которому ее принуждают. То есть даже когда ее спросили «Может быть, покинем дом?», она сказала: «Не хочу, это мой дом». У нее даже такой разговор: «Если можно было бы пойти служить, если бы меня взяли, я бы пошла туда, где папа», — делится Наталья.

Сотрудники народной милиции ДНР осматривают место взрыва в Петровском районе Донецка после обстрела.
Сотрудники народной милиции ДНР осматривают место взрыва в Петровском районе Донецка после обстрела. Фото: РИА Новости / Илья Питалев

Ее муж еще в 2014 году вступил в Вооруженные силы ДНР и до сих пор там состоит, поэтому вопрос мобилизации, которая сейчас происходит, семью не затронул. При этом Наталья заверяет, что насильно в армию не забирают.

«Это правильно, что мужчины встают на защиту своей территории. По другим соседним домам могу сказать, что мужчины сидят по домам, насильно их никто не забирает, никто их никуда не тянет, — говорит Наталья, отмечая: — Приходили повестки знакомым, так они сами при получении этих повесток шли в военкомат становиться на воинский учет».

Женщина говорит, что не планирует уезжать в Россию. Единственное, на что она готова, — перебраться в другой район Донецкой народной республики. Однако, несмотря на всю бодрость духа, лишний раз на улицу старается не выходить.

«Зачем я лишний раз буду подвергать себя и свою жизнь опасности?! Из личного опыта я понимаю, что прилететь может в любой район и в любое время суток», — сетует Наталья.

Источник: dailystorm.ru