Украинские беженцы в Польше

Перед входом в пункт регистрации беженцев на Национальном стадионе в Варшаве

В Польше украинцы получают разрешение на работу, а также доступ к системе соцобеспечения и здравоохранения. Однако перспективы украинских мигрантов в стране неопределенны.

Главное слово для украинских мигрантов, прибывающих сейчас в Польшу, — PESEL. Это — аббревиатура, обозначающая в Польше номер социальной страховки. Правительство в Варшаве обещало предоставить украинцам, спасающимся от войны, разрешение на пребывание в Польше сроком на 180 дней, а также разрешение на работу и доступ к услугам системы социального страхования и здравоохранения. На все это дает право PESEL.

Самый крупный пункт регистрации, где можно подать заявку на получение этого номера, с 19 марта находится на Национальном стадионе в Варшаве. Уже с вечера 18 марта там образовались длинные очереди. У входов на стадион раздавали термосы с горячим чаем. «Я буду ждать здесь столько, сколько потребуется. Мне нужно разрешение на работу, мне нужно найти работу, и как можно скорее», — рассказывает DW 24-летняя Виктория.

Инфографика - куда бегут люди от войны в Украине

На следующее утро, в районе 9 часов, IT-специалист из Киева попала в пункт регистрации. Всю ночь она стояла в очереди вместе со своими друзьями и в перерывах спала в машине на огромной парковке перед стадионом. Виктория должна получить свой номер PESEL в течение нескольких дней. У тех, кто пришел на стадион позже 7 часов утра, уже не было шансов быть обслуженными в тот же день. Волонтеры подготовили фиолетовые браслеты и раздавали их тем, кто занял себе очередь на следующий день.

Вызов для польских властей

Сейчас в Польше находятся более двух миллионов украинских беженцев. 16 и 17 марта, в первые дни кампании по их учету, было зарегистрировано 123 000 беженцев. Дополнительные пункты регистрации — например, на Национальном стадионе — и регистрационные автобусы, которые будут ездить в приюты для беженцев, призваны ускорить процесс.

Муниципальные учреждения, которые обычно выдают номера социального страхования, сейчас перегружены. В Пшемысле, расположенном недалеко от украинской границы, городская администрация работает на пределе возможностей, но при наличии всего четырех дактилоскопических машин и семи сотрудников время ожидания затягивается.

Оксана Колесник была в Украине банковским служащим. «Я не знаю польского и предполагаю, что не смогу работать в банке. Но я должна быстро найти какую-то работу, чтобы обеспечить средствами на жизнь себя и своего сына», — говорит она. При бегстве женщина взяла с собой паспорт, это облегчает формальности. Для тех, кто бежал от войны без документов, удостоверяющих личность, процедуры занимают больше времени. Таких беженцев тоже принимают в Польше, хотя их личность и не может быть стопроцентно установлена.

Жизнь в чужой стране

Специальный закон, недавно принятый польским парламентом, обеспечивает беженцам доступ к рынку труда, медицинскому обслуживанию и социальным пособиям, включая ежемесячные детские пособия в размере 110 евро на ребенка. К тому же прибывшие получают по 70 евро в качестве так называемых «приветственных денег», после чего они должны сами оплачивать расходы на жизнь. Этот же закон гарантирует польским гражданам, принимающим украинцев, компенсацию расходов в размере 9 евро в день.

Леон Бортник - польский предприниматель с украинскими корнями Леон Бортник

Александра Стефанив из Львова сидит в зале ожидания, ее польский родственник Леон Бортник помогает ей заполнить заявление. Предприниматель в сфере логистики из Пшемысля разместил своих украинских родственников в недавно унаследованной квартире, которая до сих пор пустовала. «Неожиданно мне позвонила сестра моей матери из Украины. Она спросила, не приму ли я ее и ее самых близких родственников. На этот вопрос можно было дать лишь один правильный ответ», — делится Бортник в интервью DW.

Он хочет помочь Александре найти работу, у него много знакомых в регионе. Для 46-летней женщины собственное будущее — большой знак вопроса. «Я в замешательстве, я понятия не имею, что делать в Польше. Стоит ли мне искать работу? Надеюсь, что война скоро закончится и я смогу вернуться домой», — признается она. Муж Александры остался во Львове, а сама она никогда не планировала эмигрировать из Украины.

Новый феномен: огромная волна мигрантов

С начала войны Украину покинули 3,3 млн человек, многие из них перебрались в Польшу. Еще до этого в государстве с 38-миллионным населением насчитывалось более миллиона украинских мигрантов из числа тех, кто уехал из страны после аннексии Крыма Россией.

По сравнению с другими странами ЕС Польша считается «отгораживающейся» от мигрантов. В последние десятилетия выходцы из других стран составляли здесь незначительную часть общества. При этом другой столь же крупной группы мигрантов, как украинцы, приехавшие в Польшу после аннексии Россией Крыма в 2014 году, здесь нет.  Так что нынешняя волна беженцев — это совершенно новое для Польши явление.

Беженка из Украины Александра Стефанив Александра Стефанив, как и многие другие украинцы, ищет защиты за границей

В 2021 году в ходе опроса, проведенного Центром исследования предрассудков при Варшавском университете, 90 процентов респондентов заявили, что принимают украинцев как коллег и соседей. В течение более чем трех недель украинцев, спасающихся в Польше от войны, встречали там с распростертыми объятиями.

Однако сегодня вопрос о том, как уже перегруженная польская система социального обеспечения и здравоохранения сможет обслужить еще миллионы людей, поднимается в СМИ все чаще. Вместе с тем в некоторых родительских комитетах растет недовольство перспективой переполненных школьных классов.

Польское общество должно проявить себя

Доктор Агнешка Лада-Конефаль (Agnieszka Lada-Konefal), замдиректора Немецкого института Польши в Дармштадте, считает сложившуюся ситуацию «огромным вызовом для властей и общества, который, безусловно, изменит страну». «Полякам придется научиться жить вместе с людьми, которые несколько отличаются от них,  — подчеркивает она в беседе с DW. — В последние годы они уже имели подобный опыт, в том числе в том, что касается украинцев, и этот опыт был положительным».

По словам эксперта, все вышесказанное относится и к польским школьникам, в классах которых окажутся дети с другим языком и другой культурой — дети, пережившие войну. Лада-Конефаль не исключает, что в определенной части польского общества проблемы, связанные с наплывом беженцев из Украины, будут восприниматься как непосильные.

«Трудно сказать, сможет ли польское общество принять это и научиться с этим жить, если затраты будут высокими, а кризис и война продлятся долго», — констатирует она и предупреждает, что волна миграции из Украины может быть использована популистами для «распространения ненависти и неприязни».