Мониторинг дела по обвинению Мехти Логунова (заседание 18.11.2019)

18 ноября 2019 года Харьковским апелляционным судом была рассмотрена апелляционная жалоба на приговор суда первой инстанции от 30 июля 2018 года, в соответствии с которым Мехти Логунов был осужден за государственную измену (ст. 111 УК Украины) и ему назначено наказание в виде лишения свободы на срок 12 лет. С момента поступления апелляционной жалобы в суд (31.08.2018) прошло более года.

Сам процесс имеет значительный общественный резонанс. Но так как материалы дела включают информацию, которая является государственной тайной,  18.11.2019 дело слушалось в порядке закрытого судебного заседания. 

Следуя требованиям законодательства, суд допустил представителей СМИ, общественных организаций и других в зал судебного заседания при оглашении резолютивной части решения суда.

В удовлетворении апелляционной жалобы было отказано. Срок наказания остался неизменным. 

Эксперты Международного общества прав человека не могут дать правовой вывод относительно такого решения суда, так как его обоснование станет известно после оглашения мотивационной части 22.11.2019 года.

Адвокат заявил, что будет обжаловать решение Харьковского апелляционного суда.

В контексте данного дела, Эксперты Международного общества прав человека считают необходимым обратить внимание на практику Европейского Суда по правам человека (далее – ЕСПЧ).

Так как Мехти Логунову исполнилось 85 лет, следуя здравому смыслу, мы должны понимать, что наказание в 12 лет является для него пожизненным.

В схожей ситуации (CASE OF VINTER AND OTHERS v. THE UNITED KINGDOM, п. 112-113) ЕСПЧ сформировал следующую правовую позицию: если осужденный находится в заключении без какой-либо перспективы освобождения и без возможности пересмотра его пожизненного заключения, существует риск того, что он никогда не сможет искупить свое преступление: что бы ни делал заключенный в тюрьме, каким бы исключительным он ни был в процессе реабилитации. Его наказание остается неизменным и не подлежит пересмотру. Во всяком случае, наказание со временем увеличивается: чем дольше живет заключенный, тем дольше его срок. Таким образом, даже когда приговор к пожизненному заключению является смертным наказанием во время его вынесения, с течением времени он становится плохой гарантией справедливого и соразмерного наказания. 

Кроме того, как признал Федеральный Конституционный Суд Германии по делу о пожизненном заключении, это было бы несовместимо с положением о человеческом достоинстве принудительно лишать человека его свободы без, по крайней мере, предоставления ему возможности когда-нибудь вернуть эту свободу. Именно такая позиция привела Конституционный суд к выводу, что тюремные власти обязаны стремиться к реабилитации заключенного, приговоренного к пожизненному заключению, и что реабилитация необходима по конституции в любой общине, в которой человеческое достоинство является центральным элементом. 

Аналогичные соображения должны применяться в рамках системы Конвенции, сама суть которой, как часто заявлял Суд, заключается в уважении к человеческому достоинству.

Также, в данном решении одна из судей (Ann Power-Forde) сформировала отдельную позицию: ст. 3 Конвенции включает в себя то, что можно охарактеризовать как «право на надежду». Суждение косвенно признает, что надежда является важным и определяющим аспектом человеческой личности. Те, кто совершает самые отвратительные и вопиющие деяния, которые причиняют невыразимые страдания другим, тем не менее сохраняют свою основную человечность и несут в себе способность меняться. Несмотря на длительный и заслуженный приговор, они могут оставить за собой право надеяться, что когда-нибудь они могут искупить совершенные ими ошибки. Они не должны быть полностью лишены такой надежды. Отрицать их опыт надежды означало бы отрицать основополагающий аспект их человечности, и это было бы унизительным.

В этой связи считаем необходимым напомнить, что Мехти Логунов не совершал насильственных преступлений против жизни и здоровья. Статья, по которой ему вынесен приговор считается в некоторой степени политизированной – государственная измена. Но закрытая форма проведения слушаний не дает возможности оценить степень соблюдения права на справедливый суд в отношении ученого.