Во время пандемии правительствам пришлось ограничить ряд прав граждан – свободу передвижения и собраний, например, – для обеспечения других важных прав – на жизнь и здоровье.

Пандемия и права человека

Во время пандемии правительствам пришлось ограничить ряд прав граждан – свободу передвижения и собраний, например, – для обеспечения других важных прав – на жизнь и здоровье. „Насколько оправдано ограничение одних прав ради других?”

Антипандемические ограничения означают ограничение гражданских и политических прав, например, на свободу передвижения и собраний. Это наиболее очевидные ограничения, принятые во всем мире.

Председатель Совета по недискриминации Ян Фельдман говорит, что учреждение, которым он руководит, получило много жалоб от граждан, в которых они оспаривали обязанность носить маски или запрет на определенные собрания. „Здесь позиция Совета была ясна: права человека могут быть ограничены, если это ограничение соразмерно, преследует законную цель и необходимо в демократическом обществе и применяется для обеспечения безопасности”, – поясняет Ян Фельдман. По мнению Совета, условие ношения маски для доступа, например, в супермаркет, является соразмерным ограничением.

Иными словами, ограничение прав человека допустимо, если оно соответствует определенным условиям. Большинство прав не абсолютны. Их можно ограничить, когда этого требуют определенные интересы общества, такие как общественное здоровье или права других людей. В случае пандемии практически ограничены права тысяч и миллионов людей на свободу передвижения, чтобы защитить право десятков тысяч людей на жизнь. Вопрос в том, являются ли эти ограничения разумными, оправданными и необходимыми в данной ситуации, а определить это помогает наука. При наличии достаточных доказательств того, что мера, ограничивающая определенные права, действительно помогает нам спасать жизни, это не является нарушением.

Всё же, насколько молдавские власти учли права человека в условиях пандемии? Похоже, не так уж и много. Ян Фельдман уточняет, что ни возглавляемое им учреждение, ни Народный адвокат – другое правозащитное учреждение в стране – не были включены в состав двух комиссии, которые утверждали ограничения, и с ними даже не консультировались по данному вопросу. Это тем более парадоксально, что в состав Комиссии по чрезвычайным ситуациям входили директор „Moldsilva” и председатель „Moldovagaz”. Такое отношение, – отмечает Виктория Коробан, является наиболее доказательным аргументом того, что права человека по-прежнему соблюдаются больше на уровне риторики, чем используются как практический инструмент.

Пандемия выявила, насколько важны экономические и социальные права. „Мы должны раз и навсегда понять, что система общественного здоровья так и называется, общественного здоровья, потому что она должна быть публичной, доступной для всех в равной степени”, – подчёркивает Ян Фельдман. Несмотря на на всю её бедность, в определённый момент пандемии в Молдове было больше систем искусственного дыхания на душу населения, чем в Италии или в мегаполисе Нью-Йорк. „В целом тот факт, что в богатых странах система общественного здоровья не была подготовлена к масштабному кризису, возмутителен. Это вопрос, который требует переосмысления. Необходимо повысить стандарт медицинской помоши в целом. Общественное здравоохранение должно быть публичным”, – заключил Ян Фельдман.

Источник: ipn.md