в Заводском районном суде города Запорожья состоялось открытое судебное заседание в резонансном уголовном деле по обвинению: Анисимова Е.А., известного в г. Запорожье бизнесмена, в создании преступной организации, вымогательстве с угрозами применения насилия, в незаконном владении оружием и по ряду других статей УК, Гречковского А.А. в покушении на умышленное убийство из хулиганских побуждений, умышленном убийстве из хулиганских побуждений, вымогательстве, совершенном по предварительному сговору группой лиц, незаконном сбыте наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, Бондаренко Е.В. в вымогательстве, совершенном организованной группой.


Мониторинг дела Анисимова Е.А, Гречковского А.А., Бондаренко Е.В.  (заседание 29.05.2020 г.)

В связи с действием режима карантина на территории Украины, мониторинг соблюдения права на справедливый суд и других прав обвиняемых, предусмотренных Конвенцией о защите прав человека и основополагающих свобод, проводился наблюдателем МОПЧ по официальной онлайн-трансляции заседания, которая велась на сайте Судебной власти Украины.

Ход заседания. В судебное заседание наконец смог прибыть адвокат обвиняемого Е. Анисимова – Кривко Ю.М., хотя и назначенный судом из центра бесплатной правовой помощи Моргун А.Е. также присутствовал и формально продолжал выполнять функции адвоката обвиняемого Е. Анисимова.

Также, вместо прокурора Бычкова В.А., который ранее принимал участие в деле журналиста Павла Волкова (мониторингом которого ранее занимался МОПЧ) в заседании появился другой прокурор Запорожской областной прокуратуры – Корх Д.А., сразу объявивший, что он входит в группу прокуроров по делу и с этого момента именно он будет представлять сторону обвинения в этом деле.

Первым же процессуальным действием адвоката Кривко Ю.М. стала попытка заявить ходатайство об отводе прокурора, заблаговременно поданное суду обвиняемым Е.Анисимовым. Так как ходатайство касалось отвода именно прокурора Бычкова В.А., который отсутствовал на заседании, посовещавшись на месте, суд решил, что этот отвод будет рассмотрен, если и когда в заседание явится сам прокурор Бычков В.А.

После этого обвиняемый Е. Анисимов обвинил суд в «сливе» [дословно] информации о поданном им ходатайстве об отводе прокуратуре и покинул кабинет в СИЗО, из которого принимал участие в заседании в режиме сеанс видеосвязи, проявив неуважение к суду.

В связи с этим прокурор потребовал от суда применить к обвиняемому Е. Анисимову нормы статьи 330 УПК Украины, согласно которым, если обвиняемый нарушает порядок в зале судебного заседания или не подчиняется распоряжениям председательствующего, суд может удалить обвиняемого из зала суда временно или до окончания судебного процесса.

Адвокаты других обвиняемых отметили, что прокурор некорректно указал на положения статьи, поскольку в данном случае уголовный процесс предусматривает официальное предупреждение обвиняемому, а в случае повторного нарушения суд уже может удалить нарушителя порядка из зала суда.

Председательствующая судья Марченко Н.В. объявила технический перерыв, чтобы сотрудники СИЗО вернули Е. Анисимова в кабинет, откуда проводился сеанс видеосвязи. Е. Анисимов во время этого перерыва вернулся в этот кабинет и появился в кадре. Но даже секретарю судебного заседания пришлось поучаствовать в том, чтобы уговорить обвиняемого не покидать в дальнейшем кабинет, а все свои претензии и ходатайства заявлять непосредственно коллегии суда. После чего судья Марченко объявила Е. Анисимову официальное предупреждение, что в случае, если он ещё покинет кабинет, суд удалит его из заседания, согласно нормам статьи 330 УПК. На что обвиняемый заявил, что отказывается принимать участие в судебном заседании, а адвокат Кривко Ю.М. заявил об отводе коллегии судей.

По мнению адвоката, суд, объединив в одно производство дело Е. Анисимова и дело по обвинению А. Гречковского и Е. Бондаренко, причём, в том заседании, где он, защитник, не мог присутствовать из-за карантина, – нарушил право обвиняемого на защиту.

Отметим, что надлежащая реализация права на защиту в уголовном производстве требует применения практики Европейского суда по правам человека, в соответствии с правовой позицией которого, в частности, решения Европейского Суда по делу «Нечипорук и Йонкало против Украины», право каждого обвиняемого на эффективную защиту, предоставленную защитником…, является одним из основных признаков справедливого судебного рассмотрения». Также в решении Европейского Суда в деле «Кромбах против Франции» указано, что «хотя право каждого лица, обвиняемого в совершении уголовного правонарушения, на эффективную защиту адвокатом не является абсолютным, оно составляет одно из главных оснований справедливого судебного рассмотрения».

На ходатайство адвоката прокурор возразил, что ходатайство об отводе коллегии судей – это злоупотребление правами адвокатом и обвиняемым. Также прокурор заявил, что такими действиями, направленными, по его мнению, на затягивание процесса, нарушаются права потерпевших в этом деле.

Вернувшись из совещательной комнаты, суд огласил определение об отказе в отводе судебной коллегии, при этом сославшись на нормы статей 75, 76 УПК Украины, согласно которым адвокат Кривко Ю.М. не привёл оснований для отвода, которые указаны в статьях кодекса, а доводы его ходатайства содержат лишь основания для обжалования решений и приговора суда.

Суд продолжил заседание, при этом прокурор и адвокат обратились к суду с просьбой рассмотреть в первую очередь ходатайства о мерах пресечения для обвиняемых.

Прокурор Корх Д.А., зачитал ходатайство о продлении меры пресечения в виде содержания под стражей для Е.Анисимова, а также в отношении А.Гречковского и Е. Бондаренко – в виде круглосуточного домашнего ареста.

Суд выслушал мнения адвокатов, которые настаивали на том, что в рамках обвинений по этому же делу к их подзащитным А. Гречковский и Е. Бондаренко уже применялась мера пресечения в виде содержания под стражей и каждый из них несколько лет провели в следственном изоляторе (а с учётом «закона Савченко», срок нахождения в следственном изоляторе считается увеличенным вдвое), в настоящий же момент они трудоустроены, успешно социализированы, при этом не нарушали своих процессуальных обязанностей и требований суда. Уточнив мнения всех участников процесса, суд удалился в совещательную комнату.

После обсуждения, суд принял определение удовлетворить ходатайство прокурора о продлении содержания под стражей, без назначения залога, обвиняемому Е. Анисимову, на 60 дней, до 27 июля 2020 года; отказать в удовлетворении ходатайства об избрании меры пресечения в виде круглосуточного домашнего ареста обвиняемым А. Гречковскому и Е. Бондаренко.

На этом судебное заседание, которое продолжалось в общей сложности более пяти часов, завершилось.

Также остается неясной необходимость  участия в данном деле назначенного судом Е. Анисимову из центра бесплатной вторичной правовой помощи адвоката Моргуна А.Е. (при том, что в определении суда от 02 апреля 2020 года указано, что такой адвокат привлекается для осуществления одного процессуального действия – рассмотрения ходатайства прокурора о продлении меры пресечения Е. Анисимову). Соглавно украинскому законодательству, участие «государственного» адвоката вместе с адвокатом по договору не предусмотрено. Международное общество прав человека уже сталкивалось с подобным нарушением в деле В. Януковича, когда коллегия Оболонского районного в г. Киеве суда приняла решение об назначении бесплатного адвоката шестым в группу из пяти адвокатов по договору.

Практика Европейского суда по правам человека обращает внимание на то, что право выбирать себе защитника не является абсолютным. Избегание перерывов или перенесения судебных заседаний отвечает интересам правосудия, что оправдывает назначение бесплатного защитника вопреки желанию обвиняемого («Карпюк и другие против Украины»). В этой связи, нарушения п. 1 и пп. «с» п. 3 ст. 6 Конвенции в связи с назначением заявителю бесплатного защитника ЕСПЧ не усмотрел. В деле «Лагерблом против Швеции» Европейский суд обозначил, что право обвиняемого на защиту адвокатом «по собственному выбору» определённым образом ограничивается, если речь идёт о бесплатной правовой помощи. Назначая защитника, суды, хотя и должны учитывать желание обвиняемого, однако могут действовать вопреки такому желанию, если есть релевантные и достаточные основания считать, что этого требуют интересы правосудия». Подобное решение было принято и по делу «Дворски против Хорватии», где также было отмечено, что теоретически, если подозреваемый получает помощь квалифицированного защитника, связанного стандартами профессиональной этики, вместо другого защитника, которого он предпочел бы назначить, то этого самого по себе недостаточно, чтобы прийти к выводу, что всё судебное разбирательство в целом было несправедливым, с оговоркой об отсутствии доказательств явной некомпетентности или предвзятости».

Тем не менее, если таким образом можно было бы попробовать обосновать привлечение «государственного» адвоката на прошлое судебное заседание, где отсутствовал защитник по договору, несмотря на протесты обвиняемого, участие адвоката из центра вторичной правовой помощи не обуславливается ни практикой ЕСПЧ, ни национальным законодательством. Кроме того, данные действия суда могут быть восприняты как нарушение права на защиту и справедливый суд, гарантированных статьей 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Учитывая общественный резонанс и тяжесть инкриминируемых преступлений, эксперты МОПЧ продолжат мониторинг данного дела.