Доклад по принятию Житомирским областным советом моратория на запрет использования русскоязычного культурного продукта.

Photo: zhzh.info

25 октября 2018 года, Житомирский областной совет принял решение о введении моратория на публичное использование русскоязычного культурного продукта в любых его формах на территории Житомирской области, до момента окончания военных действий на востоке страны.

Хотя трактовка самого постановления была несколько иной: «До полного прекращения оккупации Российской федерацией территории Украины». Но саму терминологию, а конкретно: что именно будет считаться русскоязычным культурным продуктом, а также о какой именно территории идет речь уточнить не удосужились. Вся территория Украины не является оккупированной, на законодательном уровне оккупированным считается только Крым.

Но несмотря на эти немаловажные аспекты, тут же постановили создать рабочую группу, которая будет контролировать выполнение данного моратория. В группу должны были войти представители правоохранительных органов, районных гос. администраций и общественности области. На сегодня группы еще не сформированы, как и не сформирован список их полномочий и обязанностей.

Проект решения был подан местным главой националистической фракции «Свобода».

Данное решение противоречит Конституции Украины, законам Украины и международному праву.

Статья 10 Конституции Украины без исключений гарантирует «свободное развитие, использование и защиту русского как и других языков национальных меньшинств». Это право не обусловлено, не имеет исключений и не может быть ограничено. Соответственно, областной совет не имел полномочий принимать подобные решения.

Также, статья 43 Конституции Украины гарантирует каждому «право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений». Это же право гарантируется статьей 10 Европейской конвенции о защите прав человека.

В свою очередь, областной совет ссылался лишь на обращение Верховного Совета Украины от 27.01.2015 № 129-VIII, в котором шла речь о признании России страной агрессором. Ни о каких языковых запретах в данном постановлении об обращении к Международным организациям речь не шла.

Похожее, на новый мораторий, но более конкретное решение уже принималось Житомирским областным советом. Решение от 02.11.2017 № 861 имело 8 пунктов рекомендационного характера, в которых говорилось об использовании украинского языка в делопроизводстве, документообороте, рекламе, в сферах обслуживания, при составлении договоров, и т.д.. Контроль за исполнением тогда поручили постоянной комиссии Житомирского областного совета.

Общественность отреагировала на мораторий о запрете русского культурного продукта по-разному. В большей степени это связано с трактовкой, а точнее ее отсутствием. Часть населения возмущалась тем, что местные власти не могут запретить использование русского языка, а другие не понимали, что конкретно запретили. Книги, песни, надписи или речь в принципе.

Житомирский журналист трактовал это решение следующим образом:

«Принятие запрета на русский культурный продукт облсоветами Львова, Житомира и Тернополя – это пиар и ничего более. Как правило, решения принимались по инициативе депутатов от «Свободы». Оно и понятно – низкий партийный рейтинг нужно хоть как-то поднимать. А тесное сотрудничество свободовцев с провластными фракциями позволило протащить подобные решения, которые, по сути, не имеют абсолютно никаких правовых последствий. Ведь подобными решениями о запрете «рускульпродукта» облсоветы, фактически, превысили свои полномочия и возомнили себя Верховной радой и даже Конституционным судом Украины».

Чиновник областного совета прокомментировал, что: «Данный мораторий носит рекомендационный характер, так как областной совет не имеет полномочий для подобных ограничений, для этого есть Верховный совет.  Касательно моратория должны быть проинформированы официальными письмами с рекомендациями различные учреждения культуры, предприятия общественного питания, транспорта, туристические компании с объяснением по применению рекомендаций областного совета. Одобренное решение будет контролироваться рабочей группой и правоохранительными органами».

Сам мораторий, исходя из слов чиновника, создали для того, чтобы подобные рабочие группы, равно как и правоохранительные и исполнительные органы власти имели основание для предъявления претензий тем или иным организациям.

Также, своим мораторием, областной совет выражает протест на действия РФ против Украины.

И получается противоречие, так как с одной стороны областной совет лишь рекомендует, а с другой притесняет организации официальными письмами и контролем. Хотя на законодательном уровне ни административной, ни криминальной ответственности за нарушение подобных решений областного совета не предусмотрено.

Данный случай общественность рассматривала как пример прямой дискриминации по языковому признаку, что запрещено законом «Об основах предотвращения и противодействия дискриминации в Украине» и статьей 24 Конституции Украины.

На данный момент, в Украине и так существуют профильные законы об ограничении использования русского языка в телевидении и радиовещании, любое массовое мероприятие, в т.ч. концерты также проводятся исключительно на украинском языке.

Общественность не имеет ничего против того, что знать государственный язык обязан каждый житель страны. Но, в то же время, не понимает запрет использования любого другого языка, что противоречит Европейской практике и основам свободы слова.

Исходя из всего вышеизложенного, единственным объяснением введения моратория на русскоязычный культурный продукт, без четких определений и разграничений можно воспринимать не более чем пиар националистической партии перед своими же националистическими поклонниками, тем более в преддверье выборов.

Алексей Пехоцкий